Фанфики о Tokio Hotel

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фанфики о Tokio Hotel » Твинцест » Глухой (Slash, Angst, POV, AU, R- NC-17)


Глухой (Slash, Angst, POV, AU, R- NC-17)

Сообщений 31 страница 60 из 64

31

Capitan Grant84 написал(а):

Ну, Билл  та еще оторва.Парень знает себе цену.В обиду себя не даст,да и душу не вывернет на распашку любому.Практически держит все в себе.

ему пришлось стать таким-ведь брата не было рядом, когда нужно...

Capitan Grant84 написал(а):

Не знаю кому как,но мне кажется в проде очень ярко и остро показана именно нехватка для младшего, родного,личного что ли существа,второй половины  себя,может быть самой большой половины,в лице старшего близнеца.

а это так и есть, моя муза... они с рождения были вместе, на какое-то время стали чужими..но не может быть чужим априори самый близкий тебе человек.

Capitan Grant84 написал(а):

Да он научился жить без него,без его поддержки.Но ведь внутри себя не думаю,что он смирился с этим фактом.

если бы смирился-я бы и заморачиваться с ним не стала((

Capitan Grant84 написал(а):

И теперь когда он знает что все таки он не безразличен брату его обуревают чувства,эмоции природу которых он еще не осознал и не понял.

заново осознавать старое... и получить новое, неизведанное)

Capitan Grant84 написал(а):

Для него должно быть в новинку эти братская забота,внимание,чувства,ведь слишком долгий период отчуждение был между братьями.А сейчас,может быть по тихонечку,но будет это все налаживаться и рождаться между братьями.

не то, что в новинку-просто он забыл, что это такое.. налаживаться будет, но не так быстро, как хотелось бы..

0

32

AMETHISTIUM написал(а):

налаживаться будет, но не так быстро, как хотелось бы..

А быстро,как бы нам не хотелось и не получится.Слишком многое стоит между ними.Нейкая недосказанность и все,все что насобиралось за этот прромежуток.

0

33

Билл вообще мачо-мэн.
А как он учителя соблазнял, тот наверное, уже и на стенку готов был лезть от возбуждения. Наш Билл и не на такое способен, если уж откровенно. Георг милый добрый, просто парень. У каждого наверное есть такой друг. Но всё что, Билл не до конца откровенен с ним, и правильно. Вё-таки что-то лучше оставить при себе, не давая проникнуть кому-то ещё в свои мысли.
  Это очень здорово, что Билл прям несётся домой в какой-то предвкушении. Но мне одной кажется, что сейчас за белой полосой, случится что-то очень плохое?Так всегда обычно бывает, когда всё как-то подозрительно хорошо и начинает налаживаться. Надо быть начеку, иначе что-то точно случится.
короче, думаю моим разглагольствованиям пришёл конец. может быть о того, что я очень устала сегодня.
спасибо большое за проду) и не думай, что я брошу или перестану читать фики. они правда очень много значат для меня:З

0

34

Назия, в принципе я тут проду жду..
не хочешь порадовать жаждущих читателей?))

0

35

Охренеть, я наконец, сюда проду написала)) надеюсь, что ждали :-) Приятностей))

POV Bill:

Игривый ветер маленькими смерчами кружил раскрашенные осенними красками мелкие, облетавшие с деревьев листья. Сами деревья недовольно шумели, неохотно расставаясь с покровом. Впрочем, весной утраченный покров вернется сторицей в виде молодой и пышной зелени крон. А сейчас жёлто-буро-красноватые листочки, вырезанные зубчиками по краям по лекалу природного скульптора, мельтешили вокруг моих ног, залетали в складки сумки и выстилали тропинку по пути маршрута.  Дом. Одно маленькое, но ёмкое слово. Для всех разное и такое же одинаковое. Одна суть и множество значений. Мирок, куда стремишься в конце каждого прожитого дня. И пространство в несколько десятков квадратных метров, где рядом – все, кто нужен тебе в жизни.

