Фанфики о Tokio Hotel

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фанфики о Tokio Hotel » Твинцест » Пила-2(Слэш,Драма, Экшн,Психология,Философия,Ужасы,BDSM,NC-21,midi)


Пила-2(Слэш,Драма, Экшн,Психология,Философия,Ужасы,BDSM,NC-21,midi)

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

Автор: Rina Vel & Mi6ka

Фэндом: Tokio hotel
Персонажи: Билл \ Том

Рейтинг: NC-21
Жанры: Слэш (яой), Драма, Экшн (action), Психология, Философия, Повседневность, Ужасы, POV
Предупреждения: BDSM, Смерть персонажа, Насилие, Твинцест, Нецензурная лексика
Размер: планируется Миди
Описание:
Прошло три года. Билл и Том живут в Лос-Анджелесе. Для всех у них все прекрасно, красивая жизнь, веселье и вечеринки. Но то, что скрыто от глаз посторонних, уничтожает одного из братьев. Сможет ли Билл справиться со своей болью и простить себя?
Это нам расскажет новая игра!

Посвящение:
Всем кто будет это читать и людям с железными нервами.

Публикация на других ресурсах:
Только с разрешения автора.

Примечания автора:
Комментарий Mi6ka: Всем привет) Я знаю, вы давно ждали продолжение первого нашего творения с Rina Vel и вот мы, наконец-то, приступаем к работе. Надеюсь вам все понравится, впереди вас ждет множество ловушек и сюрпризов.)))
Комментарий Rina Vel: Эх, что ж, приступим к написанию нашего творения. Я снова рада вернутся к этим вечерам, когда мы читали ваши отзывы, когда мы сидели допоздна, думая, как же вас запутать. Надеюсь, мы вас не разочаруем!)

А вот и мы, вернулись к вам, наши дорогие!

Вот вам сюрприз! Целых два банера к истории:

- http://s019.radikal.ru/i638/1204/10/b9d276a2a47d.jpg

- http://cs10039.userapi.com/v10039475/b8/xuUM75ysTEQ.jpg

Игра начнется в 21:00 по московскому времени, прошу не опаздывать и быть вовремя на сайте!

Отредактировано Mi6ka (24.04.2012 18:54:32)

+1

2

Да,да,да!!!! Ура!!! Пила-2! Я дождалась этого светлого часа!!!
Банеры просто шикарные!!! Особенно второй впечатлил!
Очень жду фанфик! Прямо в нетерпении!!!  http://uploads.ru/i/V/l/B/VlBDC.gif   http://uploads.ru/i/Y/l/8/Yl8GC.gif   http://uploads.ru/i/B/6/x/B6xZT.gif

0

3

Буду ругаться, и возможно даже матом. Ведь говорила, что название темы должно содержать:
- Название произведения.
- Категория и жанр.
- Рейтинг.
- Размер.
Если я все исправляю за всеми не значит, что можно нарушать правила. Еще раз и предупреждение сделаю.

Название темы отредактировала.
Кстати, выкладывание шапки без текста также ЗАПРЕЩЕНО.

0

4

(=Chica_Bomb=) написал(а):

Да,да,да!!!! Ура!!! Пила-2! Я дождалась этого светлого часа!!!
Банеры просто шикарные!!! Особенно второй впечатлил!
Очень жду фанфик! Прямо в нетерпении!!!

Второй делала я))) Рада, что тебе нравится)))

0

5

Lunar Witch написал(а):

Буду ругаться, и возможно даже матом. Ведь говорила, что название темы должно содержать:
- Название произведения.
- Категория и жанр.
- Рейтинг.
- Размер.
Если я все исправляю за всеми не значит, что можно нарушать правила. Еще раз и предупреждение сделаю.
Название темы отредактировала.
Кстати, выкладывание шапки без текста также ЗАПРЕЩЕНО.

Ой, простите, забыла))) У меня это в первый раз)))

