Фанфики о Tokio Hotel

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фанфики о Tokio Hotel » Конкурсы » Самый талантливый !!!!!!!!!


Самый талантливый !!!!!!!!!

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Привет всем !
Простите, что так долго не могла родить этот конкурс, он и правда требовал много времени, но да, соглашусь, не на столько много.
Ладно, не буду тут вступительные речи писать на пол страницы, приступим к самому важному.

Правила участия!
1) В эту тему вы кидаете свой мини фан-фик. Но на самом деле мини. Не важно новый или старый. Киньте ваш самый лучший, тот которым гордитесь, или просто нравится вам больше всего.
2) Кинув фан-фик вы автоматически записываетесь на конкурс и по собственному желанию уйти не сможете. Разве что у вас будет уважительная причина, или вы покинете конкурс в результате голосования.
3) Следующие темы для конкурсов вы будете узнавать по ходу конкурса, но не бойтесь, в начале не будет ничего сложного (особо сложного).

Правила голосования!
Вся фишка этого конкурса будет заключаться в тайном голосовании. Я надеюсь, вы доверяете своим криативщикам, и проблем не будет. Поверьте мы относимся серьезно к своей должности, и не пропустим не одного голоса. Все что вам нужно, это прислать мне сообщение с ником участника за которого хотите отдать голос. Участники так же могут голосовать за своих соперников, если захотят.

Надеюсь желающие еще есть! Вопросы в лс если что то не понятно. Фан-фики в эту тему. У вас есть 5 дней! :) Удачи.

0

2

Название: Du bist da
Автор: E&E
Тип: twincest
Размер: Mini
Статус: finished
Рейтинг: PG
Жанр: Drama; Songfic; POV Tom
Пейринг: Tom/Bill
Дисклаймер: Каулитц принадлежат сами себе, песня Ich bin Da принадлежит братьям Каулитц, а фанфик - мне.
Саммари: После автокатастрофы Том стал инвалидом. О чём думает, что видит и чувствует парализованный полностью человек?
Посвящение: Lilija
От автора: Попробуйте.

"Du bist da"

Keiner weiss wie’s dir geht
Keiner da der dich versteht
Der Tag war dunkel und allein
Du schreibst Hilfe mit deinem Blut
Obwohl es immer wieder wehtut
Du machst die Augen auf
Und alles bleibt gleich

Каждое утро вижу перед собою белый потолок собственной комнаты, которая последние несколько бесконечных месяцев  больше  напоминает больничную палату. Я всегда просыпаюсь очень рано, наверное, в это время перестают действовать таблетки, которые ты силой впихиваешь в меня, чтобы хоть как-то помочь. Я бесцельно смотрю в потолок несколько минут, а потом приходишь ты. Я не вижу, откуда ты идёшь, потому что моё чёртово тело не слушается меня. Ты снова даёшь таблетки, а я с уже такой привычной обречённостью выпиваю их. Они не помогут, Билл. Прости меня, но это конец.  Ты говоришь со мной, гладишь по голове, держишь за руки, целуешь холодные пальцы. А ведь когда-то мои руки были горячими и сильными. Я грел твои узкие ладошки, таскал тебя на руках, играл тебе песни.
Любил тебя.
Ich will nicht sturn
Und ich will auch nicht zu lange bleiben
Ich bin nur hier um dir zu sagen

Я не хочу причинять тебе эту боль. Я же вижу. Я вижу твои заплаканные глаза. Я слышу твой осипший от истерик голос. Ты больше не поёшь, поэтому угасаешь день за днём, ведь пение было твоей жизнью. Прости меня. Прости, прости, прости. Я даже не могу выговорить это простое слово – прости. А ведь я хочу сказать тебе так много…
Ich bin da wenn du willst
Schau dich um dann siehst du mich
Ganz egal wo du bist
Wenn du nach mir greifst
Dann halt ich dich

Раньше ты был моим смыслом жизни. Ты был тем, ради кого я жил, ради кого я держался, ради кого я писал музыку. Ты был везде. Я видел тебя каждое утро, я жил тобой, я жил вместе с тобой. И это было настолько привычно, что я не понимал, как должен беречь нас с тобою.
Теперь ты один. И я виноват в этом. Ты ведь мой младший брат, я должен защищать тебя, я не могу оставить тебя одного!
А я оставил. Я бросил тебя на растерзание тысячам прохожих, чьи холодные лица всегда пугали меня своей отрешённостью. Я стал обузой тебе, камнем, тянущим на дно. Я вижу, как ты медленно умираешь где-то там, внутри. И больше всего на свете я боюсь, что однажды увижу мёртвую тряпичную куклу со стеклянными глазами вместо моего любимого брата.
Dein Leben sinnentleert
Deine Schatten tonnenschwer
Und alles was du jetzt brauchst
Hast du nicht
Du suchst den Regenbogen
Er liegt tot vor dir am Boden
Er hat solang es ging gestrahlt nur fur dich

Помню, однажды я обещал достать тебе радугу. А сейчас я беспомощен и жалок. Больше всего на свете я хочу, чтобы ты был счастлив, Билли. А я ведь так тебе мешаю.
Я – всего лишь груда недвижимых костей и мяса. Я не говорю, не хожу, я не могу ничего. Собственная беспомощность омерзительна до тошноты. Я хочу, чтобы всё было как прежде: ты – счастливый, улыбаешься, поёшь, пишешь свои тексты, болтаешь по телефону. А я… А меня может и не быть. Я не дам тебе жить, потому что у меня нет шансов. Ни единого шанса…
А я ведь так люблю тебя.
Наверное, так же сильно, как ты меня. Ты ведь именно поэтому всё время рядом, верно?
Ich will nicht sturn
Und ich will auch nicht zu lange bleiben
Ich bin nur hier um dir zu sagen
Du bist nicht alleine
Ich bin an deiner Seite

Сегодня как-то особенно светло в моей комнате. Наверное, ты сорвал со всех окон шторы, чтобы солнечный свет проник сюда.
Какой сегодня день недели? Число? Месяц?
Я даже этого не могу вспомнить. Часто два или три дня сливаются для меня в один, нескончаемый, пустой.
Мне так не хватает движения. Я хочу, хочу встать на ноги, хочу прыгать как мальчишка, хочу танцевать, танцевать с тобой, хочу снова стоять с тобою на сцене, хочу играть на моей любимой гитаре, играть только для тебя…
Хочу быть с тобой, хочу быть твоим старшим братом, а не беспомощным инвалидом.
Хочу как раньше любить тебя.
Ich bin da wenn du willst
Schau dich um dann siehst du mich
Ganz egal wo du bist
Wenn du nach mir greifst
Dann halt ich dich

-Том, - твой голос меня медленно убивает. Раньше, звонкий и живой, наполненный жизнью, он вызывал улыбку, а сейчас - только боль.  – С днём рождения, - твои прохладные, влажные губы касаются моей щеки. Я закрываю глаза, потому что слишком больно видеть твоё лицо, теперь всегда носящее отпечаток безутешного горя. – Я люблю тебя. И никогда не брошу, слышишь?
Моргаю два раза. Мы так договорились: два раза – значит да, один раз – нет.
-Ты поправишься. Ты обязательно поправишься. Я верю в это. Я верю, - ты уговариваешь себя даже больше, чем меня. Тебе ведь так трудно с этим смириться, так трудно принять это, так трудно понять, что меня не вернуть. Никогда.
И так хочется обнять тебя, прижать к себе, зарыться пальцами в волосы, погладить по худой спине с выпирающими позвонками, приласкать, улыбнуться, целовать твоё лицо и бесконечно долго говорить тебе, что всё будет хорошо.
А я лежу на постели каким-то бесформенным кулем, который не чувствует своих собственных рук.
Wenn du die Welt nicht mehr verstehst
Und jeder Tag im Nichts vergeht
Wenn sich der Sturm nicht mehr legt
Und du die Nacht nicht mehr ertragst
Ich bin da wenn du willst
Ganz egal wo du bist

Когда ты снова даёшь мне таблетки, хочется заорать на тебя. Хочется схватить тебя за твои тонкие запястья и встряхнуть хорошенько, чтобы разноцветные шарики  покатились по полу. Хочется отнять у тебя эту надежду, отнять пока не поздно, отнять, отобрать, растоптать и вышвырнуть, пока она не разлетелась на миллион острых осколков, которые вопьются в твоё сердце и убьют тебя.
Когда ты рассказываешь мне о том, что происходит вокруг, хочется заткнуть уши, чтобы не слышать ничего, ведь всё это напоминает о том, что я полное ничтожество.
Когда ты уходишь куда-то, а возможно, просто отходишь от кровати и молча стоишь у окна, я вспоминаю тот самый вечер, когда мы поссорились. Однажды, всего лишь однажды мы рассорились так, что, казалось, больше никогда не будем разговаривать. И Бог наказал нас на всю оставшуюся жизнь…
Когда я садился за руль, меня колотило от твоих слов, в ушах звенело от твоего крика, а сердце колотилось, как безумное. Ты выбежал из дома, побежал вслед за машиной, а потом…
А потом я очнулся в каком-то помещении и с ужасом понял, что ничего не чувствую.  Я подумал, что умер, но вдруг услышал голоса…
И тогда я понял, что лучше бы я умер там, в той искорёженной машине, чем заставил тебя медленно умирать от безысходности.
An deiner Seite nur eine Weile
Ich bin da
Ich bin da wenn du willst
Ich bin da ganz egal wo du bist
Ich bin da schau in dich rein dann siehst du mich
Ich bin da
Wenn du nach mir greifst dann halt ich dich
Ich bin da wenn du willst ganz egal wo du bist

Знаешь, я постоянно вижу сны. Каждую ночь я вижу какую-то комнату № 483. Ты улыбаешься, а я стою перед тобой на коленях… А потом – концерты… Миллионы людей… Они слушают твои песни… И я понимаю, что живу, пока звучат твои песни…
Я просыпаюсь, и слышу тишину. От её грохота начинает раскалываться голова, закладывает уши, гудит в висках… И я пытаюсь закричать, заорать, чтобы убить её, чтобы она не тревожила больше нас с тобою…
А ты приходишь и молчишь. А я всё жду твоих песен.
Наверное, ты споёшь мне в наш день рождения? Прошу тебя. Спой мне. Верни меня к жизни.
-Я знаю, что это глупо, но, - твой голос наконец-то разрывает эту пелену молчания. – Ты ведь хочешь чего-то… Я сделаю всё, только дай мне знак. Я пойму, - ты с надеждой заглядываешь мне в лицо, а у меня на глаза наворачиваются слёзы, потому что я снова вижу твою улыбку.
Попытки заговорить выливаются в бессмысленные хрипы и одинокие гласные. Закрываю глаза, беспомощно пытаясь отдышаться.
-Тише, тише, - ты гладишь меня по голове, твои прохладные ладони внушают надежду. – Всё будет хорошо. Я знаю. Я верю.
Открыв глаза, снова смотрю на тебя.
Ты улыбаешься. Господи, как я люблю твою улыбку. Улыбайся. Прошу тебя, улыбайся. Я готов отдать последние крохи своей жалкой жизни за твоё улыбающееся лицо. Улыбайся. Просто улыбайся. Ты даёшь мне надежду.
Ты смотришь на меня, снова целуешь в лоб, и вдруг, чуть отстранившись, пропеваешь:
-An deiner Seite nur eine Weile
Du bist nicht alleine

.
И я верю. Верю, что ты рядом. Я так люблю тебя. Я хочу, чтобы ты жил.
Ты улыбаешься шире, и я понимаю, что наконец-то смог улыбнуться в ответ.
Du bist nicht alleine…

_____________________________________________________________________________________
THE END

0

3

Автор: Lunar Witch
Название: Письмо президенту
Фандом: Tokio Hotel
Бета: сама
Категория: Гет
Жанр:  humor
Рейтинг: G
Статус: Закончен
Герои: Том
Размер: Mini
Дисклеймер: прошу прощения у TOKIO HOTEL  за использование их имен и образов.