А вот и родные «ворота». Дверь громко хлопнула за спиной, смачно скрипнув несмазанными петлями. Под ногами замелькали ступеньки, быстрее хотелось попасть домой: к матери, обнять её крепко-крепко, к отчиму, который обязательно спросит, как прошёл день, к брату, которого я… По нему я скучал, как оказалось. Нужно было случайное утреннее происшествие, чтобы шоры спали с накрашенных глаз: родная половинка никуда от меня не делась, брат всегда был в моей жизни. Он просто существовал рядом, ненавязчиво. Он просто был… И плевать на причины, отдалившие нас когда-то! Заглянуть в его глаза, почувствовать, как в былые времена, тёплое и крепкое плечо под головой, когда сидишь рядом и молчишь, общаясь лишь мысленно на близнецовском языке. Детское желание уснуть в объятиях брата и потом, в полудрёме, нежиться и довольно мычать, когда он уложит спать и заботливо, как мама, подоткнёт одеяло и уберёт мешающие чернильные пряди с лица. Проснуться посреди ночи самому, полюбоваться развороченной во сне метаниями близнеца кроватью, поднять сброшенное им во сне одеяло и укрыть нагое тело, чтобы ночь не подглядывала.
Не имеет значения, что мы выросли. Стену можно разрушить, а через пропасть построить прочный мост.  Мать можно понять, а брата вернуть. Вернуть гармонию взаимопонимания и уюта. Стать семьей, где все вместе, а не порознь со своими проблемами и претензиями, молчаливо предъявляемыми друг другу.

***
Едва открыв дверь, тут же осознаю утопичность собственных мыслей. Из кухни раздался истеричный вой и  грохот разбивающейся посуды. Оттуда же со скоростью торнадо выскочил Том и хлопнул дверью своей комнаты, чуть не снеся её с петель. Я стоял посреди коридора и силился понять, что происходит. Через несколько минут вой затих, снова хлопнула дверь, и Том вылетел в коридор, одетый в любимую худи черного цвета, мешковатые синие джинсы, бандана из атласа чуть сбита набок и прикрывает правую бровь, за плечом болтается рюкзак, на ходу дошнуровывает чёрные кроссовки. Меня или не видит, или не желает. И куда он собрался, на ночь глядя?

Брат останавливается, когда натыкается на преграду из моей вытянутой руки. Снова повторяется утро. Поднимает глаза. И  бросает в жар от голода, чувственного голода в потемневших глазах и дикой смеси отчаяния, вины, сожаления, боли… Злобы и нежности. Влага, скопившаяся в уголках широко распахнутых глаз и нервно изжеванные до красноты губы. Указываю на свои губы и задаю вопрос, зная от матери, что старший близнец превосходно по ним читает:
- Куда уходишь? Поздно. Что случилось?
Том смотрит на мой рот и словно не понимает. Карие глаза становятся шалыми, все эмоции скрываются за дымкой, которую просто невозможно трактовать двояко. По красивому лицу бежит рябь, искажая правильные черты, кривя рот в отвратительной насмешке.
- Билл, тебе лучше дать мне уйти. Пока не стало хуже,- высокий тон резал по нервам, а под взглядом брата я начал чувствовать себя голым.

Кожа полыхала огнём там, где останавливался глазами Том. Нельзя. Неправильно. Поёжившись, тем не менее руки я не опустил, продолжая смотреть в стремительно чернеющие радужки зрачков. Зная, что нарываюсь на что-то неприятное. Чувствуя, как в животе скручивается комом страх и непонимание. Страх потерять, не знаю, откуда он. Непонимание ситуации и желание узнать.
- Куда ты собрался?- чётко повторяю вопрос. – И что произошло?- киваю в сторону кухни.
- Хочешь узнать?- в идентичных очах вспыхнула ярость, и брат заорал так, что липкий страх тут же выпустил щупальца по всему телу. – Подальше от тех, кто считает меня дерьмом, несмотря на родную кровь! Подальше от семьи, которой не нужен «неправильный» выродок! Подальше от тебя, черт подери!

Брат дёрнулся в мою сторону, впился пальцами в рёбра и, развернув, впечатал всем корпусом к стене. Синхронно упали с плеч рюкзаки, глухо стукнув по линолеуму. В лопатках отозвалось болью от резкого контакта с твёрдой поверхностью. Глаза схлестнулись в молчаливом поединке. Не знаю, что он увидел в моих, но ярость в его начала угасать, сменяясь привычной и позабытой уже нежностью. Но эта нежность была другой. Жадной, эгоистичной, поглощающей… Так на брата и единоутробное существо не смотрят. Я не знал, откуда пришло подобное знание, но был уверен, что ТАК смотрят лишь на любимого человека. Только не говорите мне, что?...
Сомнения, видимо, отразились на моём лице, ибо Том словно кнопкой «офф» выключил на лице все эмоции и погасил глаза, оставив в них пустоту. Руки разжались, он наклонился за упавшим рюкзаком. Знаете выражение «механические движения»? Близнец двигался так же. На весу поочерёдно затянул в узлы, не завязанные до конца, шнурки на обуви. А я смотрел и ничего не предпринимал. Мне нечего было сказать. Ниточка обрывалась на глазах, а я ничего не делал. Просто потому, что чувства с братом у нас разнились. Мы любили, как оказалось, друг друга по-разному. Брат ведь не может любить в… в плотском аспекте? Не может рассматривать как объект страсти! Исключения, выясняется, бывают…