0

6

Холодный ветер бьет по лицу. Мимо мелькают дома, огни фонарей, незнакомые мне люди. В голове вот уже три года меня не оставляют мысли и то кошмарное прошлое, что заставило меня потерять ее. Ее большие глазки, маленькие ручки, русые длинные волосы, нежный голосочек, что, как звон колокольчиков, до сих пор отзывается в моей памяти и эта искренняя улыбка, которая в ту же секунду омрачается криком боли.
Я до сих пор помню, как она просила меня выбрать ее. Как по ее детским пухлым щечкам текли огромные слезы, и как я предал ее. Как острые зубцы пилы разрывали ткань ее одежды, нежную кожу, безбожно вспарывали животик. Из ее рта текла кровь, а она кричала захлебываясь в ней. Даже когда острые края пилы раздробили ее позвоночник и уткнулись в бетонную плиту, моя маленькая сестренка была еще жива. Я до сих пор помню этот взгляд. Последний блеск в ее глазах и осознание моего предательства, отразившиеся в них.
Том говорил, что время лечит, но этой хуйней пусть он пичкает свою новую подружку, а не меня.
Конечно Рии он не рассказывает, что за монстр и чудовище на самом деле он. С этим должен жить и мучатся я.
Я взял твой мотоцикл, в очередной раз поняв, что просто не могу находиться с вами в одной комнате, одном доме, одном городе, одном мире, одной жизни. Ты наслаждаешься всеми прелестями, что подарил тебе это мир и я. Слава, деньги, развлечения, друзья, любовь, а я лишь наблюдаю за всем этим и сгораю от этого адского огня, что сжигает меня заживо.
Ты отвез меня в больницу, где заплатил кучу денег, что бы привести все мое тело в порядок. Чтобы никто не видел этих шрамов и не задавал ненужных вопросов. Но за это я возненавидел тебя еще сильнее. Я протестовал, кричал, проклинал тебя, что бы ты ничего не трогал и оставил все так, как есть. Но ты не слышал меня, а лишь смотрел своими холодными черными глазами и отдавал распоряжения врачам.
Ты излечил мое тело, но ты не можешь вылечить мою душу. Боль, с которой я живу, не дает мне покоя по сей день.
Каждую ночь мне сняться близняшки и их история. Я ведь все проверил и все что они рассказали, оказалось чистой правдой. Ни капли лжи.
Место, в котором мы оказались, заставило нас говорить правду, быть честными с самими собой. Познать всю мерзость наших душ и жизни. Как жизнь сломила нас и заставила стать этими мразями. Наши души были гнилыми и мерзкими, до тех пор, пока мы не сыграли в твою игру, брат.
Я больше не хотел петь, не хотел этой толпы, не хотел ничего в жизни.
Мы уехали в Лос-Анджелес, точнее, ты купил там дом и силой увез меня из родной страны. Ты увез меня от отца.
Ведь я искал его. Я хотел поговорить с ним, хотел, что бы он простил меня. Но ты не дал мне этого сделать и пресёк все мои попытки в его поисках.
Я знал, что ты знаешь, где он и по какой-то причине прячешь его от меня. Прячешь его жизнь, его семью. Но именно я был тем, кого ты заставил выбирать между маленькой еще не испорченной этим гнилым миром девочкой и тобой.
Но я до сих пор помню, что вначале повернул пилу в твою сторону. Помню, как в миллиметре от тебя я понял, что не смогу без тебя жить. Я и сейчас не могу. Я люблю тебя и ненавижу одновременно. Каждое твое прикосновение ко мне, стали для меня пыткой.
Я хотел лишь боли.
Я жил в этом прекрасном городе, с их красивой жизнью и ненавидел все это.
Я стал намеренно причинять себе боль.
Попросил Натали обрезать мне волосы, сбрить виски, состриг ногти на руках, стал ходить в спортзал вместе с тобой. Вначале потому что ты боялся и на секунду оставить меня одного, а потом, видя, что твое тело меняется и становится более рельефным и сильным, я стал повторять твои упражнения и укреплять его. Но это была долгожданная боль, которая так была нужна мне.
До сих пор я помню, как пришел домой и лежа в кровати чувствовал этот огонь в мышцах и боль, каждой клеточкой своего тела.
Но постепенно тело привыкло к физическим нагрузкам и боль, которую я так искал - отступила.
Однажды, я ехал мимо тату-салона и намеренно зашел в него. Тогда я сделал себе септум. Было очень больно и заживало тоже очень долго. Том тогда разозлился не на шутку, пытался вытащить колечко из моего носа, но я впервые оттолкнул его от себя и пригрозил, что если он еще хоть раз пальцем меня тронет, я возьму свою судьбу в свои руки, и он меня не сможет остановить.
После этого пошли изменения по всему телу. Еще два прокола в губе, смена цвета волос и новая тату.
Я намеренно потащил его в салон, что бы сделать твин-тату нашего времени рождения. Он думал, теперь все хорошо, и я смог жить с этим. Ведь в последние недели у нас все и вправду было отлично. Я согласился на приложение для фанатов и стал во всем этом участвовать. Том думал, что эти тату - наше объединение с ним, но у меня была своя точка зрения. Когда я приехал домой, и он увидел на моей руке еще одно тату, сказать, что он был в бешенстве, нет, он был в ужасе и растерянности. Он смотрел на эти кости, цветы и ласточку, мою любимую ласточку, которую я не собирался отпускать из своей жизни. Она была моим светом и показывала, что я лишь мерзкая жалкая тварь, не заслуживающая жить на этом свете.
Я не надевал шлем, когда брал мотоцикл брата, зная, что это злит его еще больше. Но мне так нравилось чувствовать всю эту опасность, ветер, который я вдыхал и который обжигал мои легкие, заставляя их гореть от боли, эти улицы и дома, что я проезжал в считанные секунды, все это заставляло меня чувствовать, что я пытаюсь убежать от прошлого, которое все равно накрывало меня с каждым днем все новой и новой волной боли и страданий.
Вижу впереди дороги обрыв, и даю еще больше газа, разгоняясь на еще большей скорости. Вылетаю с дороги и вот оно. Все как в замедленной съемке. Я лечу в воздухе, отпускаю медленно мотоцикл брата, расправляю руки, как крылья и падаю. Подо мной вода, в которую я погружаюсь, и меня накрывает волной от падения мотоцикла. Я не хочу сопротивляться этой толще, что тянет меня на дно, буквально ломая мои плечевые суставы. Я открываю глаза и улыбаюсь. Здесь темно и лишь луч от луны проскальзывает над водной гладью, не достигая дна.
Воздух еще есть в легких ,и есть силы всплыть на поверхность. Но я не принимаю никаких усилий.
Медленно закрываю и открываю глаза. Вижу тебя. Мою маленькую сестренку. На тебе красивое белое кружевное платьице и два хвостика с бантиками. Ты улыбаешься мне. Твои глаза такие живые и настоящие. Реснички все такие же большие и длинные.
Я протягиваю тебе руку, пытаясь коснуться тебя. Ты протягиваешь мне свою, давая знак, что ты ждешь меня.
- Софи, я люблю тебя!
Говорю только одними губами, и ты на это лишь склоняешь чуть вправо голову, и еще шире улыбаешься, шепча так же, что любишь меня тоже.
Не отпускай меня, Софи. Я хочу остаться с тобой. Хочу вымаливать веками твое прощение и страдать за все, что я натворил.
Открываю глаза, и вот ты уже прямо передо мной. Поднимаешь свои ладошки к моему лицу и касаешься моих щек. Прижимаешься своим лбом к моему, и говоришь:
- Проснись, Билл.
Что?
Резко открываю глаза и вдыхаю воздух легкими. Дышу так тяжело, словно пробежал целый марафон. Воздуха катастрофически не хватает, и я пытаюсь прийти в себя от всего, что только что пережил.
Только сейчас замечаю, что стою на четвереньках. Вижу под собой пол, выкрашенный зеленой краской, давно уже облупившейся и как пали воды стекают с моей одежды и волос. Поднимаю ладонь и стряхиваю кусочки приклеившейся зеленой краски.
Не понимаю, что это такое.
Поднимаю голову и осматриваюсь по сторонам. Вокруг меня темнота и только одно маленькое круглое окошко, над головой, в которое вовсю светит луна.
- Где я?
Снова осматриваюсь по сторонам и ничего не понимаю.
Стал ощупывать себя и только сейчас почувствовал на шее какой-то тугой ошейник из метала и какие-то металлические шнуры, идущие от него. Их оказалось всего четыре.
Снова этот страх. Оцепенения. Холодный пот по коже. Ужас в глазах.
Резко поднимаюсь на ноги, и меня ослепляет яркий свет. Жмурю глаза и пытаюсь привыкнуть. Чуть проморгавшись, вижу недалеко от себя старый телевизор и рябь в нем.
- Нет, - сам собой вырывается хриплый шепот.
Но тут рябь исчезает и на экране снова появляется деревянная белая кукла, в черном парике и клоунском макияже.
- Привет, Билл, - заговорила он. - Поиграем?

0

7

Я первая! ДА! Игра началась!
Бедный Билл похоже он сходит с ума. Медленно, но верно.
Софи, маленькая Софи. Мне так её жаль, Билли зачем ты развернул пилу? Ведь ты мог избавить от страданий многих людей!
Томас, он ненормальный на всю голову! Каким же надо быть психопатом, чтобы первый раз подвергнуть брата смертельной опасности, а тем более второй!!!
Бедный Билл, что же на этот раз приготовил ему Том? Неужели он считает, что брат ещё не достаточно натерпелся?
Авторы, я очень жду проду! Очень хочется получить ответы на скопившиеся вопросы, а их очень много!!!

0

8

(=Chica_Bomb=) написал(а):

Я первая! ДА! Игра началась!
Бедный Билл похоже он сходит с ума. Медленно, но верно.
Софи, маленькая Софи. Мне так её жаль, Билли зачем ты развернул пилу? Ведь ты мог избавить от страданий многих людей!
Томас, он ненормальный на всю голову! Каким же надо быть психопатом, чтобы первый раз подвергнуть брата смертельной опасности, а тем более второй!!!
Бедный Билл, что же на этот раз приготовил ему Том? Неужели он считает, что брат ещё не достаточно натерпелся?
Авторы, я очень жду проду! Очень хочется получить ответы на скопившиеся вопросы, а их очень много!!!