Письмо президенту.

Господин Президент
Я прошу так немного силы
Власти своей
Мне вернуть недотрогу

Господин Президент
Подпишите указ
Пусть получит медаль
Кто любовь не продаст
Верните её сейчас...

Чай вдвоем. «Господин президент».

Господин президент, пишу Вам письмо от безысходности. Помните, Вы говорила на одном из благотворительных вечеров, о том, что мы всегда может обратиться к Вам с любой просьбой. Не помните?! Вы пролили свое шампанское на платье канцлера Германии, но стоявший рядом мой брат, не дал ей Вас схватить за нос, уведя ее в женский туалет (благо двери этого санузла всегда для него открыты). Помог замыть платье, припудривая ее мозг своими познаниями во внешней политике. В политике, и не только внешней, Билл ничего не понимает, но говорил без остановки и мило улыбался, она растерялась и забыла надрать Вам зад. А потом Вы хвастались, что видели инопланетян,  но никому об этом не скажите, я тоже видел и даже с одним из них живу. Я сказал об этом Вам и Вы мне посочувствовали, предложив переехать в США. Собственно мы с братом уже здесь. Потом Вы  сняли туфлю и стучали ею по столу, припоминая какого-то Хрущева и угрожая не понятной кузькиной матерью - я Вас увел.  Уже    в машине Вы плакались мне в футболку, жалуясь на то, как плохо быть первым чернокожим президентом, почему-то называли меня братом по расе, поглаживая мои косички, и обещали помощь в день ИКС.
Господин президент, я в горе. Моя любимая Стелла  ушла от меня утром,  бросив в меня сонного и беззащитного мой же носок. Я такого не заслужил. Я ее холил и лелеял,  ублажал в постели и даже однажды не прервал секс  из-за звонка Билла, так и занимался этим делом, с трубкой у уха. Билл мне рассказывал о новых тенденциях моды этого лета, а я продолжал ублажать ее. Разве это не свидетельствует о моих глубоких чувствах к ней?!  Выделил ей  полку в моей гардеробной, это было очень трудно, пришлось часть кепок сложить в коробку и убрать под кровать, я плакал, когда это делал. Брал ее вместе с нами  на аттракционы, катал  на русских горках и с силой усаживал на чертово колесо, она, глупышка, твердила, что боится высоты. Кормил  шоколадом и на следующий день ходил к Биллу за тональным кремом, чтобы замазать ее аллергию на него. Я подарил ей чудного мадагаскарского таракана украшенного стразами своровски, а она благодарила, забравшись с ногами на кровать и от радости визжа. С аппетитом ел приготовленную ею пасту и громко рыгал, выражая этим свое восхищение домашней  стряпней.
Господин президент, сегодня она ушла от меня. Я полз за ней до входной двери, хотя пришел домой накануне пьяный вдрызг. Хотел спать и блевать от выпитого спиртного, но полз и умолял не бросать меня без таблетки антипохмелина и стакана воды. Жестокая девушка!!! Она не вняла моим мольбам и, громко хлопнув  дверью, ушла. Но я ее люблю, хоть она эгоистична и жестока.  Господин президент, подпишите указ и верните ее мне.  Без нее у меня в квартире слишком много грязных носков и все они  без пары, без нее сексом не интересно заниматься - я не боюсь быть застуканным,  и девушки не торопятся уходить из моей квартиры, зная, что теперь я один. Господин президент, верните мне ее!!!
С уважением, Том Каулитц.

Конец.

Отредактировано Lunar Witch (14.04.2012 16:44:39)

0

4

Название: Зелёные глаза;
Автор: Der Weiße Phönix;
Бета: piratka;
Категория: Het;
Жанр: Drama, Angst, Pov;
Рейтинг: PG-13;
Размер: Mini;
Герои: Георг, Присцилла;
Пейринг: Георг/Присцилла;
Статус: Закончен;
Краткое содержание:  Никогда не знаешь, кем может оказаться человек, с которым проводишь ночи на крыше. И ты не можешь предугадать, кем он станет для тебя.
Дисклеймер: Я не извлекаю из данного произведения никакой прибыли. Все права на Георга принадлежат только ему одному. И я прошу у него прощение за использование имени и стиля.
Предупреждения: Нет.
От автора: Не знаю почему. Просто захотела написать что-то тяжёлое. В моей жизни сейчас много проблем, так пусть они останутся на бумаге.



Зелёные глаза


Каждую ночь я видела его на крыше. С первого дня, как поднялась сюда, он стоял, облокотившись на стену, а иногда даже на краю парапета. Ему было не страшно. Сначала этот парень бросал в мою сторону тяжёлый взгляд зелёных глаз, но потом перестал, запомнив меня. Не знаю, почему я решила сюда приходить. Похоже, это превратилось в привычку.
Он никогда не говорил со мной. Мы молча стояли рядом и смотрели на огни города, который расстилался внизу. Мне нравилось наблюдать за тем, как ветер трепал его длинные волосы, а он хмурился, пытаясь заправить пряди за уши, что не всегда получалось.
Я стала рассказывать ему всё. Он позволял это делать, выслушивал меня. А я…сначала ждала совета, но потом перестала. Я привыкла к нему, привыкла молчать и любоваться городом с высоты птичьего полёта. Он научил меня ценить тишину, ценить красоту каменных зданий, ценить его…
Это, наверное, глупо – влюбиться в человека, которого не знаешь, но…моё сердце так не считает. Я люблю этого парня с длинными волосами и тяжёлым взглядом зелёных глаз. Его глаза… Я пыталась найти похожие, но не смогла. Кругом были слишком яркие, слишком весёлые глаза совершенно других оттенков. Одним лишь взглядом он порой мог передать, что у него на душе: боль, отчаяние. Иногда я видела тихую радость. Веселье же – никогда.
Он совсем не улыбался, не касался меня. Но я всегда удивлялась тому, что засыпала на крыше, а просыпалась уже у себя в комнате. Я жила одна, и только он мог отнести меня в комнату. Мне было интересно, как ему удалось узнать, где я живу. Однако отвечать на этот вопрос парень не захотел.
Сегодня я снова поднялась на крышу. Он был уже там. Шагнув на воздух, я поёжилась от холода, вспомнив о теплой кофте, которую постоянно забывала дома, отчего и мёрзла. Я обхватила себя руками, пытаясь хоть немного согреться, но это не особо-то выходило. Парень сидел на парапете, свесив ноги вниз, что казалось мне довольно смелым. Как только я присела рядом, он окинул меня взглядом. Этого давно не было. Моя мягкая улыбка будто спрашивала разрешения остаться. Он долго не отводил глаз, а потом снял с себя куртку и накинул на меня. Его тёплые пальцы случайно коснулись моего плеча, это было непередаваемое ощущение.
– А как же ты?
Он лишь покачал головой, глядя на меня зелёными глазами, и отвернулся.
Я так устала за последнее время, столько проблем на работе. Он знал о них, но сегодня я не стала рассказывать об этом. Сегодня что-то изменилось. И дело даже не в том, что он поделился теплом. Дело было в нас. В этих взглядах теперь скользило что-то новое, пока непонятное, но такое нужное.
Мы просидели ещё около часа, не нарушая тишины, снова любуясь городом сверху. Наблюдали за множеством машин, которые куда-то спешили, за людьми, которым что-то было нужно. Неожиданно я почувствовала на себе его взгляд, полный сожаления и боли. Мой молчаливый друг долго смотрел так, будто что-то решая в своей душе. Резко вскочив на ноги и заставив этим самым подняться и меня, он встал напротив. Его глаза вновь принялись рассматривать меня. Наверное, я выглядела жалко: такая бледная, сидящая на крыше в майке и большой мужской кожаной куртке, с волосами, собранными в неаккуратный пучок и потекшим макияжем. Он вдруг наклонился и едва ощутимо провёл тыльной стороной ладони по моей щеке. Глаза сами по себе закрылись, а сердце замерло. Было так приятно. Затем я почувствовала его губы. От такой нежности хотелось заплакать. Но в этом поцелуе была какая-то горечь. Я услышала шёпот. Его шёпот. Он впервые что-то сказал мне.
– Прости меня за то, что я совершил и ещё совершу. Это будет лучшим твоим подарком.
Его голос, хрипловатый, будто после долгого молчания, завораживал.
– Прости меня, Присцилла, прости…
Он направился к лестнице, что вела с крыши.
– Подожди… – крикнула я ему вслед. – А как же твоя куртка? И я до сих пор не знаю, как тебя зовут…
Мой голос почти угас, но Георг услышал.
– Оставь себе. На память. Мы всё равно больше не увидимся. А зовут меня Георг. Узнай это лучше от меня. Прощай.
И он ушёл. Навсегда ли? Моё сердце говорило, что нет, а я не знала, верить ли ему.
Я грустно улыбнулась. Георг. Такое обычное имя, но сколько для меня значил его обладатель. Столько ещё не значил ни один человек. Я просидела на крыше до самого утра, кутаясь в его куртку, от которой тянуло одеколоном, запах которого я пыталась сохранить в памяти. Вспомнив о работе, я спустилась к себе в квартиру, помылась, оделась и побежала на зов долга. Но мысли о Георге мешали сосредоточиться на выполнении обязанностей. Я не могла понять, почему он прощался со мной, почему говорил, что мы не увидимся, и почему сожалел о чём-то. Ответов я не находила.
На сегодня было запланировано собрание в кабинете директора, на которое вызывался весь персонал. Я зашла с остальными и стала слушать разбор полётов, что устроил нам босс. Внезапно послышались крики в коридоре, после чего в кабинет вошёл мужчина с капюшоном на голове, скрывающим лицо. Он поднял руку, наставив пистолет на шефа. И где только была охрана в такой момент? Убийца одним выстрелом попал прямо в сердце. На лице босса лишь мелькнула усмешка, словно так было нужно. Поворачиваясь к выходу, мужчина провел взглядом по замершим от страха людям. В этот момент я увидела его губы и горькую улыбку, застывшую на них, а потом его взгляд. Я знала этот взгляд. Так смотрел только он. Я не могла перепутать. И я видела, как его губы шепнули: «Прости!» И в следующий момент в кабинет влетели охранники. Они схватили Георга, который даже не пытался сопротивляться. А мне так хотелось крикнуть ему, чтобы он сбежал, но я не могла – онемела от страха.
Вернувшись, домой, я упала на диван и включила телевизор. Я ничего не могла делать из-за переполнявшей душу пустоты. А потом из глаз потекли слёзы от осознания того, что Георг попал в беду. И дело даже не в том, что я должна была огорчаться из-за смерти босса. Нет, я плакала из-за Георга. Я два дня пролежала дома, не ела, не спала. Я так хотела, чтобы он не убивал. Никого. Но ведущий новостей сообщил, что его жертвами стали не один и не два человека, он убил десятки, может, даже сотни людей... Георг был наёмным убийцей. Он сознался во всех преступлениях, он раскаялся. А сдался полиции потому, что больше не мог терпеть это состояние невесомости. Его глаза были полны боли и сожаления.
Ему дали пожизненное. Георг даже не боролся за то, чтобы остаться на свободе. Сказал, что это – малая цена. Таких людей я ещё не встречала.