Из кухни вышла мать. Посмотрела на спину старшего сына,  как раз поворачивавшего ручку входной двери. Тот, почуяв взгляд, развернулся и в карих глазах, всего на мгновение, мелькнула боль и тут же растворилась в пустоте. Мама закусила палец, моргнула пару раз, акцентируя внимание на покрасневших глазах, и тяжело съехала по косяку, усаживаясь прямо на пол. Перевела взор на меня, растерянно подпирающего стену и молча наблюдающего, как самый родной человек, разворачивается и открывает дверь. Ощущение потери. Как же так?

Дверь почти закрылась, когда я словно вынырнул из транса и бросился вслед за братом. Не мог объяснить зачем, но страх потерять вдруг заставил действовать. Дернул, и Том, видимо, не успевший отпустить ручку с наружной стороны, влетел обратно. Прямиком в мои объятия. Настала моя очередь знакомить его спину с жёсткостью стены. Обхватил ладонями хмурое лицо, заставил посмотреть на себя.
- Я тебя не отпущу! Мы сможем это пережить!- я убеждал в чём-то, прекрасно понимая, что несу полный бред, в который и сам мало верю.

Близнец замотал головой, закусил и без того красные губы, вцепился в запястья, отдирая мои руки от лица. Бандана окончательно съехала на правый глаз, делая его немножко похожим на пирата.
- Нет, брат. Ты либо будешь моим во всех смыслах, либо…,- он не стал договаривать, хватило и этих слов.

Меня откинуло на пару метров. О чём, бл*, он говорит?! Мы братья! В нас одна кровь. Мужики оба, в конце концов! А он об инцесте и мужеложестве толкует! Урод! Злоба нахлынула удушливой волной, глаза застлала багровая пелена…

Чтобы через пару минут схлынуть и оставить едкое послевкусие безысходности при виде наливающегося «фонаря» на левой скуле Тома и разбитых пухлых губ, с уголка коих сочилась тоненькой струйкой кровь. Мама тихо всхлипывала рядом.
Старший близнец накинул капюшон, опустил голову и выскользнул за дверь, тихо прикрыв её за собой. Щёлкнул замок. Он ушёл.

+1

36

тема перемещена в раздел  " в процессе"

0

37

Роднуль,я обязательно завтра отпишусь.После прочтения надо обдумать и осознать,да и поздно,голова не работает.

0

38

мдя...

0

39

Доброго денька,зая. Честно сказать после прочтения я нахожусь в нейком разобранном состоянии.

AMETHISTIUM написал(а):

Дом. Одно маленькое, но ёмкое слово. Для всех разное и такое же одинаковое. Одна суть и множество значений. Мирок, куда стремишься в конце каждого прожитого дня. И пространство в несколько десятков квадратных метров, где рядом – все, кто нужен тебе в жизни.

Я думаю,что все читатели рьяно согласятся с таким определением.Да и я после каждого рабочего,прожитого дня,просто не передать словами,как я стремлюсь всей душой домой,в свой тесный,но зато Мой мирок.Посему и солидарно с чувствами Билла.

AMETHISTIUM написал(а):

Под ногами замелькали ступеньки, быстрее хотелось попасть домой: к матери, обнять её крепко-крепко, к отчиму, который обязательно спросит, как прошёл день, к брату, которого я… По нему я скучал, как оказалось. Нужно было случайное утреннее происшествие, чтобы шоры спали с накрашенных глаз: родная половинка никуда от меня не делась, брат всегда был в моей жизни. Он просто существовал рядом, ненавязчиво. Он просто был… И плевать на причины, отдалившие нас когда-то! Заглянуть в его глаза, почувствовать, как в былые времена, тёплое и крепкое плечо под головой, когда сидишь рядом и молчишь, общаясь лишь мысленно на близнецовском языке. Детское желание уснуть в объятиях брата и потом, в полудрёме, нежиться и довольно мычать, когда он уложит спать и заботливо, как мама, подоткнёт одеяло и уберёт мешающие чернильные пряди с лица. Проснуться посреди ночи самому, полюбоваться развороченной во сне метаниями близнеца кроватью, поднять сброшенное им во сне одеяло и укрыть нагое тело, чтобы ночь не подглядывала.