Ответы будут в новых глава)))
Но почти на все вопросы мы ответим))

0

9

(=Chica_Bomb=) написал(а):

Томас, он ненормальный на всю голову! Каким же надо быть психопатом, чтобы первый раз подвергнуть брата смертельной опасности, а тем более второй!!!


А ну не надо на Тома! Он шикарный парень *О*

+1

10

Rina Vel написал(а):

А ну не надо на Тома! Он шикарный парень *О*

О, да! ДеткО рулез! http://uploads.ru/i/V/l/B/VlBDC.gif   http://uploads.ru/i/l/r/M/lrMB0.gif

0

11

После того, как Йост обговорил с нами весь план действий и забрал труп Фила, я, не дожидаясь Билла, выскользнул из дома, не заботясь о своем внешнем виде. Только сейчас, вот именно в этот момент, я осознал, что убил человека. Господи, неужели это я?!
На улице уже светит луна, так как, времени сейчас около часа ночи. Я не могу сидеть дома, там все напоминает о случившем происшествии. Облизываю губы, на них до сих пор остался вкус Билла, молочный шоколад, который он любит покушать и кровь, соленная и металлическая.
Иду по улице, никого нет, ни одной души, ни одного человека, лишь какая-то дворовая собака залаяла на меня, растопырив лапы и приготовившись к прыжку, когда увидела меня. Я с болью в глазах глянул на нее и через пару секунд она взвыла самым протяжным воем. Как же я хотел завыть вместе с ней!
Руки трясутся, такое чувство, будто у меня ломка. В голове, обрывками воспоминаний, крутятся моменты убийства. Кровь, осколок, который больно впивается в руку, оставляя глубокие ранки, на которые мне в тот момент было наплевать и глаза Билла, который смотрит на меня со страхом и беспокойством. В тот момент в меня вселился бес, черт, а может кто-то другой, но сейчас, когда его нет, я чувствую угрызение совести. Сжимаю кулаки и, кидая убийственный взгляд на собаку, иду дальше.
Неподалеку от нашего дома есть дешевый клуб, если так можно назвать маленькую хибарку, продающую ужасный коктейли и не имеющих никаких санитарных норм, кроме желтоватой воды. Захожу в него, ощущая неприятный запах, от чего сморщиваю нос и осматриваюсь. Где же тут туалет? Пару человек, которые еще были, более менее, трезвыми, посмотрели на меня с ужасом в глазах, но тут же резко отвернулись. Прохожу по залу, замечая вдалеке надпись «WM», куда и направляюсь. Открываю эту хлипенькую дверь, я подхожу к зеркалу. И сразу же останавливаюсь на месте, шокировано оглядывая себя.
Белая футболка заляпана кровавыми сгустками, на черных джинсах просто капельки крови, но вот руки… Они по локоть в крови, которая уже высохла, и неприятными кожурками спадала с меня. Меня тошнит, и я быстрее бегу к туалету. Пару минут меня жестоко полощет, я не могу остановится. Кажется, что все, что я съел за свою жизнь, вышло из меня. Когда я, перестал чувствовать это ужасное состояние, я поднялся с колен и подошел к раковине. В разбитом стекле клуба я видел потерянного юношу, темные круги под глазами, чуть обведшая кожа, худое, острое лицо и беспокойные глаза, в которых стоят слезы. Включаю кран на полную мощность, не заботясь о том, зайдет кто-то или нет, глубоко наплевать. Жестоко царапая кожу, смываю со своих рук кровь, меня трясёт, в голове шум, крики и глаза Билла. Это не просто воспоминание, которое сотрется со временем, нет, оно застрянет в моей голове, будет там жить и никто не сможет мне помочь.
Смыв с себя кровь на руках, я приступаю к футболке, но делаю только хуже, потому что кровь не смывается, она растирается, оставляя красные разводы. Закрываю кран, только сейчас почувствовав, как воняет хлоркой и еще каким-то ужасным запахом.
Выхожу из туалета и осматриваю клуб. Веселье, пьянка, смех. И никто не знает, что в пару метрах отсюда, был убит человек, который пытался изнасиловать моего брата. Никто не знает, какие угрызения совести я испытываю. Никто никогда не поймет меня. А что самое страшное, возможно я лишусь брата. Я понимаю, что после произошедшего, Билл может возненавидеть меня, что поцелуй, которым одарил он меня, может оказаться фикцией, подменой, обманом.
Не могу находится среди людей, пускай пьяных, не могу! Выскакиваю из клуба и шагаю от него куда подальше. Ужасное, ноющее чувство, я не могу понять, что со мной происходит!
Может мне лучше сдохнуть? Всем будет лучше, и я освобожусь от этих чертовых оков, сковавших мое сердце.
Иду по набережной. Песок заглушает мои шаги, вода, словно зеркало, отражает ночное небо и иногда по ней скользят какие-то существа. Тишина города мучает уши, так хочется, чтобы кто-нибудь что-нибудь сказал, и я не слышал этой звонкой тишины.
Подхожу к мосту, опираюсь об него, схватившись в перила так, что костяшки побелели.
Набираю в легкие побольше воздуха и разрываю эту тишину своим криком. Все что накопилось, все, что должно было через что-нибудь выскользнуть, вылилось в этом душераздирающем крике. Где-то встрепенулись птицы, где-то залаяла собака. А я продолжал кричать, выпуская из себя боль. Руками ударял в перила, стараясь заглушить это ноющее чувство в душе и сердце.
Прекращаю кричать, так как голос садится.
Смотрю на воду, облокачиваюсь об перила и просто стою.
Неожиданно, на мое плечо ложится чья-то рука, и я, резко дернувшись, поворачиваюсь, чтобы посмотреть, кого сюда принесло.
Этим кто-то, оказывается девушка. На вид ей можно было дать восемнадцать лет, но глаза, которые в темноте отсвечивали свет от фонаря, были умные и пожившие на своем веку немало лет. У нее были блондинистые волосы, которые сейчас растрепались по плечам приятными волнами. Одета она была просто и со вкусом. Черная строгая юбка, доходящая ей до колен, милые коротенькие сапожки и белая рубашка. Она смотрела на меня с каким-то пониманием и улыбалась уголками губ.
- Шанталь, - произносит она и сжимает мое плечо, на котором до сих пор лежит ее теплая ладошка.
Я ничего не отвечаю, а лишь растеряно смотрю на нее.
- Не бойся меня. Извини, что потревожила тебя! – произносит мелодичный голос, чистый, нежный, который хочется слушать часами.
- Том, - хрипло произношу я, и перед глазами все расплывается. – Приятно познакомиться.
- Пойдем, Том! Тебе надо переодеться, – она берет меня под руку и куда-то ведет.
Я чувствую запах ее духов, миндаль и какой-то еще приятный вкус, не могу разобрать. Одурманенный этим, я позволяю делать с собой все, что ее душе хочется.
Мы подходим к золотому Роллс-Ройсу, который приятно моргнув желтыми фарами и незамысловатым писком, разрешает нам сесть в него. Шанталь, если ее реально так зовут, открывает мне дверь и садит на переднее сидение. Я сам могу застегнуть ремень, о чем ее и предупреждаю. Она лишь пожимает плечами и говорит, что просто хочет помочь.
Через пару минут мы подъезжаем к шикарному отелю в нашем городе. Выходим из машины и заходим в здание, при этом, никто из служащих не возмутился, лишь приятно улыбнулись, когда мы прошли в холл, подошли к стойке и моя спутница попросила ключ от номера.
Поднимаемся наверх и, когда Шанталь открывает двери, мы входим внутрь номера.
Он был обставлен богато, но со вкусом. Не могу точно сказать в какой именно цветовой гамме, так как, свет был приглушенным, но приятным и расслабляющим.
- Проходи и садись на кровать, я сейчас принесу тебе что-нибудь выпить.
- Не надо…
- Просто сядь, я стараюсь тебе помочь.
- Зачем?
Мой вопрос оставляют без ответа и Шанталь уходить куда-то вглубь комнаты.
Я присаживаюсь на кровать, чувствуя, какая она мягкая. Как же хочется лечь и забыться. Не думать не о чем, не вспомнить, не помнить, просто лечь.
Слышу цоканье каблучков. Это пришла Шанталь с бокалом шампанского, и с рюмкой чего-то. Поддает мне бокал и произносит:
- Чтобы все было хорошо.
Чокается со мной и выпивает свою рюмку, я следую ее действию и залпом пью шампанское, которое приятно шипит на языке.
Отдаю ей бокал и чуть расслабляюсь.
- Ты нужен мне, Том!
Произносит она, и я чувствую, что глаза закрываются против моей воли.
Последнее что я вижу, так это то, что девушка склонилась надо мной и улыбнулась злобной ухмылкой.