Сегодня я была в тюрьме. И не важно, что он меня не ждал. Я хотела увидеть Георга, его зелёные глаза. Это было самое главное. Мне сделали пропуск. Подойдя к камере, я остановилась. От страха сердце в груди замерло, но я должна была его увидеть. Он поднял голову на звук шагов и открыл рот от удивления.
– Не ожидал? Знаю, что не ожидал, но я пришла. Знаешь, я буду приходить сюда, даже если ты против. И я простила тебя. Ничего не говори. Так будет проще нам обоим.
А потом мы сидели по разные стороны решётки, спина к спине. Я чувствовала его тепло. Его рука сжимала мою. Он не видел, как по моим щекам текли слёзы. Я не покажу их ему. Он не узнает, что я плакала из-за него. Никогда.
Я прихожу к нему всегда. Прихожу и просто смотрю на него. Он позволяет любоваться его зелёными глазами, его тяжёлым взглядом. Он позволяет быть рядом. Только мне, больше никому. Уже десять лет мы сидим по разные стороны решётки и держимся за руки. Наверное, это любовь. А, может, просто привычка. Но эта привычка не даёт мне покоя, потому что в обычной жизни нет его. Нет парня с тяжёлым взглядом зелёных глаз. А ещё я знаю, что буду приходить к нему. Всегда…


The End

+2

5

Автор: ALBINA
Бета: Androgin
Название: "Посвящаю…"
Рейтинг: G
Действующие лица: Он и она.
Жанр:  Deathfic, Смарм, Ангст.
Размер: Мини.
Статус: Закончен.
Предупреждение: Размещать только с разрешения авторов.
О фанфике:  Кто ты? Зачем жить? Когда умрешь? Все это просто. Жить в мире. Жизнь делает больно тебе, ты делаешь больно им.  Все вернется.  Жить как они…
Посвящение:   Любимому П.
***
Однажды, когда мы не были еще знакомы, я встречал тебя. Я часто видел тебя -
ведь мы росли в одном дворе. Ты просто никогда не обращала на меня внимание.
Я был хулиганом, и это тебя отталкивало от меня.
***
... День нашего знакомства я буду помнить всегда.
Мы пришли в первый класс и нас посадили вместе, за одну парту.
Ты долго не соглашалась, но учительница настояла и ты поддалась.
Так прошел год, два и мы стали лучшими друзьями. Я научил играть тебя в футбол,
а ты пела мне свои песни. Мы гуляли по парку и просто разговаривали. Ты всегда
что-то мне рассказывала а тебя не слушал, я смотрел и наслаждался твоей красотой.
Ведь я люблю тебя…
***
... Тот день я не забуду никогда.
Мы пошли с тобой на концерт. Нам было по 12 лет. Я помню эту дату. Ведь это был день
твоего рождения. Артисты пели и ты смотрела на них, ты ими восхищалась. А я смотрел
на тебя и восхищался тобою. Подарок мой был маленький. Ты его сама попросила у меня,
этот мишка до сих пор живет в твоей комнате. Я хотел тогда тебе признаться, но ты
рассказала мне тайну. Ты доверила ее мне. А я промолчал.
Ведь я люблю тебя…
***
... Ты тогда призналась мне, что впервые поцеловалась. С тем парнем, который тебе
безумно нравился. И теперь вы встречаетесь. Я помню этот день.
Ведь я люблю тебя…
***
... Юбилей - нашей дружбе 10 лет. Мы встретили его вместе. Я пригласил тебя
на дружеское свидание, а так хотелось совсем другого. Воспоминания нахлынули волной,
и снова, как маленькие дети, начали играть. Твой смех был заразителен, я смеялся 
вместе с тобой. А так хотелось плакать... От того, что ты не моя.
Ведь я люблю тебя…
***
... Наш первый вечер, выпускной. Ты обещала, что мы пойдем вместе. Мы пошли,
просто, как друзья. Танцевали и кружились в центре. Ты радовалась всему, что
происходит вокруг. Я хотел тебе признаться, но ты рассказала мне тайну. Ты ее
доверила мне. Я промолчал.
Ведь я люблю тебя…
***
... Ты выходишь замуж, но не за меня. У тебя отличный муж, которого ты любишь.
Я просто друг на свадьбе, просто друг. Я обнял тебя, а из твоих глаз потекли слезы,
слезы счастья. Я не мог этого видеть... Я просто ушел.
Ведь я люблю тебя…
***
... Я встречаю тебя из роддома. Твой муж в командировке. У тебя красивые дети,
которые похожи на тебя. Я - их крестный отец. Рад, что хоть как-то связан с тобой.
Ведь я люблю тебя…
***
... Ты живешь, и я живу. Две разные судьбы, два разных человека. Но я люблю тебя.
***
   И теперь я стою и читаю твой дневник:
"... Слов не хватает, чтобы описать свои чувства… Но надо.
Наверно, это что-то необычное, то, чего раньше не чувствовала.
Хочется кричать, но нельзя. Ты  молчишь.
Я молчу. А надо ли?
Хочу сказать всем, но нельзя.
Ты молчишь.
Я молчу. А надо ли?
Ради чего я молчу?
Я не знаю. Зачем всё это?
Не хочу скрывать свои чувства.
Глаза могут обманывать, но не сердце.
Ты слышишь все, что говорят. Это правда.
Они все кричат, мне это надоело. Я  молчу.
Почему?
Ты говорил - друзья, и я верила тебе...
Но почему?
Наверно, потому, что я тебя ЛЮБЛЮ...".

***
... Я не забуду тот день, когда не сказал тебе, что люблю тебя,
и проклинаю себя за то, что сейчас я живу… Живу без тебя…

+1

6

Название: Sexual dream of Tom Kaulitz
Автор: Stupid Yuki
Бета: нет.
Рейтинг: NC-17
Пейринг:  Tom & Bill
Фандом: Tokio Hotel
Жанр: Slash, PWP, Humor, ER
Размещение: с разрешения.
Размер: мини
Статус: закончен.
Предупреждение: подробное описание секса, твинцест.
Краткое описание: В одном интервью Том сказал, что ему нравятся блондинки. Но никто и не догадывался о двусмысленности сказанного. На самом деле, блондином он всегда хотел видеть лишь собственного брата. Ну, и не только видеть…
**