Я просто не могу мимо пройти этого обзаца,где так четко и ярко показаны тобой все желания и стремления Билла и его переживания.

AMETHISTIUM написал(а):

Едва открыв дверь, тут же осознаю утопичность собственных мыслей. Из кухни раздался истеричный вой и  грохот разбивающейся посуды. Оттуда же со скоростью торнадо выскочил Том и хлопнул дверью своей комнаты, чуть не снеся её с петель.

Я так понимаю,что произошел очень серьезный разговор между матерью и Томом.И Том не был понят родным человеком.

AMETHISTIUM написал(а):

Подальше от тех, кто считает меня дерьмом, несмотря на родную кровь! Подальше от семьи, которой не нужен «неправильный» выродок! Подальше от тебя, черт подери!

Мда,видимо я все правильно понимаю.Только бы хотелось подробнее знать об этом разговоре. Что было сказано,что послужило предисловием к такой вот ситуации.

AMETHISTIUM написал(а):

Из кухни вышла мать. Посмотрела на спину старшего сына,  как раз поворачивавшего ручку входной двери. Тот, почуяв взгляд, развернулся и в карих глазах, всего на мгновение, мелькнула боль и тут же растворилась в пустоте. Мама закусила палец, моргнула пару раз, акцентируя внимание на покрасневших глазах, и тяжело съехала по косяку, усаживаясь прямо на пол.

У самой,аж сердце кровью обливается,читая такое. Непонимание,неприятие чего то такого в этом роде, всегда приводит к отторжению семейных ценностей, разрыву отношений между родными людьми.

AMETHISTIUM написал(а):

- Я тебя не отпущу! Мы сможем это пережить!- я убеждал в чём-то, прекрасно понимая, что несу полный бред, в который и сам мало верю.

AMETHISTIUM написал(а):

- Нет, брат. Ты либо будешь моим во всех смыслах, либо…,- он не стал договаривать, хватило и этих слов.

Знаешь не смотря не на что именно эти слова и поведения Тома,заставляют меня восхищаться им.Он рискнул,не скрывая своих истинных,настоящих чувств к брату,боясь быть не понятым и отвергнутым.Ведь не каждый бы осмелился на такое.Представляю до какой точки кипения он дошел.

AMETHISTIUM написал(а):

Меня откинуло на пару метров. О чём, бл*, он говорит?! Мы братья! В нас одна кровь. Мужики оба, в конце концов! А он об инцесте и мужеложестве толкует! Урод! Злоба нахлынула удушливой волной, глаза застлала багровая пелена…
Чтобы через пару минут схлынуть и оставить едкое послевкусие безысходности при виде наливающегося «фонаря» на левой скуле Тома и разбитых пухлых губ, с уголка коих сочилась тоненькой струйкой кровь.

Я так понимаю,Билл не сдержался,да?Печально!!!!Но с другой стороны понимаю,что для него это откровение стало настоящей неожиданностью.

AMETHISTIUM написал(а):

Старший близнец накинул капюшон, опустил голову и выскользнул за дверь, тихо прикрыв её за собой. Щёлкнул замок. Он ушёл.

Наверное это единственно правильное решение в этот момент и в этой ситуации для Тома.Остается только ждать,что же будет в дальнейшем.

0

40

Capitan Grant84 написал(а):

Я думаю,что все читатели рьяно согласятся с таким определением.Да и я после каждого рабочего,прожитого дня,просто не передать словами,как я стремлюсь всей душой домой,в свой тесный,но зато Мой мирок.Посему и солидарно с чувствами Билла.

Кто любит уют и тепло родного очага-тот и верно, согласится :-)

Capitan Grant84 написал(а):

Я просто не могу мимо пройти этого обзаца,где так четко и ярко показаны тобой все желания и стремления Билла и его переживания.

Увы,это желания его братские..

Capitan Grant84 написал(а):

Я так понимаю,что произошел очень серьезный разговор между матерью и Томом.И Том не был понят родным человеком.

Capitan Grant84 написал(а):

Мда,видимо я все правильно понимаю.Только бы хотелось подробнее знать об этом разговоре. Что было сказано,что послужило предисловием к такой вот ситуации.