Очнулся я почувствовав жуткий холод. Легкие жгло при каждом вдохе, все тело трясло, зубы давно сами собой стучали, а я все, сквозь дремоту, пытался нащупать одеяло.
Открываю глаза и тут же зажмуриваю их от яркого света. Жду несколько секунд, что бы они немного привыкли и снова их приоткрываю. На потолке светятся какие-то лампы с голубым огнем, по сторонам какие-то полки на которых навалены огромные туши с мясом, а изо-рта я выдыхаю огромные облачка пара, который мне кажется еще чуть-чуть и замерзнут, упав тонким слоем льдинок.
Опускаю руки на пол, но тут же их прижимаю к груди, чувствуя подушечками пальцев остаточное липкое действие от соприкосновения с ледяным полом. Пытаюсь сесть, но моя футболка похоже примерзла и я с огромным усилием стал отдирать ее от пола, чувствуя горящую боль кожи спины. Если бы не ткань футболки, мне явно пришлось бы отдирать себя с мясом.
Сижу на полу и пытаюсь вспомнить все, что со мной произошло. Помню отель, какой-то номер, шампанское, Шанталь и смех, потом темнота. Как же я тогда оказался в этом холодильнике?
Я поднял руку, что бы размять ноющую шею и только сейчас услышал звон цепей. Резко оглянулся назад и увидел огромную ледяную глыбу за спиной и примерно сантиметров в десять металлические звенья цепи, идущие из нее и заканчивающиеся у меня в руках.
Только сейчас я увидел огромные железные крюки, воткнутые в мои верхние конечности рук. Растопыриваю пальцы и оглядываю свои руки, с ужасом пытаясь осознать, всю ситуацию.
Чуть поворачиваю руку и тут же чувствую жгучую боль в области ран. Тот кто так проткнул мои руки знал, как сделать это правильно и не задеть локтевую кость, а сделать все точно попав прямо в мышцы не задев нервных окончаний.
Резко встаю на ноги и чувствую новый сюрприз, теперь уже на шее. Что-то стало с силой сжимать ее. Поднимаю руки и пальцами нащупываю тугой кожаный ошейник, замок на нем и такую же цепь идущую от него, как у меня на крюках. Делаю шаг назад и цепь перестает натягиваться, и я могу дышать.
Начинаю снова осматриваться по сторонам и только сейчас вижу под ногами валяющийся диктофон. Делаю еще пару шагов назад и опускаюсь на колени. Беру в руки диктофон и нажимаю кнопку Play.
Сначала из динамика слышится какое-то шипение и только через пару секунд я расслышал жутко искаженный мужской голос.
"Привет, Том. Наверно ты сейчас в растерянности и не понимаешь, как ты оказался в подобном месте. Но сейчас главный вопрос не как, а за что, ты тут оказался?! Я знаю твой секрет. Из-за своей ревности и не сдержанности, ты убил человека, а это не допустимо. Люди не должны убивать себе подобных. Поэтому я предлагаю тебе сыграть в игру. Как ты мог уже заметить в твоих руках вставлены крюки, а на шее ошейник, от каждого из этих предметов идет цепь. Две из них заморожены в глыбе льда, а одна закреплена на сложном механизме, который активизируется, как только игра начнется. Видишь дверь перед тобой?"
Я тут же посмотрел на лево и увидел дверь с таймером, показывающую обратный отсчет в три минуты.
"У тебя будет ровно три минуты, что бы сдвинуть глыбу льда на 2 метра, до красной отметки на полу. Как только ты это сделаешь, то над потолком увидишь ключ, который освободит тебя от ошейника. Цепь, что идет от него будет натягиваться с каждым разом, если ты будешь останавливаться и в конечном счете ты умрешь от удушья. Но поторопись, потому что если ты не успеешь, то замок на двери закроется и ты замерзнешь в этом богом забытом месте. Удачи. Игра началась!"
Мои руки тут же задрожали и я начал паниковать. Стал кричать, что есть силы, прося о помощи, но все без толку. Легкие все сильнее обжигал холод и я стал понимать, что если не сделаю этого, то замерзну тут заживо. Перед глазами тут же появился образ Билла. Его улыбка, смех, любящие и преданные глаза. Я не могу так просто просить его, я хочу жить не только ради себя, но и ради него. Он не переживет, если меня не будет. Да и кто я такой, что бы плевать на собственную жизнь. Я хочу жить, я просто должен.
Встаю с колен на ноги и осматриваю свои руки. Так если я намотаю цепи на руки, то смогу с меньшими повреждения для рук, сдвинуть эту махину. Беру аккуратно цепь и начинаю наматывать ее на руку, но на ней уже такой нарост льда, что мою кожу буквально ошпаривает болью и я сразу же отпускаю метал.
Несколько секунд на раздумье и осознание того, что у меня нет выбора и мне придется натягивать цепи за счет крюков, что в моих рука.
Поворачиваюсь к двери, сжимаю руки в кулаки, выдыхаю и делаю первый шаг. Цепи тут же натянулись и стали тянуть назад крюки, заставляя в полную силу ощутить мышцами боль от давящего метала. По началу мне казалось, что глыба льда не должна вообще никак сдвинуться, при таком морозе, но тот ублюдок, что притащил меня сюда, все предусмотрел и даже гребанный кусок льда, что делал меня зверем в этой клетке снежной королевы, был размещен на какой-то платформе с колесиками. Это ничуть не облегчало мне задачу, т.к. она была очень тяжелой и с каждым моим движением мои раны горели адским пламенем. Крюки настолько впивались в мышцы, что готовы были их разорвать по полам.
Я все время наблюдал за таймером. Время дало обратный отсчет, как только я сдвинул глыбу на один шаг. Но этого было мало. Было еще так много шагов и боли, что не давала мне даже дышат. На секунду мне даже показалось, что мое сердце замерзло и больше не бьется.
Вот уже прошла минута, а я еле-еле приближался к половине моей цели. Я видел ключ висевший над потолком, но так же и чувствовал, что как только я медлю, что-то тут же натягивало мою цепь на ошейнике и мне становилось тяжело дышать. Но я хотел жить, я не смел сдаваться.
Но тут одна моя нога заскользила и я упал на колено. Ошейник на шее сразу же стало затягивать и я не думая, сжав зубы и медленно вдыхая сквозь них воздух, стал подниматься и делать еще один шаг. Я знал на чем я поскользнулся, кровь из ран давно уже стекала на пол, огромными алыми каплями, на голубом ледяном полу. Увидь я подобную картину, нарисованную художником, я бы залюбовался, но это не картина, это жизнь и боль, которая вытекает из моих ран на пол.
Еще шаг, второй, третий… Время нещадно тикает и вот уже остается полторы минуты. Еще шаг, еще, осталось совсем чуть-чуть.
Наконец я дотащил эту глыбу до отметки. Что-то щелкнуло и мой ошейник перестало натягивать и он даже слегка ослаб, позволив мне ровнее дышать. Но нет времени на раздумья. Я смотрю над собой и вижу ключ, подпрыгиваю и с первого раза успеваю его схватить и сорвать с тонкого шнурка. Холодный метал тут же обжег кожу, но я старался не думать об это, а терпеливо продолжать. Быстро нащупав замок, я стал искать отверстие для ключа, но никак не мог его нащупать. И только через секунду, всего одну секунду раздумий, стал нащупывать его сбоку. Я оказался прав, чувствуя пальцем маленькую, чуть с резцами дырочку, стал аккуратно и не торопясь вставлять ключ. Сейчас нельзя было торопиться, потому что в попыхах я бы больше провозился. Один поворот ключа и замок открыт. Вытаскиваю его и мой ошейник тут же падает на пол.
Смотрю на дверь, у меня ровно минута. Так время есть, теперь надо освободить руки. Что же делать?
Хватаюсь рукой за крюк и хочу его потянуть, но из раны сочиться слишком сильное кровотечение и рука все время скользит. Вот сейчас в пору паниковать, потому что страх остаться тут, после того, сколько я прошел, было не выносимо страшно. Из глаз моих, только сейчас, потекли соленые дорожки слез, потому что я пытался и пытался схватиться за крюк и вытащить его. Смотрю на таймер сорок пять секунд.
Я уже стал закусывать собственный кулак, что бы не зарыдать от отчаяния. Кладу руку на лед и только сейчас мне приходит в голову идея. Я не знаю получится ли, но попробовать стоит.
Я поднимаю одну руку вверх и со всей силы обрушиваю ее на эту махину. Крюк тут же врезается в лед и что есть сил тяну руку к кончику. Второй я хватаюсь за самый изгиб и тяну его наверх. Я вонзил крюк не сильно, поэтому вытащить его было легко, а рука сошла, как по маслу внизу. Тот же маневр я проделал и со второй рукой. Но когда схватился за изгиб, то услышал мерзкое пиканье,  оповещающее, что у меня осталось ровно десять секунд. Я что есть силы, вырываю крюк и освобождаю руку. Бегом бегу к двери, но снова поскальзываюсь на крови. Пять секунд. Опираясь на руки ползу к двери и хватаюсь за ручку, слышу щелчок и толкаю ее. Как только дверь открывается, вижу, как три стальных засова выдвигаются из дверного проема и хотят своими зубьями захватить дверь, но все, что они хватают, это морозный воздух.
Я переворачиваюсь на спину и тяжело дышу. Еще в двери я увидел свое отражение и мои посиневшие губы, которые сейчас дрожали и шептали только имя брата.
Да, я сделал это Билл.
Смотрю на моргающую лампу на потолке и мои глаза начинают медленно закрываться. Больше нету сил бороться, нету сил дышать, нету сил жить.
-Том! Том!
Слышу я сквозь темноту чей-то женский голос, но мне уже все-равно. Я сыграл в игру этого ублюдка и доказал, что я достоин жить в этом гребаном мире.
Чувствую, как кто-то поднял меня на руки и куда-то понес. Чуть приоткрываю глаза и вижу, как мелькают какие-то трубы, лампы, а в нос ударяет запах сырости и тлена.
Кто-то берет меня за руку и не отпускает. Такие тонкие пальчики и такие теплые.
Слышу звук открывающейся двери, снова яркий свет в комнате и меня кладут на какой-то стол.
-Сделайте все, что надо! - слышу я все тот же нежный женский голос. - Он прошел игру и нужен нам живым.
Медленно поворачиваю голову в сторону голоса и вижу ту девушку с моста, кажется Шанталь?! Она по прежнему держала в своей хрупкой ручке мою и отдавала кому-то приказы. Затем посмотрела на меня, нежно улыбнулась и погладила по холодному лбу.
-Отдыхай, Том! Ты это заслужил. - она нежно мне улыбнулась. - А завтра ты проснешься новым человеком. Новым Пилой.