— То-о-ом! – пронзительный крик, переходящий в визг, напоминающий пожарную сирену, раздался в полупустом номере отеля. Любая оперная певица позавидовала бы такому звонкому голосу.
Старший Каулитц, не обращая никакого внимания на завывания младшего, прибавил звук телевизора и удобнее развалился на диване.
— Я убью тебя, Каулитц! – младший буквально влетел в комнату, весь красный как рак. Грудь тяжело вздымается, а глазки горят недобрым огоньком.
— Что с тобой, братец? – издевательски поинтересовался Том, еле-еле сдерживая смех.
— ЧТО? И ТЫ ЕЩЕ СПРАШИВАЕШЬ?! – вновь начал орать младший, – Что ты подмешал мне в краску? Я знаю, это все твоих рук дело!
Билл рывком сдернул с головы повязанное полотенце, демонстрируя брату блондинистые волосы.
Тут уже старший не смог сдержаться и громко заржал, чуть не свалившись с дивана.
— Чего ты ржешь, мудак?! Ты же мне волосы испортил!
— Тише, детка, не кричи. Тебе о-очень идет новый цвет волос, — игриво сказал Том, притягивая Билла к себе. – Поиметь блондинку всегда было моей самой сокровенной сексуальной фантазией.
— Ах ты, сволочь! – вскипел бывший брюнет, вырываясь из объятий Тома.
— Ты такой милый, когда злишься, — продолжал ворковать старший близнец, не обращая внимания на разгневанного брата.
— Идиот! Чтоб ты импотентом стал в 25 лет! – зло пожелал близнецу Билл, подходя к зеркалу, и обреченно разглядывая новый цвет волос.
— Считай, что я тебе отомстил, — игнорируя пожелание, спокойно сказал Том.
— Черт тебя подери, Том! Я всего лишь немного укоротил тебе брейды, а ты испортил мне волосы! – взвизгнул Билл, повернувшись лицом к брату.
— Прекрати строить из себя истеричку. Посмотри, как тебе идет быть блондином, — усмехнулся Том, с вызовом смотря на Билла.
— А знаешь что, пожалуй я отомщу тебе также, как и ты мне, когда я обрезал тебе брейды, — хитро сощурился Билл, медленными шажками приближаясь к брату.
Игривая улыбка тут же пропала с лица Тома, и он нервно облизал пересохшие губы.
— Эй, Билли, попридержи коней! Я же просто пошутил, — начал наигранно возражать Том, но младший близнец уже настиг его и поставил колено между его ног.
— Не волнует, — прошептал Билл, впиваясь губами в шею брата. – Я не такой садист как ты, сильно мучить не буду, — пообещал он, забираясь руками под широкую футболку брата.
— Билл… о боже, — старший хотел возразить, но вместо этого громко охнул, когда его близнец сжал между пальцами его правый сосок.
Продолжая пощипывать соски близнеца, Билл наклонился и впился поцелуем в губы Тома. Он закусил его верхнюю губу, а Том засосал нижнюю. Проведя языком по губам, Билл просился внутрь, и Том тут же открыл рот, впуская умелый язык брата.
Их языки встретились, яростно лаская друг друга. Холодная сережка изредка ударяла по зубам, отчего по телу проходили волны возбуждения. Каждый из близнецов старался перехватить инициативу, но после того, как рука Билла сжала полувозбужденный член Тома через штаны, старший сдался, сдавленно простонав что-то нечленораздельное.
Продолжая целовать близнеца, покусывая и засасывая его губы, Билл дотянулся одной рукой до ширинки на его штанах и дернул замочек вниз.
Том запустил одну руку в до сих пор немного влажные после душа волосы брата, а второй пробрался под майку, лаская спину. Разорвав поцелуй, он стал целовать Билла в шею и ключицы, унося того на вершину блаженства. Затем перешел к уху, захватывая мочку в плен своих губ. Билл застонал.
Ухо – самая чувствительная часть на его теле, чем Том всегда пользовался. Он долго обсасывал мочку брата и, выпустив ее изо рта, провел языком по нежной коже за ушком, отчего Билл дернулся и учащенно задышал.
Билл схватился за края футболки Тома и рывком дернул вверх, снимая ненужную вещицу. Его взору открылся самый сексуальный торс, какой только может быть, как он считал. Спустившись чуть пониже, он стал обцеловывать каждый кубик пресса, лаская языком.
Том откинул голову назад, чуть подавшись бедрами вперед. Ласки близнеца сводили его с ума. Только Билл знал, чего он хочет. И только он, его собственный брат, умел доставить ему неземное удовольствие.
Обласкав каждый кубик на животе брата, Билл начал стягивать с него штаны. Том, чуть приподнявшись, помог ему это сделать. И довольный Билл, стащив широченные штаны Тома, откинул их подальше.
Он обхватил зубами сосок старшего, чуть сжимая, а потом зализывая. От сосков повел языком мокрую дорожку до пупка, проникая в эту небольшую ямочку языком. Билл долго вылизывал пупок Тома. Он то обводил его контуры, то проникал в ямку.
— Би-илл, чертенок, что же ты творишь? — простонал Том, чувствуя приятную тяжесть в паху. Член упирался в ткань трусов, требуя к себе внимания.
— Заткнись, — прошептал Билл, обдавая кожу на животе брата горячим дыханием.
Билл провел языком рядом с резинкой боксеров и медленно стянул последнюю вещицу с Тома, отправив ее вслед за штанами.
Том уже изнемогал от желания, а его член стоял колом. Но Билл не спешил. Он поднял хитрый взгляд на своего близнеца, встретившись с его затуманенным возбуждением взглядом.
Он скользнул ладонью по напряженному животу Тома и нажал большим пальцем на головку члена, так кстати попавшегося под руку.
— Проси прощения, — нагло заявил Билл, круговым движением гладя чувствительную головку.
— Билл, пожалуйста, — простонал старший.
— Пожалуйста, что? – продолжал издеваться Билл.
— Прости меня, мать твою! — выдохнул Том, задыхаясь от возбуждения.
Сейчас для него не существовало ничего, кроме руки Билла, ласкающей его член.
Билл наклонился и коснулся кончиком языка головки члена брата и повел мокрую дорожку вниз, до яичек, и снова вверх.
Том взвыл и запустив руки в блондинистые волосы, попытался натянуть его на свой член, но Билл не позволил ему этого.
— Имей же, терпение! Я тебя еще не простил, – промурлыкал Билл, заглотив головку наполовину и тут же выпуская ее.
Он уже давно забыл о том, что хотел проучить своего близнеца. Сейчас ему хотелось сделать Тому как можно приятнее. Ласкать, не переставая, срывая такие искренние стоны с губ брата.
— Ааах, — простонал старший, чувствуя, что сейчас взорвется от перевозбуждения. – Билл, милый, солнышко мое, хороший мой! Прости меня, прости, прости, — шептал он, словно мантру, изнемогая от желания.
— Нуу, я подумаю, — пролепетал Билл. Он и сам уже еле сдерживался, а ширинка просто разрывалась от возбуждения. Ему было тесно, но Билл, несмотря на это, продолжал ласкать Тома.
— Возьми же его в рот! Я сейчас взорвусь! – не выдержав, прикрикнул Том.
Билл, довольный такой реакцией, взял, наконец, пульсирующий член брата в рот, погружая его почти полностью в глубину. Мягкие губы охватывали член, то всасывая, то исчезая. Старший близнец выгибался в ответ на такую сладкую пытку и негромко матерился.
Движения младшего головой и языком становились более быстрыми и настойчивыми. Том, уже не сдерживаясь, стонал в голос, утопая в наслаждении, которое дарил ему брат. Ему не приходилось даже управлять движениями головы Билла. Он сам знал, как именно нравится Тому.
Билл жадно посасывал член, плотно обхватывая его влажными губами. Когда он прижимался к паху, сильно сжимал губы, и член старшего входил в его рот очень туго.
Том дергался и стонал, ему казалось, что вот-вот он не выдержит и не медля кончит.
— Билл, я… я… сейчас… уже, — несвязно затараторил он, захлебываясь словами.
Том хрипло стонал, его тело содрогалось, а глаза блестели лихорадочным огнем. Билл до боли сжал ягодицы брата. Губы еще сильнее зажали член, и, когда старший близнец стал извергать свое семя в рот младшему, тот насаживался на его член так глубоко, насколько мог.
Том с громким стоном разряжался в рот брата, который энергично сосал и заглатывал все, стараясь не упустить ни капли. Том кончал бурно, а Билл продолжал высасывать из него «соки», пока старший не перестал дергаться. Он видел, как хорошо сейчас было Тому, но это его не удовлетворило. Его член все еще болезненно упирался в ширинку.
Самодовольно улыбнувшись, Билл рывком скинул с себя джинсы, майку и боксеры. Терпеть возбуждение было уже невыносимо. Организм требовал разрядки.
Не дав своему брату-любовнику отойти от недавнего оргазма, Билл перевернул его спиной к себе, любуясь подтянутым задом.
Осторожно и медленно он ввел кончик указательного пальца в тугое кольцо и тут же, не церемонясь, протолкнул второй палец. Том промычал что-то нечленораздельное, но по хриплому дыханию Билл понял, что его устраивает подобный расклад. Он добавил третий палец и стал энергично потрахивать брата тонкими пальцами. Билл то погружал пальцы до самого основания в жаркую тесноту, то полностью вынимал их.
Том мгновенно возбудился, и его член снова «ожил». Он стал сам насаживаться на пальцы Билла, намереваясь задеть внутри себя простату, что ему не очень удавалось.
— Билл, твою мать, хватит церемониться! Ты же знаешь, моя задница и без растяжки примет тебя с распростертыми объятиями, — хрипло прошептал Том, изнемогая от вновь охватившего желания.
Не ответив, Билл, помогая себе рукой, вошел в брата сразу и полностью, заставив протяжно застонать.
Билл начал совершать мелкие толчки, меняя угол входа. Найти нужный угол ему удалось почти сразу. Том, нагло получающий удовольствие, распахнул глаза и протяжно ахнул.
Довольный своими действиями, Билл начал двигать бедрами быстрее, резко входя в горячее тело по основание. С каждым движением он попадал по простате, отчего Том, не сдерживаясь, громко и бесстыдно стонал.
— Еще, Билл! Еще, пожалуйста! – просил он, подмахивая пятой точкой в такт движениям близнеца.
Том принимал член Билла в себя так естественно, словно для того и был рожден.
Билл схватился за бедра брата и увеличил темп, яростно трахая Тома. Тот же был не против, наоборот, встречал каждый рывок Билла очередным пронзительным стоном.
Биллу окончательно сорвало крышу. Зрение словно пропало, уступив право обладать миром звукам и ощущениям. С звериным рычанием Билл стал вколачиваться в отзывчивое тело, буквально кожей впитывая громкие рваные стоны, вырывающиеся из горла брата.
Тело Тома принимало яростные толчки Билла с жадностью, требуя большего.
Почувствовав, что вот-вот кончит, Билл нащупал твердый член брата и сжал его. Ему даже не потребовалось лишних движений, от одного лишь прикосновения член Тома выплеснул струйку семени, а Билл через пару резких движений последовал его примеру, изливаясь внутрь брата горячей спермой.
Устало плюхаясь рядом с Томом, младший близнец пытался привести дыхание в порядок, что делал и Том.
— То-ом, — игриво протянул младший, косясь на брата. – Ты хотел поиметь блондинку, а в итоге блондинка поимела тебя!
Билл злорадно рассмеялся, пародируя смех ведьм из мультиков.
— Дай мне пять минут, и я сделаю то, что хотел, — выдохнул Том, ехидно улыбаясь и игнорируя издевки Билла.
— А не пойти бы тебе, куда подальше? Я устал, — успокоив смех, выдал Билл.
— Я и пойду, прямо в твой тощий зад, — заявил Том, потянувшись к брату за поцелуем.
-Нет, нет, и еще раз нет! – начал было возражать младший, но его близнец прервал этот зародившийся протест в самом начале, вовлекая в поцелуй.
Не в силах оттолкнуть, Билл ответил на поцелуй, прикусывая нижнюю губу Тома. Он эротично стонал сквозь поцелуй, чем очень возбуждал старшего близнеца.
Том целовал его так искренне, жадно, самозабвенно, словно это был последний поцелуй в их жизни. Он вкладывал в этот поцелуй всю свою любовь к брату.
Том сгреб младшего в охапку, подтягивая к себе, а тот обвил его за талию стройными ногами.
Билл активно ерзал сидя на Томе, и член старшего тут же отозвался, упираясь в попку младшего.
— Вот сам же напрашиваешься, гаденыш, — прошептал ему на ушко Том, разрывая поцелуй. Он нежно засосал мочку Билла и тот громко ахнул, подставляя для ласк шею. Поняв, чего хочет его близнец, Том припал губами к нежной коже на шее брата, покрывая ее мелкими поцелуями.
Билл довольно замурлыкал, прикрывая глаза.
— Томас, мне кажется, я тебя снова хочу, — хихикнул Билл, не открывая глаз. Он знал, что Том не сводит с него диких от возбуждения глаз, и чувствовал его желание, которое теперь упиралось ему куда-то в бедро.
— Би-илл, — только и смог выдохнуть Том, водя пальцами по татуировке внизу живота.
— Кто-то недавно упоминал, что хотел бы поиметь блондинку, — деликатно кашлянув, напомнил Билл. Мгновенно среагировав, Том решил не церемониться. Он приподнял Билла, чтобы было удобнее, и, смочив слюной его отверстие, резко двинул бедрами, чувствуя, как неохотно расступаются мускулы.
Постепенно погружаясь в разгоряченное тело, Том до крови закусывал губу. Сливаться с братом воедино – было непередаваемое чувство.
Старший начал медленно двигаться. Сейчас ему хотелось смаковать каждое движение, наслаждаясь процессом. Том доводил Билла до неистовства короткими, медленными, размеренными движениями.
— Быстрее! Ну же! – буквально умолял Билл.
Но Том был неумолим. Когда младший пытался сам двинуть бедрами и насадиться на член брата, Том крепче держал его, не позволяя ему этого сделать.
— Сукааа! – простонал младший, когда Том задел простату. – Быстрее, мать твою!
Решив сжалиться над близнецом, Том увеличил темп, входя в него быстрыми, грубоватыми толчками. Он двигался под одним и тем же углом, с каждым разом проходясь по простате, отчего Билл выгибал спину и громко кричал, признаваясь брату в любви, выражаясь при этом не самыми цензурными выражениями.
Перед глазами темнело от яростных, стремительных движений. Билл изгибался, стонал, кусался, матерился. Так хорошо, как сейчас, ему могло быть только с Томом.
— Я люблю тебя, сучонок, — простонал Билл, до боли вцепившись в плечи Тома ногтями.
— Я знаю, — прохрипел Том, вдалбливаясь в брата еще быстрее, еще глубже, еще сильнее.
От хриплых раскатистых стонов Тома у Билла кружилась голова и плавились мозги.
Младшему стало резко не хватать воздуха, и сквозь цветную пелену в глазах он понял, что кончает, крича, воя и выгибаясь в судорогах блаженства, как никогда в жизни.
Не отставая от близнеца, Том кончил так же бурно, изливаясь куда-то внутрь брата. Он рухнул рядом с младшим, в состоянии некой эйфории, после столь яркого оргазма.
Билл, тяжело дыша, притянул Тома к себе за плечи и поцеловал, нежно, почти благоговейно лаская его губы своими.
— Сегодня сбылась еще одна моя мечта, — улыбаясь, сказал Том, наслаждаясь ласками Билла, который в последний раз чмокнул старшего в уголок губ и положил голову ему на грудь, блаженно прикрывая глаза.