Не просто разговор. И не просто не понят. Это суровая реалия жизни: гомосексуализм принимают далеко не многие родители, да еще и влечение к собственному брату для них-хуже грязи под ногами...
я еще расскажу почему и как все произошло..

Capitan Grant84 написал(а):

У самой,аж сердце кровью обливается,читая такое. Непонимание,неприятие чего то такого в этом роде, всегда приводит к отторжению семейных ценностей, разрыву отношений между родными людьми.

мать тоже можно понять.. И Том не выбирал... Тут палка о двух концах, двух обоюдоострых концах... Когда любовь становится началом конца...

Capitan Grant84 написал(а):

Знаешь не смотря не на что именно эти слова и поведения Тома,заставляют меня восхищаться им.Он рискнул,не скрывая своих истинных,настоящих чувств к брату,боясь быть не понятым и отвергнутым.Ведь не каждый бы осмелился на такое.Представляю до какой точки кипения он дошел.

и мы знаем, когда все это началось) и сколько Том терпел.. Чего ему стоило признаться!!!

Capitan Grant84 написал(а):

Я так понимаю,Билл не сдержался,да?Печально!!!!Но с другой стороны понимаю,что для него это откровение стало настоящей неожиданностью.

не сдержался... Он не принимает такую любовь.Да, он может разыгрывать шуточки такого толка, но к ТАКОЙ любви он не готов, она отторгается и воспитанием, и ценностями жизни. Не факт, совсем не факт, что примет вообще.

Capitan Grant84 написал(а):

Наверное это единственно правильное решение в этот момент и в этой ситуации для Тома.Остается только ждать,что же будет в дальнейшем.

я сама не знаю, что будет и чего от братишек ждать. Но они уже сейчас душу выворачивают наизнанку..

0

41

Привет, Назия)

AMETHISTIUM написал(а):

Брат останавливается, когда натыкается на преграду из моей вытянутой руки. Снова повторяется утро. Поднимает глаза. И  бросает в жар от голода, чувственного голода в потемневших глазах и дикой смеси отчаяния, вины, сожаления, боли… Злобы и нежности.


ох...думала нежности продолжатся, но облом и дальнейшие события вводят в ступор..печально

AMETHISTIUM написал(а):

Дверь почти закрылась, когда я словно вынырнул из транса и бросился вслед за братом. Не мог объяснить зачем, но страх потерять вдруг заставил действовать. Дернул, и Том, видимо, не успевший отпустить ручку с наружной стороны, влетел обратно. Прямиком в мои объятия.

и тут надежда появилась, но нет. не в этот раз

ты такие встряски устроила
ир обидно за них.
они любят одинаково. только один готов, а другой шугается этого, не позволяет себе принять.
надеюсь, я все правильно понимаю
жду еще, хоть и давно не читаю "в процессе"

0

42

Прода, однако)) Приятного чтения :-)

Саундтрек: Cinema Bizarre – My Obsession

Звякнула о поверхность фарфоровой кружки серебряная ложечка. Парень с копной волос цвета непроглядной темени задумчиво взбалтывал в стеклянной емкости какао, создавая маленький водоворот молочно-коричневого цвета. Пальцы свободной руки отстукивали по поверхности стола один ему известный ритм, глаза бездумно скользили по окружающей обстановке. Напротив, поставив локти на стол и упершись лицом в ладони, сидела Симона. Белокурые короткие волосы были взлохмачены, покрытые тёплым бязевым халатом плечи подрагивали. Билл остановил взгляд на матери и огромным усилием сдержал порыв погладить женщину по плечу, как-то утешить. Сейчас ничего не способно помочь. Но прояснить ситуацию тоже не помешает.
- Думаю, я вправе узнать, что в этом доме происходит. И правильно ли я понял причину ухода брата,- парень говорил тихо, но женщина вскинула голову так резко, словно он выкрикнул фразу ей в ухо.
- Он любит тебя, что тут непонятного!- полные губы, копии которых достались и близнецам, искривились. – Больше, чем родную мать. Той «любовью», которую в нормальном обществе таковой и называть-то больше смахивает на идиотский стёб,- в мягком и тёплом голосе прорезались нотки горечи и отвращения, неприятно резанувшие слух брюнета. – Том повёрнут на тебе! Думала, со стыда сгорю, читая его откровения…
- А поподробнее?- парень перестал скрести ложкой по стенкам посуды и вопросительно уставился на мать.
Упоминание имени брата всколыхнуло в душе смутную тревогу и толкнуло, задремавшее было, чувство вины за то, как он с ним обошелся. Близнецу требовалось понимание, а близкие люди ответили плевком в лицо. Мягко выражаясь, мелькнула у брюнета мысль.