+1

12

Глава 3.
Шум волн. Слепящее солнце. Горячий песок под ногами. И легкий прохладный ветерок.
Это свобода.
В каждой стране она разная.
Я нашел ее в городе Лос-Анджелес.
Я насильно привез своего брата сюда в надежде, что он поймет меня. Но он глух к моим мольбам и прощениям. Сколько раз я не пытался объяснить ему, что это был его выбор, он все равно не слушал и не хотел слушать меня.
Я долго продумывал все детали игры, в которой выжить должны были двое. Так и вышло, мы с Биллом живы, только благодаря ему. Но он продолжает мучатся и страдать по Софи. Маленькой крошке, что была нашей сестрой.
Когда нас бросил отец, мы были такими же крохами, как и она. Я до сих пор помню этот хлопок входной двери и плач мамы. Помню, что он даже не попрощался с нами, просто собрался и ушел.
Я помню, сколько лет Билл винил себя в том, что он ушел из-за него. Ведь именно в тот день мы катались на велосипедах и Билл, не увидев отцовской машины стоящей у дома, врезался в нее и оставил небольшую вмятину.
Родители в тот вечер еще сильнее поругались, чем прежде. Отец снова кричал, что ему придётся идти работать сверхурочно, что бы оплатить ремонт машины и врача для Билла, который расшиб себе колено, и мама боялась, что он мог сильно удариться головой, но все обошлось.
После этой ссоры он собрал вещи, хлопнул дверью и вот, мы его больше не видели.
Как-то вечером мама рассказала мне, что до нашего рождения она мечтала стать известным дизайнером интерьеров и если бы она не решила родить нас, то возможно ее мечта сбылась. Мы тогда переехали в деревушку Лойтше и сняли маленький деревянный домик, всего с двумя спальнями. Жить было очень тяжело, порой нам даже было нечего есть, но мама работала на двух работах, что бы прокормить нас и каждый день говорила, что у нее много разочарований в жизни, кроме одной. Нас. Мы с Биллом стали для нее теми лучиками света, которые позволяли ей жить и наполняли ее сердце счастьем.
Отец изредка появлялся в нашей жизни, но он лишь привозил деньги, клал их на стол и, не смотря на нас с Биллом, тихо уходил из дома. Если бы не нужда, я бы сам запихнул ему эти деньги в его глотку, лишь бы только он не мучал Билла своим присутствием. После каждого его такого визита, мой младший братик очень много плакал.
Каждый раз, заходя к нему в комнату, я успокаивал его и говорил, что мужчина не должен плакать, но даже это не помогало. Билл часто болел и становился все более замкнутым в себе.
Мама позволяла нам все. Я проколол себе губу и стал отращивать волосы, что бы больше нравиться девочкам, а Билл проколол бровь и язык. Волосы все так же коротко стриг, но после Хеллоуина, на котором он был Вампиром, выкрасил их в черный цвет и стал подводить глаза черным карандашом, который выпросил у мамы.
В школе было еще хуже. Билла постоянно обижали и постоянно обзывали педиком. Я, как мог, старался его защищать, даже стал заниматься карате, не для драк, а так, что бы наводить побольше страху, но однажды пришлось применить свои навыки.
В тот день была очень плохая погода. Шел дождь, наверное, именно из-за этого мы с Биллом так ненавидим плохую погоду. В школе учителя нас разделили и развели по разным классам, а все из-за этой училки Мельер. У нее на лице было написано, что она садистка и ненавидит детей, а нас с Биллом возненавидела с первых же дней нашего поступления в школу.
Я, как всегда, сидел у нее на уроке и скучающе смотрел в окно. Тогда мне дождь казался вдохновением. В нашей жизни уже появился Гордон. Он был классным. Играл на множестве музыкальных инструментов и нас с Биллом учил. Хоть мой братец и не особо жаждал учиться играть хотя бы на гитаре, но ему нравилось петь. Это у него получалось замечательно. И стоило ему дать свободу в этом "хобби", как он умудрялся петь везде, где только можно. Дома, на улице, в школе, в гостях, на кухне, в ванной, в туалете и даже у нас в комнате по ночам сквозь сон. Его просто было не заткнуть.
Ситуацию усугубило, когда он попал на телешоу, мама постаралась, и отправила заявку. Билл тогда проиграл, вот слез-то было.
После этого я дал ему обещание, что обязательно научусь играть на гитаре, и мы соберем группу. Тем более, потенциальных претендентов я уже приметил. Георга и Густава, что учились у нас в школе. Клевые пацаны, хоть второй и был каким-то тихоней и батаном, но он умел играть на барабанах, а это просто находка для нашего возраста.
Кап-кап, бьются капельки карниз об окна. Кап-кап, стекают они струйками по стеклу школьного окна.
Кап-кап, я слышу первый отголоски мелодии.
Кап-кап, начинаю напевать я.
Кап-кап: "Schoenes maedchen aus dam all…."
Я стал записывать строчки и аккорды мелодии, что возникла у меня в голове.
"Надо обязательно показать Биллу и ребятам. Уверен из этого получится не плохая песня, а с Гордон поможет нам доработать!" - подумал тогда я.
Но стоило мне снова посмотреть в окно, как я увидел Билла, который выбежал во двор, а за ним толпа ребят, во главе с Олафом. Этот пацан всегда был мразью и сволочью, еще с самого детства. Он вечно собирал вокруг себя толпу неудачников, отбирал у школьников деньги, угрожал им расправой, бил, что есть мочи, и, в последствии, стал преступником, когда вырос.
Я, не долго думая, сорвался с места и выбежал из класса. Вслед мне уже вовсю визжала Мильер и грозилась вызвать директора, что бы тот меня исключил из школы. Но мне было плевать, мой младшенький был в опасности, и если я не вмешаюсь, то ему не сдобровать.
Выбегаю во двор и ищу глазами ребят, но никого не вижу. У нас было одно укромное местечко, где мы курили, оно находилось во дворе, в подвале, который, якобы, должен был быть закрыт. Подхожу к двери и вижу, что замка на ней нет и чуть в приоткрытую щель виден мерцающий свет от единственной лампочки, вкрученной в плафон под потолком. Я медленно открыл тяжелую дверь, так тихо, как только мог, чтобы не шуметь и стал бесшумно спускаться по ступенькам вниз.