The End.

0

7

Автор: Devi Vamp
Название: Детка, не сопротивляйся
Бета: Сама себе бета
Жанр: AU, Fantasy, Romance, Hurt/Comfort, Fluff, Humor, Bill’s POV
Герои/Пэйринг: Том/Билл
Рейтинг: PG
Размер: Mini
Статус: Закончен
Посвящение: Bloody Boo:D, тебе, детка:D Ты так ждала этого фика xDD
Размещение: С разрешения

Возвращаюсь домой с работы. Снова задержали. На улице уже стемнело, и только слабый свет фонарей позволяет не заблудиться в огромном городе. Внезапно сверху на меня падают несколько капель. Ненавижу дождь… Ускоряю шаг, желая побыстрее оказаться дома, но, видимо, это мне не светит, потому что кто-то вдруг хватает меня за плечо, разворачивая. Поднимаю взгляд и вижу нескольких парней.
- Закурить не найдется? – грубо спрашивает один из них.
- Я не курю… - честно отвечаю, а тело медленно сковывают цепи страха.
- А если проверю?!
Незнакомцы как по сигналу начинают приближаться ко мне. Пытаюсь вырваться, но безрезультатно – парень лишь сильнее сжимает мое плечо.
- Пусти…
- Мечтай, детка, - его лицо приближается к моему, заставляя поморщиться от резкого запаха алкоголя. В страхе пытаюсь сделать несколько шагов назад, но не получается. Ну все… Внезапно откуда-то выбегает огромный рыжий пес и начинает рычать на парней. Те, видимо, от неожиданности отскакивают назад, а пес загораживает меня собой. Ого… с чего это он?.. Вроде собака, а такая умная… Нет, я никогда не сомневался в находчивости этих животных, но все-таки… Один из парней замахивается, но пес хватает его за штанину, на что тот, резко выдернув ее из цепкой хватки, убегает. Остальные, недолго думая, следуют за ним. Пес же поворачивается ко мне и начинает тереться холодным, влажным носом о мою руку. Несмело взъерошиваю шерсть на его загривке, потрепав за ухом. Направляюсь в сторону дома, маня собаку за собой. Надо покормить его хоть, а то на улице ведь живет… Странно это, у нас бездомных животных ловят и отвозят в приюты. Захожу в дом, пес входит следом. Быстро скинув кроссовки, прохожу на кухню.
- Иди сюда, ушастый, - улыбаюсь, на что тот, будто понимая, что я говорю, через мгновения оказывается у холодильника. Открываю дверцу. А вот мяса-то у меня нет… Интересно, собаки едят картошку?
- Ты картошку ешь? – недолго думая, озвучиваю свой вопрос. Вот идиот, он же все равно мне не ответит. Или она… хотя сомневаюсь. Да и какое мне дело до пола собаки. А, я ж его покормить хотел. Достав что-то, отдаленно напоминающее миску, накладываю туда картошки и опускаю на пол. Надеюсь, съест, а то у меня больше ничего того, что едят собаки, нету. Но, к моей радости, пес быстро все съедает. Теперь другой вопрос: что мне с ним делать? Выгонять обратно на улицу жалко, держать дома… не знаю. Смотрю на животное, которое, в свою очередь, поднимает на меня преданный взгляд. Нет, ну не могу я его на улицу отправить! Пусть уж лучше остается. Вдруг пес выходит из кухни, и через пару мгновений в нее заходит высокий парень в мешковатой одежде, с длинными дредами, собранными в хвост. В шоке распахиваю глаза, сделав пару шагов назад, чем вызываю его усмешку. Это… это как, кто-нибудь мне объяснит?! Парень подходит, а я, наоборот, отхожу.
- Т-ты…
- Я. Не бойся, я тебя не съем, - произносит немного хрипловатым голосом. – И даже не укушу, - как-то странно улыбается, все подходя ближе, пока я, отходя назад, не прижимаюсь спиной к стене.
- Кто ты? – выдыхаю.
- Сейчас человек.
- А вообще?
- А вообще… я думаю, ты сам понял.
-Ты оборотень!
- Не совсем. Но близко, - его лицо приближается к моему. – Хватит трястись, неужели я такой страшный?
- Н-нет… - всеми силами стараюсь скрыть свой страх, но пока плохо выходит.
- По тебе не скажешь.
- Ну, бл*ть, не каждый раз встретишь собаку, которая превращается в человека!
- Пса, детка, не путай.
- Я не детка! – ну нихр*на себе наглость!
- А кто ты? Малыш? Котенок? Как тебе больше нравится?
- Никак! – пытаюсь вырваться, но он лишь сильнее прижимает меня к стенке.
- Какие мы буйные, - обжигающий шепот в самые губы. Страх окончательно отходит на второй план, уступая место возмущению. Нет, ну это нормально вообще?! – Люблю непокорных девочек…
- Я тебе не девочка! – резко отталкиваю его от себя.
- Но очень похож.
- Уходи из моего дома!
- Что? – изображает искреннее удивление. – Я тебя спас, а ты!
- И что, я теперь тебе по гроб жизни обязан?! Я бы, может, сам справился!
- Ну да, я верю, - и снова его противная усмешка. – И вообще, разве ты не хотел меня оставить?
- Я хотел оставить милого песика, который спас мне жизнь, а не наглое существо, которое до меня домогается!
- Поверь, я еще не домогался, - улыбается. Выбить бы ему эти красивые зубки…
- И не надо! Уходи.
- Ну, солнышко, - внезапно делает глазки, как у кота из «Шрэка» и обнимает меня за талию. – Можно я у тебя поживу? А то мне совсем негде.
- Ага, и ты сразу милый и невинный, - фыркаю, выпутываясь из объятий. 
- Ну, зайчик, я все, что хочешь, для тебя сделаю…
- Все, что хочу?
- В пределах разумного.
- М-м-м… ну я много чего хочу… - задумчиво прикусываю нижнюю губу, замечая на себе умоляющий взгляд карих глаз. – Ну ладно, ладно, - все-таки сдаюсь, и в следующую секунду парень налетает на меня, крепко обнимая:
- Спаси-и-ибо!
- Но это только потому, что ты меня спас.
- Да ладно, - игриво проводит языком по губам. – Так и скажи, что я просто тебе понравился.
- Даже не надейся. И будешь приставать – выгоню.
- Какой ты жестокий… А если тебе понравится? – тихий шепот на ухо.
- Еще раз повторяю: даже не надейся. Как тебя зовут-то хоть?
- Том. А тебя, детка?
- Билл, и сам ты детка!
- Нет, малыш, я уж точно не детка, - с этими словами впивается в мои губы. От неожиданности открываю рот, а Том лишь нагло этим пользуется, проскальзывая языком внутрь. Пытаюсь оттолкнуть, но он совершенно не обращает на это внимания, углубляя поцелуй. Вот бывают же такие наглые люди! Хотя я сомневаюсь, что он вообще человек. Запускает руку мне в волосы, притягивая еще ближе к себе, а второй рукой властно обхватывает талию. И его, кажется, совсем не волнует то, что я не отвечаю. Его язык касается моего, и я уже, наплевав на все, начинаю отвечать на поцелуй. Все-таки, не смотря на то, что это наглое создание мне совершенно не нравится, должен признать – целуется он офигенно. Вскоре отстраняется, и я тут же отталкиваю его от себя.
- Ты совсем охр*нел?! Я непонятно сказал, что выгоню?!
- Да перестань, тебе же понравилось, - самодовольно улыбается.
- Нисколько!
- Если бы не понравилось, не стал бы отвечать.
- Я по привычке! – опускаю глаза, чувствуя, как щеки начинают гореть. Никогда не умел врать.
- Смотрите-ка, детка засмущалась, как мило!
- Отвали!
- А я думал, с парнями проще…
- С тобой невозможно проще.
- Может, хочешь проверить? – и снова его ухмылка, которая меня уже начинает порядком бесить.
- Да нет, не горю желанием. 
- Я могу это исправить… - вновь прижимает меня к злосчастной стенке.
- Спасибо, обойдусь.
- Ну что ты ломаешься, как девственница перед первым разом? Скажи уже, что я тебе нравлюсь, - и опять эта самодовольная улыбка. Как же он меня бесит!
- С чего ты взял, что ты мне нравишься?
- Малыш, я же вижу.
- Еще раз – и ты пойдешь на улицу, причем по частям,- цежу сквозь зубы.
- Я должен испугаться?
- Ну, не помешало бы.
- И это говорит мне детка, которая, увидев меня, тряслась от страха, - смеется. Вот сволочь…
- Если ты сейчас же не отъ*бешься от меня, пойдешь жить обратно на улицу.
- Тебе меня совсем не жалко? – обиженно тянет.
- С таким поведением тебя только и жалеть, - фыркаю.
- А что, я плохо себя веду? Ну, накажи меня, милашка.
- Да ты уже, правда, достал! У меня, может, девушка есть!
- Ты имел в виду, парень?
- Это не имеет значения.
- Но я-то лучше.
- Ага, я заметил…
- Вот, ты все-таки это заметил! А говорил, я тебе не нравлюсь.
- Ты мог бы мне понравиться, если бы не был таким наглым.
- Да? В таком случае я буду милым, - чмокает в щеку. Не нравятся мне его резкие перемены настроения…
- Надеюсь…
- По крайней мере, я постараюсь… - в который раз нагло лезет обниматься.
- Том, блин, мы несколько минут знакомы, а ты меня уже всего облапал!
- Только не говори, что тебе не нравится, детка.
- Не называй меня деткой!
- Хорошо-хорошо, малыш.
- И малышом тоже…
- А как мне тебя называть тогда?
- По имени!
- Ну… это же неинтересно,- трется носом о мою щеку. – Котенок.
- А ты щеночек, что ли?
- Я пес, - с гордостью произносит. Закатываю глаза, обвивая руками его шею. Наверное, нужно признать, что мне в какой-то степени даже нравятся его наглость и самолюбие. Да и симпатичный он, кстати. Все, Билл, можешь смело попрощаться со своим разумом.
- Малыш, а где я буду спать? – хитро смотрит на меня.
- Точно не со мной.
- Уверен?
- Абсолютно.
- Ну, сегодня ночью мы это проверим… Детка, ты лучше не сопротивляйся, а то будет больно, - шепчет на ухо.
- Замолчи ты уже, - устало вздыхаю.
- М-м-м… хорошо… Только сначала скажи, я все еще должен быть хорошим мальчиком?
- Нет, ты мне и таким нрав… - не успеваю договорить, как мне бессовестно затыкают рот поцелуем. Идиот. Но, чувствую, много чего у меня будет с этим идиотом…