- В кои-то веки решила прибраться в комнате старшего сына,- женщина хлюпнула носом, но быстро взяла себя в руки. – До этого и не понимала, почему Том не давал этого делать. Всегда сам, в комнату заходить без его ведома не позволял. А тут… Пока возился на кухне, ужин готовил, решила заглянуть. Женское любопытство, я даже оправданий себе не ищу. Поначалу ничего интересного не увидела. Обычная комната подростка. Дёрнул его чёрт оставить ноутбук включенным! В общем, потеребила  «мышку» и всплыла заставка с твоим изображением. Ты на ней в ту пору, когда волосы еще только отросли, глаза накрашены чёрными тенями и чуть смущённый взгляд. Красив, как девушка!- мать кинула на сына взгляд, и парень чуть покраснел.
Одно дело знать самому, что бог наградил вызывающе-прекрасной внешностью, другое дело, когда твоя красота – предмет некоего порицания. Когда тебе тонко намекают, что, возможно, ты – причина того, что близкий человек  свернул с правильной дорожки. Парень дернул плечом, прикрыл глаза, и тут же перед мысленным взором встало лицо копии, за пару секунд до ухода. Больной и смирившийся взгляд, вспухшие от удара губы, подсыхающая багровая дорожка, спускающаяся с правого уголка рта. Вот он поворачивается и уходит. И снова ощущение, что не ты ударил, а тебе воткнули мясницкий нож в солнечное сплетение и провернули там несколько раз, наматывая круги по ране. И лишь сила воли в последний момент не даёт закричать, показать, как больно тебе. Что ты не хотел такого.

Как сквозь вату долетали слова матери:
- Кровать была неубрана. Из-под подушки торчало что-то, похожее на книгу. Оказалось, сослепу приняла за неё толстую тетрадь. Я не хотела читать, только взглянуть. Глупо звучит. Одна строчка, и я не смогла оторваться. И до сих пор за гранью понимания тот факт, КАК можно писать так МНОГО и всего лишь об одном человеке. Чуть ли не роман о несчастной и безответной любви психопата!- Симона вновь скривилась и не смогла сдержать горечь. – Честно, сын, не «врубаюсь» я, выражаясь вашим сленгом. Как можно любить брата как мужчину? Как можно хотеть вытворять с ним?...- Билл открыл глаза как раз в тот момент, когда лицо женщины исказила такая гримаса отвращения, что желудок парня чуть не выбросил разом всю имеющуюся в наличии кислоту в горло.
- Где тетрадь?- у Билла получилось лишь хрипло просипеть.

Симона указала на мусорное ведро, из которого виднелся край вышеупомянутой тетради в коричневой обложке. Запихав брезгливость подальше, он вытащил документ и обтёр первой попавшейся под руку тряпкой.
- И что случилось дальше?- намекнул он на причину ухода брата.
- Всё было как в тумане,- мать запнулась, подыскивая слова. – Помню, как хлестала его тетрадью куда придётся и кричала, много чего… Душила злость на то, что мой сын оказался выродком, что посмел… Нельзя испытывать плотское желание к родному брату! Семья должна быть семьей. А он просто смотрел на мой рот. И серел с каждым словом. Как пергамент, который лижет огонь. Как гасла радость от ожидания встречи с тобой. Как умирало что-то во мне самой с каждой ядовитой фразой. Я выгнала его,- женщина не выдержала, и последующие слова захлебнулись в рыданиях.

Билл сел на колени прямо возле ведра с отходами. Ударил по стене сначала одним кулаком, потом вторым, сбивая костяшки на пальцах в кровь. Тетрадь плюхнулась рядом, а брюнет продолжал методично молотить по стене. Обои покрывались красными пятнами, парня колотило крупной дрожью. В горле разбухал ком, перекрывая доступ к воздуху, глаза нещадно болели и были будто высушены наждаком. Рядом истерила мать. А тот, кому он сам был нужен как никогда, где-то ходил практически беспомощный и одинокий…

0

43

ну вот...только зачиталась. еще хочу
ну где носит Тома? что с ним? как он?
Билл тоже тяжело!!
ну как так мать поступила? тем более с Томом? мало ли что...
да поуспокоилась бы сначала.
нет, надо оторваться на сыне