Внизу был слышен смех и чьи-то стоны.
- Тише ты, - забубнил кто-то. - Не дай Бог кто услышит!
- Да кто услышит, - это был голос Олафа. - Льет, как из ведра. Я даже тут слышу, как гремит гром.
И в подтверждение его словам тишину рассеял громкий грохот грома, что заставил даже меня подпрыгнуть от ужаса.
Спустившись вниз, я быстро выглянул из-за угла, и тут моему взору открылась такая картина, которая до сих пор стоит у меня перед глазами. По среди подвала стоял Олаф со спущенными штанами, а перед ним на четвереньках Билл и делал ему минет. Один из парней держал моего братика за руки, заломив их за спину, Олаф схватил его за волосы и натягивал на свой вставший член, а остальные двое сидели около стены и дрочили друг другу, глядя на это зрелище.
Я отвернулся и прижался спиной к стене. Злость так и кипела во мне. Я с силой сжал кулаки и почувствовал, как ногти впились в нежную кожу и из ладоней потекли тоненькие струйки крови.
- Да, вот так! Соси, сука, - шипит от удовольствия Олаф.
Выбегаю из-за угла и со всей силы бью по лицу парня, что держит руки моего брата, затем по морде получает Олаф, но мне этого мало, я хватаю его за грудки и наношу все новые и новые удары.
- Ты... Тварь поганая… Как ты посмел… трогать его?! - кричал во всю я, нанося один удар за другим, видя, как его лицо покрывается все красными пятнами, а кожа лопается от ударов и из нее начинает течь кровь.
Я хочу убить эту мразь, убить сволочь, что прикасалась к моему брату. Да как он посмел, у него еще наглости хватило.
Меня хватают за руки и заламывают их за спину. Валят на пол и начинают пить ногами. Я терплю. Не дождетесь, ублюдки, что я произнесу хоть слово. Сквозь эти удары и боль, я лишь смотрю на Билла, которого держит все тот же парень и не дает ко мне подбежать. Как из его глаз струятся слезы, размазывая всю косметику, и черными дорожками стекают по щекам.
- Прошу вас, прекратите. Ему же больно! - кричит мой братик. - Умоляю, я сделаю, что угодно, только не тро…
- НЕЕЕЕЕЕЕТ! - кричу на него я, и смотрю со всей злобой, какая только есть. - Не смей, иначе ты мне не брат!
Злобно рычу на Билла и вижу страх в его глазах.
После того, как они вдоволь насладились избиением, эта шпана выволокла меня во двор и бросила на дорогу, прямо под проливной дождь. Тут же ко мне подбежал Билл и стал причитать. Убирать намокшие волосы у меня с лица, обнимать и все так же плакать.
- Не хнычь, плакса! - улыбаюсь я. - Ты же мужчина.
В эту самую минуту во двор выбегает Мильер с директором школы и начинает причитать, что я хулиган и срываю ей урок.
В конечном счете, нас с Биллом наказали, да еще и вдобавок меня обвинили в том, что я якобы избил Олафа ни за что. Мы с Биллом молчали, а иначе, как мы могли объяснить, что Олаф избит. Если бы я сказал, что десять минут назад видел, как моего брата в рот пялил этот ублюдок, я бы еще больше сломал жизнь Биллу. Поэтому, мы молчали и нас посадили под домашний арест на две недели.
Мама с Гордоном нас не ругали, они каким-то образом поняли, что все произошло не просто так и просто позволили нам остаться наедине в комнате. В ту ночь Билл не плакал, он тихо подбежал к моей кровати, залез под одеяло и аккуратно меня обнял. Он рассказал мне все про эту мразь, и сколько времени он заставляет его все это делать. В ту ночь я поклялся, что буду всегда защищать его и никогда не дам в обиду.
Но мой братик рос, наша группа стал популярной, а он все так же влипал в неприятности.
Когда я узнал, что у отца родилась дочь, то впервые за долгое время сам позвонил ему. До этого с отцом, как мог, общался Билл, даже на первые заработанные нами деньги взял его отдыхать вместе с нами на Мальдивы, пока отец не встретил женщину и окончательно не оборвал с нами связь. Все так же присылая алименты, теперь уже по почте.
Когда я ему позвонил, он не узнал мой голос, а когда я представился, то переспросил, какой еще Том. Было больно, даже очень. В разговоре, он попросил больше не лезть в его жизнь. У него теперь есть настоящая семья и ребенок, которого он действительно любит. А нас с Биллом он просто принял, потому что мама не захотела делать аборт.
Было чертовски больно. Я, наверное, впервые за это время заплакал. Помню тогда прибежал в мою комнату Билл и долго меня утешал. Он не спрашивал, что произошло и почему я плачу, лишь положил мою голову к себе на колени, стал поглаживать мои дреды и напевать тихую колыбельную из нашего детства, что пела нам мама, когда мы были маленькими.
После того, как я стал Пилой, я долго не решался сыграть с Биллом в игру. Но после того, как наш биологический отец предпринял попытку связаться с Биллом и в надежде выклянчить у него денег, а зная моего брата, то бы не отказался, я наконец-то принял решение, что бы мой брат стал сильнее и научился себя уважать.
Я выбрал одиннадцать человек для игры. Восемь из них был непосредственно связаны с нашей жизнью и лишь две близняшки соприкасались с нами только тем, что родились с нами в один день и один год, но ступили на преступный мир и убивали людей за деньги. Хоть их история была и невероятной, но они уже были взрослыми и могли остановиться, но не делали этого. Преступный мир сожрал их, и ничто не могло им помочь вылечиться.
Я знаю, что поступил жестоко с маленькой девочкой, но дети всегда расплачиваются за ошибки своих родителей. Возможно, если бы отец не бросил нас, он смог бы воспитать в Билле мужчину, а не взвалить этот груз на мои плечи. Плечи такого же маленького ребенка, каким был Билл.