+2

8

Название Brown eyes*
Автор Helene Ressens (Government Hooker)
Бета myself
Рейтинг don't know
Пейринг Bill/Tom
Жанр POV Tom, Romance.
Статус закончен.

*Карие глаза

Сегодня в моём теле пробежала дрожь. Я долго не мог понять, чего же так хочет моё ненасытное сердце. Это не сигареты, не шоколад и даже не сотни шлюшек. Это желание терзало меня. В моих мыслях пролетел яркий образ, омрачённый тёмным макияжем, подслащен пухлыми розоватыми губами и игривым кофейным взглядом... Я хочу тебя. Я уже не ошибался в чувствах.
Ты обещал мне, что сегодня ночью я получу тебя. Моё сердце успокоится и моё возбуждённое тело подарит тебе лучшую ночь.
Мы так редко видимся. Увидеть тебя на улице - для меня подарок с неба. Не часто выпадают воскресенья, что принадлежат нам с тобой. Я наслаждаюсь каждой секундой с тобой. Они больше не повторятся, и я не в силах узнать,когда выпадет ещё пару ласковых мгновений. Я люблю тебя. Скучаю по твоим глазам, наполенным женственностью и радостной любовью. Ты всегда в зимнем настроении. Шапка, нахлабученная на лоб, игривый смех, звонкий голос, предвкушающее веселье навевает дух Рождества и романтики. Сегодня я снова увижу тебя. Я буду ждать.
Вот уже почти полночь. Луна затмила сияние звёзд, скрыв лёгкие сумерки в своем синем одеяле. Скоро и мы с тобой скроемся в ночи. Как звёзды, будем рядом, но нас никто не увидит.
Дверь тихо заскрипела, вызвав у меня бурную радость. Но я оставил её бушевать в душе, выпустив лишь каплю этого эликсира счастья, смешав её с поцелуем. Люблю тебя. Ты так нежно покусываешь мои губы. Я таю от удовольствия. Наконец, твои очаровательные карие глаза показались из-под лёгких век. Боже, как давно я не любовался ими. Прошу, только не закрывай глаза. Дай мне ещё пару секунд насладиться ими вдоволь до следущего свидания с тобой. На твоём милом личике, освещённом лунным светом, заискрилась забавная улыбка. Как же я раньше не замечал насколько ты прекрасен. Волосы блестят в темноте около открытого окна, губы ласково и трепетно заигрывают с моими, глаза тянут меня к тебе... Я прижимаю тебя к самому сердцу, к плоти своей любви. Наконец, мы рядом. Мы вместе. Нас ничто не разлучит, только безжалостное утро. Оно скроет все следы этих прикосновений, оставив печальный яд воспоминаний.
Я плавно провожу рукой, обнажая твой хрупкий торс. В освещении ночи он преобретает ещё более желанные черты. Улыбка не сходит с твоих губ. Люблю тебя. Я медленно раздеваю тебя, а ты закатываешь свои удивительные карие глаза от удовольствия.
Наши тяжёлые тела ерзают на постели, оставляя складки. Я не могу оторваться от этих нежных губ, вечно улыбающихся и завлекающих меня. Как я мог спать с другими? Тебя нельзя заменить кем-либо. Ты неповторим, любим и незабываем. По утончённым белым скулам протекла вода. Может, слёзы, может, пот. Страсть охватила нас обоих. Ты весь мой. Я чувствую, как твои пальцы сжимают простынь. Твои стоны, твой голос...Он завораживает меня. Я боюсь сделать тебе больно.  Эта ночь кажется вечностью, но пролетает слишком быстро.
Утро. Солнце разбудило тебя и заставило покинуть меня. Ты был великолепен. Я не забуду этого.
Нежный поцелуй на прощанье и ты скрылся за дверью, подарив мне одиночество, что будет убивать меня до следущего свидания с тобой. Я ещё долго не увижу твоих замечательных карих глаз.

0

9

* Название: He's not gone. He's here.
* Автор: Daren Vays.
* Бета: Сама.
* Категория: Het.
* Жанр: Fantasy, Deathfic, Drama/Romance, Angst, Kink.
* Рейтинг: PG.
* Персонажи: Bill Kaulitz, Tom Kaulitz, Solara Johanns.
* Размер: Mini.
* Саммари: Сон и реальность. Мертвый и живой. Счастье и горе. Душа и любовь.
* Статус: Закончен.
* Предупреждение: Боль, бред и мистика.
* Размещение на других ресурсах: Только по договоренности со мной.
* Дисклеймер: Отказываюсь от прав на братьев, но не от героини и идеи.
* От автора: Я назвала этот фик «противоположность» по его сюжету. А сюжет странный.

He's not gone. He's here.

Все отказывались верить заголовкам свежих газет и журналов,  яростно гласящим "Билл Каулитц сгорел при пожаре в своем съемном доме". Нет... Нет! НЕТ!
Черно-белая газета со всей ненавистью полетела в сторону черного балкона, лишенного стекол, и упала на прожженный пол. Том упал на колени, в отчаянии раздирая себе глотку криками боли. Он до сих пор каждый день уверял себя, что брат не умер, что он все еще что-то поет днем, что это он свистит в ванной, что это он бежит в туалет по утрам. Он сошел с ума?
Плевать. Убрав руки с заплаканных глаз, он встал и направился из этой сгоревшей комнаты вниз. В его голове вертелась одна мысль: "Застрелиться...". Уйти к брату, ведь Том не может без него. Тяжелыми шагами Каулитц спустился вниз в гостиную, к журнальному столику, на котором лежал пистолет. Том сел на диван и, в последний раз подумав, взял оружие в руку. И тут же раздался долгий звонок в дверь, на который юноша сначала не обратил внимания. Он перезарядил пистолет и уже был готов пустить себе пулю в висок, но его отвлек внезапно выключившийся свет.
- Что за чертовщина? - прошептал он себе под нос, вскочив с дивана. Раздался еще один звонок в дверь. Выругавшись, Том кинул пистолет на диван и пошел открывать. Ему было плевать кто там, он просто откроет и пошлет незваного гостя куда подальше. Но не успел юноша и притронуться к ручке, как дверь открылась и в дом с визгом ввалилась девушка лет 20. Упав на Тома, она все еще продолжала кричать.
- Стоп! Стоп! Стоп! - заорал Каулитц, лежа под ней. - Ты кто такая?! И что тебе здесь нужно?
Девушка перестала кричать и в шоке уставилась на юношу.
- Я... Я... - запиналась она, - Я не знаю... Точнее не помню. Простите!
Она поспешно вскочила с Тома и помогла ему встать.
- Ладно, забудем. Лучше вам уйти. - встав, посоветовал ей Каулитц.
- Да, хорошо, - отрезала она, но уходить не спешила. Ее остановил запах гари.
- У вас что-то горит? - спросила она, и сразу из кухни донесся звук разбившейся посуды.
Тишина захватила дом. Посмотрев в сторону кухни, оба переглянулись.
- Ты тоже это слышала? - спросил Том, на что девушка медленно кивнула.
Не раздумывая, юноша быстро направился на кухню. Никого нет. Также ни души не было и в гостиной, и в ванне.
- Херня! - психанул брюнет. - Или показалось, или это ты все устраиваешь.
- Больно мне надо, как же! - девушка фыркнула, и тут же на нее напал приступ кашля; она схватилась за горло, не в силах унять удушье. Том мигом сбегал на кухню и, вернувшись обратно, протянул девушке стакан воды, которому суждено было разбиться вдребезги. Взяв стакан в руку, незнакомка неожиданно упала в обморок. Каулитц подхватил ее и понес в гостиную, где уложил на диван. Спустя мгновение девушка начала ворочаться.
- Том… Живи… Ради меня… - сказали ее губы, и девушка замолкла.
Это он. Он не ушел. Он здесь.