0

44

о Боже мой.
За что же это всё им?
Нам ведь в конце концов, не дано выбирать объект любви.
Когда читала начало,я и впрямь на секунду поверила, что теперь всё изменится.
но Назия не может изменить себе и всем всё обломает.
Очень больно за Билла, но он просто не может этого понять.
Не готов, это ведь не просто из воздуха бывает.
А Том...мать поступила очень нечестно, прочитав выложенные мысли подростка.
Всё же, личные вещи - это личные вещи.
И эта истерика. Именно поэтому дети с нетрадиционной ориентацией скрываются, находят утешение в общении, ведении дневников. Тому просто не с кем было поговорить.
О своих чувствах нужно говорить. Он надеялся на понимание, но не получил его.
Да и как? Вот действительно. Сейчас общество таково, если ты не такой как все, значит в твоей голове что-то не то.
Ни одна мама не будет рада такому сюрпризу. И она взорвалась и высказала всё, что накипело. Сейчас жалеет, но тонет в безысходности и не знает, что делать дальше.
Биллу ещё тяжелее. думаю, он захочет прочитать эту тетрадь, да и кто бы не захотел. Он не ожидал, он ведь любит Тома как брата, да и вообще это ненормально.
Ну и кого сейчас можно назвать нормальным? Он, так же, как и мать, не знает, что делать дальше.
Ему больно от осознания того, что Том один, ведь против природной связи, как говорится, не попрёшь.
Но в то же время, он не знает, как вести себя с Томом. Особенно, если он откроет тетрадь.
Неловкость, да и слова последние Тома.
Страшновато даже.
жаль, конечно.  а потом твинцест и всё остальные дела)
обещан НЦ - 17)это радует и заставляет верить, что так или иначе, всё будет хорошо.
Хотя,хоть чуть-чуть зная тебя, я не уверена. Всё может поменяться, ты и сама не знаешь, что будет дальше. Или знаешь. но не говоришь.
И куда он теперь пойдёт?
Они точно должны найти его. Обязаны.
спасибо за продолжение и за напоминание:З
жду продолжение, и теперь постараюсь приходить с написанием прод))

Отредактировано die Sonne (06.02.2013 22:48:27)

0

45

Мда,я даже и не знаю,как облечь свои мысли по поводу прочтенного в слова.
Действительно нахожусь в затруднительном положении.

AMETHISTIUM написал(а):

- Он любит тебя, что тут непонятного!- полные губы, копии которых достались и близнецам, искривились. – Больше, чем родную мать. Той «любовью», которую в нормальном обществе таковой и называть-то больше смахивает на идиотский стёб,- в мягком и тёплом голосе прорезались нотки горечи и отвращения, неприятно резанувшие слух брюнета. – Том повёрнут на тебе! Думала, со стыда сгорю, читая его откровения…

Честно никогда не понимала такого рода любопытство,даже если оно и материнское.Это же было настолько лично,интимно для Тома. Свое!!!Ведь он никогда не слухом,ни духом не давал повода узнать об этой своей тайне.Неизвестно конечно,что же было бы в дальнейшем,но рискну предположить,что Том и дальше бы предпочел, свою любовь к брату, скрывать.А так он вынужден был произнести своего рода ультиматум.

AMETHISTIUM написал(а):

И до сих пор за гранью понимания тот факт, КАК можно писать так МНОГО и всего лишь об одном человеке. Чуть ли не роман о несчастной и безответной любви психопата!- Симона вновь скривилась и не смогла сдержать горечь. – Честно, сын, не «врубаюсь» я, выражаясь вашим сленгом. Как можно любить брата как мужчину? Как можно хотеть вытворять с ним?...- Билл открыл глаза как раз в тот момент, когда лицо женщины исказила такая гримаса отвращения, что желудок парня чуть не выбросил разом всю имеющуюся в наличии кислоту в горло.

По правде сказать этот абзац  было  не очень приятно читать.Вроде бы все взрослые люди,а так некрасиво и некорректно поступают.Я понимаю,что для матери и Билла это ситуация дичайшая и шоковая,но я так понимаю,есть проблема,надо решать всей семьей и в присуствии  Тома.А не  так пересказами с осуждением и отвращением.

AMETHISTIUM написал(а):

А он просто смотрел на мой рот. И серел с каждым словом. Как пергамент, который лижет огонь. Как гасла радость от ожидания встречи с тобой. Как умирало что-то во мне самой с каждой ядовитой фразой. Я выгнала его,- женщина не выдержала, и последующие слова захлебнулись в рыданиях.

Я и сама при прочтении плакала от обиды и горечи за Тома.