0

13

Ааааа вторая часть. Буду читать.
После первой была под впечатлением.
Автору опять от меня респект! Потрясающе пишите. Жду дальше)

0

14

Na$ty написал(а):

Ааааа вторая часть. Буду читать.
После первой была под впечатлением.
Автору опять от меня респект! Потрясающе пишите. Жду дальше)

Рада, что нравиться))) Будем стараться заинтересовать вас новой частью)

+1

15

Na$ty написал(а):

Ааааа вторая часть. Буду читать.
После первой была под впечатлением.
Автору опять от меня респект! Потрясающе пишите. Жду дальше)


Авторов ДВОЕ! Пишется  в соавторстве!

0

16

Уже заинтересовалась..вчиталась)
Я с вами до конца точно ))

0

17

А за опечатку простите, не хотела. Авторам огромный респект. Не обижайтесь

0

18

Ааааааааа. Бл88888ть. Тоооооом. Бииииилл. ААААААА ЧТО ЗА ДИКИЙ ТРАНДЕЦ ТУТ ВАЩЕ БЛ*ТЬ ПРОИСХОДИИИИИТ.
Это, по-моему, самое высокоинтеллектуальное, на что я сейчас способна.
А, не. Вот ещё: ТОМ ТЫ ПСИХОПАААТ. И ТЫ, БИЛЛ, ТОЖЕЕЕ.

0

19

Na$ty написал(а):

А за опечатку простите, не хотела. Авторам огромный респект. Не обижайтесь

Не парься) Рина вчера просто злая была) Она даже на позитивных ПЧ вчера сорвалась)

0

20

Mi6ka написал(а):

Не парься) Рина вчера просто злая была) Она даже на позитивных ПЧ вчера сорвалась)


Я - няша) Мур

0

21

E&E написал(а):

Ааааааааа. Бл88888ть. Тоооооом. Бииииилл. ААААААА ЧТО ЗА ДИКИЙ ТРАНДЕЦ ТУТ ВАЩЕ БЛ*ТЬ ПРОИСХОДИИИИИТ.
Это, по-моему, самое высокоинтеллектуальное, на что я сейчас способна.
А, не. Вот ещё: ТОМ ТЫ ПСИХОПАААТ. И ТЫ, БИЛЛ, ТОЖЕЕЕ.

А Билл то с чего О_о

0

22

с ума он сходит просто. медленно, но верно.

0

23

E&E написал(а):

с ума он сходит просто. медленно, но верно.


Про Билла было так мало написано, но он уже сошел с ума) Класс:)

0

24

Rina Vel написал(а):

Про Билла было так мало написано, но он уже сошел с ума) Класс:)

ЛЮБЛЮ БИЛЛА, НЕ СЕКРЕТ :D

0

25

E&E написал(а):

ЛЮБЛЮ БИЛЛА, НЕ СЕКРЕТ


Хех) Хорошо)

0

26

Блин пропустила проды! Авторы простите!
У меня просто нет адекватных слов! Офигела! С одной стороны Том весь такой герой, воспитывает Билла, защищает, а с другой психопат конченый!
Бедный Билл! Он и так в детстве натерпелся, да тут ещё Том со своей игрой!
Как же мне жаль малышку Софи! Ну за, что? Дети не виноваты в том, что у них сволочные родители! Она ведь была такая маленькая, она не в чём не виновата!
Я бы на месте Томаса первым в игру запихнула отца! Да в такую, чтобы хрен выбрался из неё! http://www.kolobok.us/smiles/rpg/butcher.gif   http://s8.rimg.info/42e1a8deb81188c73bd6e2a4e74d32eb.gif   http://www.kolobok.us/smiles/user/KidRock_07.gif 
Мне всё жутко нравится, жду дальше!!!

0

27

(=Chica_Bomb=) написал(а):

Блин пропустила проды! Авторы простите!


Нет, не простим) Чего извинятся? Мы всё понимаем)

(=Chica_Bomb=) написал(а):

С одной стороны Том весь такой герой, воспитывает Билла, защищает, а с другой психопат конченый!