...
- Я - Солара. Солара Йоханнс. - тихо представилась девушка, сидя рядом с Томом на полу практически полностью сгоревшей комнаты Билла спиной к стене.
- Я - Том. - машинально ответил юноша, глядя в одну точку. Он прокручивал в голове те самые страшные моменты его жизни, когда он, подъезжая к дому, видит пожарную машину, которая тушила разъяренный огонь. Тот запах сгоревшего... Он все помнит, и это его не оставит. И он никому не простит, даже себе.
- Я знаю... - прошептала Солара, закрыв глаза. - Поэтому я здесь.
Том закрыл лицо руками и заплакал. Ему было плевать, что рядом есть девушка, ему было больно. Он возненавидел все и всех. Почему именно он?
Она обняла юношу, прижав его голову к своей груди.
- Его нужно отпустить, понимаешь? - проговорила Солара. - Успокойся, пожалуйста.

...
Он рассказывал ей о брате. Абсолютно все яркие моменты из их счастливой жизни, когда они были неразлучны. Как веселились, как прикалывались и ссорились, а потом мирились. И с каждым его словом девушка понимала Тома все больше, отчего ей приходилось все больнее. Их нельзя было разлучать. Это было, по меньшей мере, жестоко со стороны судьбы.
Они разговаривали несколько часов напролет, с вечера до самого утра. Удивительно, но за такое короткое время оба уже начали доверять друг другу, как никому более.
Начались бессонные ночи вместе. И не то, чтобы они занимались тем, чем пристало заниматься взрослым мужчине и женщине, просто мысли, которые ни на секунду не оставляли их обоих, не позволяли им заснуть. - Ветер поможет мне, и мы встретимся вновь.
Я приду к тебе в его облике. - процитировал Том слова из незаконченной песни, - Он предчувствовал...
- Так часто бывает. - уверила его Солара, обняв.
Через секунду Тома все же покинули силы, и он отключился. Заснул, после нескольких суток без отдыха. Еле уложив юношу на кровать, девушка направилась в комнату с инструментами, желая сыграть на рояле. Окно было открыто, и поэтому здесь гулял прохладный ветер, играясь с прозрачными шторами. Солара села за инструмент и томно вздохнула, закрыв глаза. Теперь ветер играл с ее длинными каштановыми волосами, щекоча кожу. Она захихикала:
- Ты со мной играешь? - спросила она в воздух. В ответ ей последовал еще один легкий порыв ветра.
- Хочешь, я тебе спою? - снова поинтересовалась она. Ветер не ответил ей, но она почувствовала чье-то присутствие сзади, а затем около себя, будто кто-то сел с ней рядом за рояль. Резко открыв глаза и повернувшись, девушка никого не увидела. Показалось? Или она уже действительно свихнулась? Молча улыбнувшись, она дотронулась кончиками пальцев до клавиш и начала наигрывать приятную грустную мелодию, которая уносила девушку в мечты. Она пела со слезами на ясных голубых глазах строчки, которые сочинила с болью. Она представляла рядом с собой Билла. Живого Билла. Под конец мелодии она поняла.
- Билл... Я люблю тебя...

...
Том проснулся в холодном поту и растерянный. Вскочив с кровати, он поспешно выбежал из своей комнаты в ту, что напротив. Распахнув дверь, он чуть не помер - комната брата была цела, без единого намека на пожар.
- Что за... - он даже не мог сказать ни слова, насколько его потрясло это.
- Том, что с тобой? - послышался родной и любимый голос сзади.
В свою комнату вошел Билл, жуя яблоко.
- Брат? - Том выпучил глаза, теперь-то он точно готов был помереть от счастья при виде близнеца. Это был сон.
- Нет, бл*, я кустик ходячий, а чоу? Да что случилось, что ты на меня смотришь, как на последнего динозавра? - поинтересовался младший Каулитц.
- Не важно. Сон плохой приснился. – пробурчал Том и, не сдержавшись, обнял его.
От удивления на такое поведение брата, Билл даже перестал жевать.
- Видать, сон просто зае*ись был, да? – после некоторой паузы заговорил блондин. Том выпустил близнеца из объятий и, нахмурившись, взглянул на него:
- ТЫ ЯБЛОКИ ЖРЕШЬ?! А*уел что ли?!
Билл в шоке уставился сначала на брата, а потом перевел взгляд на фрукт:
- Бл*ть, да это яблоко! – проорал он, наигранно испугавшись фрукта, который тут же эпично полетел вглубь комнаты. Аллергия может напасть, как-никак. А с ней лучше не шутить.
- Значит так, актер, во-первых, будь осторожен всегда и везде, даже дома, а во-вторых, нам нужно кое-кого найти…

Отредактировано Daren Vays (19.04.2012 17:34:02)

+2

10

На нужно еще минимум 2 участника !

0

11

Автор: Your Kaulitz Dream
Название: "Whispers in the Dark" или "Шёпот во тьме"
Фандом: Tokio Hotel
Бета: Not
E-mail: tanusik-bor2008@yandex.ru
Категория: Slash
Жанр: POV Bill, Drama, Angst, ER, AU, OOC, Songfic, RPS
Рейтинг: PG
Статус: завершён
Герои: Билл, Том
Пейринг: Том/Билл
Размер: mini
Дата создания: 19.04.2012
Краткое содержание: В жизни бывают тёмные моменты. Но всегда может стать ещё хуже.
Предупреждение: слеш, нецензурная лексика
Размещение на других ресурсах: с моего разрешения
Саундтрек: Skillet - Whispers in the dark
Посвящение: Саше... Что осмелился меня, глупую, оставить на волю судьбы и исчез.
Пояснение: Сон выделен курсивом.
Дисклеймер: От всех прав на братьев Каулитц отказываюсь.
От автора: Настолько мне плохо, хуже не бывает. Не бывало по крайней мере.

Уже полгода я мучаюсь, полгода я не могу спокойно спать по ночам. Каждый день я вижу сны. Они отвратительны, они ужасны, и, что самое неприятное, часть из них сбывается. Я упиваюсь день ото дня таблетками перед сном, чтобы ничего не видеть, но от них как будто становится только хуже. Сны становятся мрачнее, их последствия – пробуждение в холодном поту и плохое настроение на весь день – становятся необратимыми. Уже полгода я живу в глубочайшей депрессии. А в последнее время, в последние две недели, как папу увезли в больницу в предынфарктном состоянии, я вообще не желаю ни спать, ни есть, ни пить алкоголь, ни даже принимать наркотики, чтобы забыться. Я ведь знаю, что это ему никак не поможет. И мне это никак не поможет. Я, как жалкое существо, не могу даже жизнь самоубийством покончить, потому что тогда точно отправлю папу в могилу. Сегодня я боюсь даже засыпать с такими тяжёлыми мыслями. Глотаю три таблетки снотворного и хватаю телефон в руки. На другом конце провода живёт последний человек, которому я могу верить и которому я могу рассказать все мои сны.
- Алло. – тяжёлый голос касается моего слуха, и мне становится легче, как и всегда, когда он брал трубку, не заставляя меня долго ждать.
- Ты уже спишь? – и, как всегда, я чувствую себя виноватым перед ним. Я уже осознаю, что его раздражает это чувство вины, возникшее на ровном месте, но он молчит, он пока ещё готов принять меня таким, какой я есть, со всеми тараканами.
- Почти. Что такое случилось? – по голосу чувствую, как он приподнимается на подушке, готовясь меня выслушать до конца и пожелать спокойной ночи.
- Я боюсь засыпать. Мне снова что-нибудь приснится, и я боюсь, что это будет сон о папе. С не очень хорошим концом. – я смущённо опустил глаза и почувствовал очередную слезу, упавшую на мою щеку. Рукой я мгновенно смахнул её
- Малыш, не переживай, всё будет хорошо. Я уверен. Твои сны – это просто твоя усталость вперемешку с твоими тяжёлыми мыслями. Перестань думать о плохом. Всё будет только хорошо. У такого ангелочка, как ты, всё может и должно быть только хорошо. Знай всегда, что бы ни случилось, я люблю только тебя, и моя любовь будет твоим маяком в твоей жизни.  – он тяжело выдохнул. – А теперь ложись спать, стараясь выкинуть всё из своей прекрасной головки. Спокойной ночи, бархатных снов. – он улыбнулся. Я почувствовал это.
- Спокойной ночи. – улыбка затронула мои губы, и я со спокойной душой положил голову на подушку, сразу забывшись во сне.

В тёмной комнате на столе горела одинокая свеча, напротив сидел какой-то странный мужчина и загадочно улыбался. Слабое пламя освещало только его обветренные губы, что-то в них казалось мне знакомым, знакомым до боли, будто где-то я их уже видел. Такое болезненное ощущение дежавю скребло сердце. Он приблизился к огоньку, и я узнал в нём отца. На сей раз сердце моё замерло. Я не мог ни вдохнуть, ни выдохнуть, воздух застрял в альвеолах.
- Сын, ты слышишь меня? – он смотрел затуманенными глазами в моё лицо, ожидая ответа. Я же не мог ответить. Хотя хотел так много сказать. Поделиться тем, как сильно скучаю, как не хочу, чтобы он уходил от нас. Или хотя бы произнести, что отчётливо всё слышу, но воздух в лёгких всё так же не поддавался мне, горло будто обхватили тонкими пальцами, а на позвонках ногтями впились в кожу. – Я вижу, что слышишь. Ты должен убить Тома, иначе умру я, а затем умрёшь ты. – он поднялся на ноги и вышел в дверь, откуда шёл яркий свет.
Только когда последний луч солнца скрылся, мою шею отпустили, и из горла вырвался истерический крик: «Но я же люблю его также, как любит он меня!». Ответа не последовало. Лишь потухла свеча на столе, видимо, затушенная тем воздухом, который накопился внутри меня. Горячие слёзы потекли по моим щекам. Я упал на колени и в кромешной тьме ударился головой обо что-то острое, наверное, об угол стола.
Не знаю, сколько я пролежал без сознания, но очнулся я уже в светлой комнате. На стене висело множество пистолетов, автоматов, ножей и прочего оружия, которое можно было без проблем взять. Рука сама потянулась к одному из револьверов, в голове промелькнула фраза «Ты должен убить Тома…», я собрался с мыслями и понял, что готов сделать это ради жизни отца. На моё плечо легла чья-то горячая вспотевшая ладонь. Я вздрогнул и обернулся. За моей спиной стоял Том.
- Что-то случилось? Ты неважно выглядишь. – он заботливо погладил меня по спине. По позвоночнику прошла дрожь. Последние его прикосновения, я наслаждался ими.
Я не ответил, лишь приставил дуло к его виску… Курок теплеет… Whispers in the dark!

Я подскочил на кровати и схватил в руки мобильный, с которым под ухом я, видимо, проспал всю ночь. Звонил он. Даже поднять трубку было боязно, было страшно услышать его голос, голос, что всегда приводил в чувства и убаюкивал. Успокаиваю себя и своё сбившееся дыхание и отвечаю.
- Билл, ты чего так долго не отвечал? – немного сбито спросил он.
- Да, трубку далеко от кровати оставил. – соврал я ему. Впервые в жизни вру ему. Не сказать же мне, что я только что во сне убивал его, потому что хотел, чтобы жил папа…
- Ты обычно в такое время уже не спишь… Прости, что прервал сон. Надеюсь, тебе ничего не снилось страшного? – он с заботой произнёс последние слова, а мне так и перехватило дыхание. Если бы ты знал Том, как ты прав…
- Нет, ничего. – снова вру я и, кажется, краснею.
- Ну, вот видишь. Всё будет хорошо, я же говорил. Давай сегодня в кафе встретимся, я столик зарезервировал. – он никогда не любил кафе, не смотря на мою привязанность к ним, и сейчас он сам приглашал меня туда. Странно… Нет, Билл, это ты теперь хочешь во всём видеть что-то странное. С папой всё хорошо, он идёт на поправку, Том тебя любит, всё. Спокойно.
- Хорошо. Мой любимый столик? – как можно игривее спросил я. А настроение было совсем не игривое.
- Да именно его. – он улыбнулся. – Всё, в три жду тебя. – гудки прервали его голос.
Осталось выбросить из головы глупый и бессмысленный сон. Всё будет хорошо. Хорошо…
***

Люблю это маленькое уютное место. Меня сюда водили с самого детства, я заказывал пирожные, всегда ронял их на пол и долго плакал, пока не получал новые, с которыми обращался, как с золотом. Но стоило прийти сюда заново, как история тут же повторялась. Смешно. Вот он, мой любимый стол в уголочке, у окна, в котором пробегают сотни прохожих, таких разных, но, в то же время, одинаковых. Сажусь. Тишина. Пока  здесь нет тебя, это место кажется до ужаса тихим. Хочется, чтобы ты порвал тишину своим громким смехом, ещё раз заметил, какой я глупыш, щёлкнул пальцем по носу. Сегодня день почему-то заполнен воспоминаниями. Такое бывает, но крайне редко. И всегда только когда ты рядом, когда ты улыбаешься и произносишь «А помнишь…». Я всё помню, до последней даты: когда предложил стать друзьями, когда предложил стать чем-то большим, когда впервые поцеловал, когда впервые совершил что-то большее, чем просто поцелуй, когда… Помню всё… Помню, как ссорились, кидаясь тарелками и яйцами… А потом смеялись и вместе убирались. А иногда дрались в шутку сковородками, а иногда и не в шутку. И пускай я совсем маленький… Зато ты меня любишь. И называешь так, как больше никто не может меня называть – «Малыш». Никогда и никому больше не позволю себя так называть, потому что ты избранный. Я – твой шестнадцатилетний малыш, а ты мой двадцатилетний Карлсон в широких штанах и огромной толстовке, в которой помещаемся мы вдвоём.

Ты появляешься в кафе, так грациозно, а может и не очень – мне не важно, ты для меня всегда одинаково прекрасен. Садишься рядом и не целуешь. Странно. Тянусь к тебе, а между нами встаёт твоя сильная рука. Не было произнесено ещё ни слова, но я уже понимаю, что уже не забуду тебя. К чему это? Не знаю… Пока что. Хочу поговорить с тобой. Заговори, не молчи, ну, пожалуйста…
- У меня другая. – по сердцу словно резанули два раза. И неважно чем – ножом, лезвием, словосочетанием несовместимым для меня – «у меня» и «другая». – Прости. – не смогу.
Слёзы? Наверное, да. Что же ещё горячее может литься по щекам и капать на белую скатерть, пачкая её чёрной тушью. Он говорил невнятно, но я всё понял.
- Почему? – надрываясь, почти в истерике спрашиваю тебя, а меня уже трясёт, болезнь уже даёт о себе знать. Хватаюсь за таблетки и запиваю водой, которая ждала меня всё время, пока я здесь один сидел.  Слёзы всё ещё капают, ты пытаешься их вытереть, а я толкаю тебя от себя. Пугаешься. Чего ты боишься? Меня? Не верю. Скорее моего приступа. Ведь знаешь, что не смогу остановиться, если начну.
- Ты должен быть с девушкой. Ты достоин лучшего, чем я. Так я решил. – снова волной боли накрывает. Хочу, как раньше, напиться в дрова.
- Тебя моё мнение интересует? – срываюсь, кричу, крики сливаются с какими-то нечеловеческими звуками, а у тебя явно готовый ответ, сейчас снова сделаешь больно своим безразличием. Вчера же говорил, что любишь…
- Нет. Я знаю, как будет лучше. Ты ещё маленький, не поймёшь.
- Тогда закажи мне вино и вали. – несмотря на то, что ты лжёшь, я верю… Теперь я не стану свитером, что тебя грел…. Осталось вычеркнуть из памяти осень, где было так страшно по разным концам города оставаться…
Заказываешь и валишь.
Достаю старую пачку и курю. Таблетки, табак и вино… Так нельзя, но мне можно. Другая. Я тебя тоже когда-нибудь забуду и уйду. Кашляю с непривычки, но это пройдёт. Боль проходит, ведь так ты меня и учил. Когда ты умрёшь не начну я болеть… Надеюсь… Мы это тоже проходили. Уходи к ней, уходи поскорей и будь проклят.
Вошёл кто-то. Я спутал с тобой. Он такой же высокий, в таких же джинсах. Закусил губу и запил кровь вином. Закурил. Ты не любил, когда я пьян, когда курю, и слава Богу. Хоть что-то во мне ты не любил, хоть что-то я могу сделать назло тебе, но ты и не узнаешь об этом. Я жалок. Подходит сзади кто-то. Думал, что ты, надеялся, что это было шуткой, но увидел только какого-то доходягу, просящего закурить. Дал ему тонкую сигарету. Ему так же по х*й, что курить, как и мне.
Складываю ладони вместе и утыкаюсь в них носом, вспоминая папин шёпот во тьме. Теперь я должен убить тебя в себе, Том…

0

12

Автор: Happy  Fizz
Название:[Одиночество]
Фандом:Tokio Hotel
Бета:сама
Категория:слеш
Жанр:  Angst
Рейтинг:G
Статус: закончен
Герои:Том, Билл
Пейринг:Том/Билл
Размер:mini
Дата создания:
Предупреждения: просто лучше не читать это.
Размещение на других ресурсах: с разрешения автора, а то на кол посажу xD
Дисклеймер: извиняюсь перед Томом и Биллом за использование их имен и образов.
От автора: Очередной бред.

Pov.Bill
Кто-то говорит стекло глотать легче, чем   правду…Я полностью согласен. Когда ты понимаешь что ты совершенно один, не от кого ждать помощи и поддержки. Так хочется забыться, заткнуть уши, кричать и не верить всему этому. Хочется расплакаться и зареветь в голос, совсем как маленькому ребёнку. Но самое главное моё желание: очутиться в прошлом. В светлом, наполненным любовью и счастьем, просто беззаботном прошлом. Как было хорошо тогда, когда ты не сказал роковые слова «У меня есть другая, прости». Бонально, не правда ли? Но в тот день у меня оборвались последние ниточки моей и так никчемной судьбы. Просто больше нет  желания существовать в этом мире. Никто не будет жалеть о моей смерти. Никто.… И знаете, черт возьми! Это будет очень обидно, когда ты умрешь, а о тебе даже и не вспомнят. Просто исчезнуть! Как будто твой листок вырвали из уже и так переполненной тетради. Обидно, что мне  досталась такая судьба, но уже ничего не сделать.…
Прохожу в ванную комнаты  и откручиваю кран с холодной водой. Жидкость быстро заполняет края поржавевшей от старости душевой кабинки. Сажусь прямо в одежде и беру с тумбочки  лезвие. Медленно  провожу по запястью холодным железом. Кожу обожгло болью и из раны пошла  кровь. Делаю ещё два надреза. Теплая жидкость перемешалась с водой, и та стала багрового цвета. Постепенно краски начали угасать, и комната приобрела чёрно-белый цвет. Голова начала неприятно жужжать, а веки наливаться свинцом. Прощай мир, который я когда-то любил.

                                                                                             The End
Таак,на ошибки не смотрите,мне всего только 11 лет xD

+1

13

Первый этап закончен!
Теперь все дружно начинаем голосовать.
Все что вам нужно это написать мне сообщение с темой "голосование 1" и написать ник участника за которого отдаете голос.
У вас есть 5 дней !
Удачи всем участникам :)

0

14

Внимание!
Ситуация выглядит так: у нас есть 2 участника, которые набрали одинаковое кол-во голосов,
и могут выбыть.
Если до конца этого дня никто не отдаст голос хотя бы за одного из них
(ников подать конечно же не могу)
будет 2 варианта как можно решить эту ситуацию.
Либо выбывают сразу 2,
либо креативщики смогут оставить одно на свое усмотрение
(если после этого конечно не будет обид).
Если вы за то, что бы выбыли оба, нажмите на минус под сообщением,
если за то, что бы мы одного оставили, нажмите на плюсик.
Это очень важно!

+9


Вы здесь » Фанфики о Tokio Hotel » Конкурсы » Самый талантливый !!!!!!!!!


Создать форум. Создать магазин