С чего вы взяли, что он психопат? О_О

(=Chica_Bomb=) написал(а):

Бедный Билл! Он и так в детстве натерпелся, да тут ещё Том со своей игрой!

Ноу комментс.

(=Chica_Bomb=) написал(а):

Как же мне жаль малышку Софи! Ну за, что? Дети не виноваты в том, что у них сволочные родители! Она ведь была такая маленькая, она не в чём не виновата!
Я бы на месте Томаса первым в игру запихнула отца! Да в такую, чтобы хрен выбрался из неё!


Злобные вы Т_Т
Но такова судьба.

(=Chica_Bomb=) написал(а):

Мне всё жутко нравится, жду дальше!!!

Ждите :D

0

28

Rina Vel написал(а):

С чего вы взяли, что он психопат? О_О

Потому что стать Пилой согласится только псих! Ну это лично моё мнение.

Rina Vel написал(а):

Злобные вы Т_Т

Уж так получается

Rina Vel написал(а):

Ждите

Жду, жду, ЖДУ!!!

0

29

POV Билл

"Привет, Билл. Поиграем?"
Меня тут же бросило в холодный пот, а все тело забилось в мелкой дрожи. Только не этот кошмар снова.
"Ты три года убивал себя и душил, как только мог, пытаясь забыть все то, что ты пережил. Но не ты один в этом мире, кто страдает от несправедливости. В твоем случае, от несправедливого суда."
Тут в каждом углу от меня зажегся свет, освещая мне четырех человек, на которых так же, как и на мне, были ошейники, к которым шли металлические шнуры от моего ошейника. Все четверо были мужчинами, с зашитыми ртами и глазами.
"Каждый из этих четырех человек, сами подписали свой смертный приговор. Двое из них - убийцы. Оставшиеся двое, свидетели убийства, которые из-за денег и трусости, позволили убийцам до сих продолжать ходить на свободе."
Я стал осматривать всех четырех, они даже пошевелиться не могли. Руки их были скованы кандалами, которые крепились к стене. Но все они старались стоять у стены не в плотную.
"У тебя на шее нехитрый механизм Билл. Ты, наверное, уже почувствовал, как эти шнуры ласкают твою шейку. Все они прикреплены к четырем ошейникам этих людей. Но лишь двое смогут выжить. Кто? Решать тебе. Ты должен потянуть за оба шнура, что бы оборвать их. Как только ты это сделаешь, сработает механизм и натянет ошейники тех двух счастливчиков, кому не повезет. Позади них, острые штыри, которые насквозь проткнут им головы. Решайся Билл и соверши казнь, тех, у кого совесть давно запятнана кровью и деньгами. Если ты этого не сделаешь, то через одну минуту, все шнуры натянуться, и вы все пятеро погибните. Будет жаль, столь грубым образом отрубить тебе голову. Выбор за тобой. Игра началась!"
____________

POV Том

Я резко проснулся и тяжело задышал. Все тело было мокрое от пота и полностью пропитало простынь, которой, я был накрыт. Дыхание было глубоким и тяжелым. Мне казалось, словно меня только что душили и не давали вздохнуть. И сейчас глотая кислород, я постепенно стал приводить мысли в порядок.
Стал оглядываться по сторонам, все было в темноте, только тусклый свет от монитора, к которому я был подключен, показывал мое повышенное сердцебиение. Убираю мокрые дреды с лица, и тут же хватаюсь за руку. Остра боль так и пронзила ее.
- Аккуратнее! - послышался женский голос, - А то швы разойдутся!
Тут в комнате зажегся свет и полностью ослепил меня. Глазам стало больно, и я поднял руку, что бы хоть немного остановить эту боль.
Я почувствовал прохладное прикосновение маленьких нежных пальчиков к руке и лбу.
- Тише, Том, - обратилась ко мне девушка. - Ты еще слишком слаб.
Постепенно глаза стали привыкать, и я наконец-то смог разглядеть лицо моей собеседницы.
Память - самое страшное, что есть в нашей жизни. Мне казалось, что все это был лишь сон, но увидев Шанталь и свои перемотанные руки, я понял, что даже сны, могут оказаться самой страшной реальностью.
Не понимая, что я творю, резко хватаю девушку за шею, валю ее на кровать и что есть мочи сжимаю пальцы на ее шее.
- ЧТО СО МНОЙ СДЕЛАЛА, ТАВАРЬ? - кричу я, что есть мочи, хоть горло болит и саднит вовсю.
Лицо девушки покраснело от напряжения и нехватки воздуха, но я не мог остановиться, чувствуя, как жизнь покидает ее тело, и она лишь хватает меня за руки, не причиняя никакой боли.
Но тут в палату ворвались какие-то люди или даже не люди, я толком не мог понять. На них были красные плащи, а вместо головы свиные рыла. Они схватили меня за руки и оторвали от Шанталь. Та стала быстро глотать воздух, пытаясь привести дыхание в норму. Потом резко повернула голову и со злобой посмотрела на меня. Но тут ее щеки залил румянец, и она отвернулась. Я опустил голову и только сейчас заметил, что я абсолютно голый и меня держат две "свиньи". Мда, зрелище «секси» еще то.
Но девушка явно набралась смелости и посмотрела мне прямо в глаза. Я же уже во всю ей ухмылялся и поиграл бровями, как я это умею делать. Шанталь снова бросило в жар, и ее щечки стали пунцовыми от смущения и она опустила свои глазки внизу.
- Что? нравиться? - тут же добил ее я, видя, куда она опустила взгляд.
Она резко схватила простынь и швырнула ее в меня.
- Обернись, Каулитц. Нашел, чем хвастать.
Ну да как же, только не я сейчас смущаюсь.
"Хрюшки" дали мне обернуться простыней и повели следом за девушкой. Снова темные коридоры с трубами, тусклый свет и запах гнили.
- Где мы? - спросил я.
- Это заброшенный бункер под землей, - спокойно ответила Шанталь.
Наконец мы дошли до какой-то двери, и сопровождающие отпустили мои руки. Девушка набрала какой-то код на панели и дверь открылась. Мы зашли в комнату, в которой было множество мониторов, но все они были выключены, кроме одного, того что висел на стене и показывал меня. Точнее то, как я тащил эту огромную глыбу льда за собой.
Шанталь выключила монитор и предложила мне присесть.
- Ты знаешь, кто такой Джон Крамер? - спросила она у меня.
Я лишь положительно кивнул, и тут мои глаза так и округлились в осознании, что же со мной произошло. Я резко встал и сжал руки в кулаки.
- Что ты со мной сделала, тварь? - со звериным рыком обратился я к Шанталь.

Но девушка лишь улыбнулась мне и дала в руки кассету.

0

30

Ну, Том! Ну что же ты делаешь? Опять Билла такому стрессу подвергаешь!
Что же делают с Томом? Что задумала эта Шанталь?
Блин одни вопросы вот же ж фак!
Авторы вы великолепны! Жду проду!

0


Вы здесь » Фанфики о Tokio Hotel » Твинцест » Пила-2(Слэш,Драма, Экшн,Психология,Философия,Ужасы,BDSM,NC-21,midi)


Создать форум. Создать магазин