AMETHISTIUM написал(а):

В горле разбухал ком, перекрывая доступ к воздуху, глаза нещадно болели и были будто высушены наждаком. Рядом истерила мать. А тот, кому он сам был нужен как никогда, где-то ходил практически беспомощный и одинокий…

Хотелось бы знать дальнейшие действия Билла после всего услышанного от  матери и брата.

0

46

Di`Kastro написал(а):

ну вот...только зачиталась. еще хочу
ну где носит Тома? что с ним? как он?
Билл тоже тяжело!!
ну как так мать поступила? тем более с Томом? мало ли что...
да поуспокоилась бы сначала.
нет, надо оторваться на сыне


Мрр, твои слова-просто комплимент!! :-) Скоро будет, солнце))
Где носит старшего? не знаю пока, скоро муз ответит)
А как мать поступила? Как и все нынешние мамы, в большинстве своем, это- нормальная реакция...
Она сорвалась, и не факт, что ей не хуже приходится, чем сыновьям...

0

47

Capitan Grant84 написал(а):

Честно никогда не понимала такого рода любопытство,даже если оно и материнское.Это же было настолько лично,интимно для Тома. Свое!!!Ведь он никогда не слухом,ни духом не давал повода узнать об этой своей тайне.Неизвестно конечно,что же было бы в дальнейшем,но рискну предположить,что Том и дальше бы предпочел, свою любовь к брату, скрывать.А так он вынужден был произнести своего рода ультиматум.

Любопытство матери продиктовано лишь благими намерениями.. Другое дело, что этими намерениями выстлана дорога в небезызвестное место... Как результат - такое вот светопреставление...
И ты вполне права в своих предположениях, Том признаваться не собирался ни под каким соусом... Он из тех, кто проносит безответную любовь молча и в течение всей жизни. Из тех, сильных духом, способных видеть собственное счастье, когда счастлив любимый человек...

Capitan Grant84 написал(а):

По правде сказать этот абзац  было  не очень приятно читать.Вроде бы все взрослые люди,а так некрасиво и некорректно поступают.Я понимаю,что для матери и Билла это ситуация дичайшая и шоковая,но я так понимаю,есть проблема,надо решать всей семьей и в присуствии  Тома.А не  так пересказами с осуждением и отвращением.

Стоило больших трудов вымучить эти слова и перенести на вордовский лист... Но в шоковой ситуации мы не всегда поступаем адекватно и сообразно логике и разуму... Сначала делаем, потом думаем, потом жалеем...

Capitan Grant84 написал(а):

Я и сама при прочтении плакала от обиды и горечи за Тома.

Не плакать было просто невозможно.. Сама на нервах писала это..

Capitan Grant84 написал(а):

Хотелось бы знать дальнейшие действия Билла после всего услышанного от  матери и брата.

Скоро, моя хорошая!! Лю))

0

48

die Sonne написал(а):

о Боже мой.
За что же это всё им?
Нам ведь в конце концов, не дано выбирать объект любви.

В жизни такой вопрос редко получает ответ...
И очень верно- нам не дано выбирать любимого человека..

die Sonne написал(а):

Когда читала начало,я и впрямь на секунду поверила, что теперь всё изменится.
но Назия не может изменить себе и всем всё обломает.
Очень больно за Билла, но он просто не может этого понять.
Не готов, это ведь не просто из воздуха бывает.

Мне хватает одной фразы, чтобы дать надежду и пары слов, чтобы тут же все разрушить)
За Билла, за Тома-больно, больно и автору, и им самим, и читателям... Билл пытается разобраться в себе, но быстро все равно ничего не получится... Для этого нужно сломать в себе чуть ли не половину жизненных принципов((

die Sonne написал(а):

А Том...мать поступила очень нечестно, прочитав выложенные мысли подростка.
Всё же, личные вещи - это личные вещи.
И эта истерика. Именно поэтому дети с нетрадиционной ориентацией скрываются, находят утешение в общении, ведении дневников. Тому просто не с кем было поговорить.
О своих чувствах нужно говорить. Он надеялся на понимание, но не получил его.

Мать всегда будет мамой. Плохая или хорошая, она та, что дала им жизнь.. Некое право судить у нее есть.. Но в данном случае-налицо непонимание и перегиб в ситуации в худшую сторону..
Том знал, что будет именно так, и скрывал. Но шила в мешке не утаишь((

die Sonne написал(а):

Биллу ещё тяжелее. думаю, он захочет прочитать эту тетрадь, да и кто бы не захотел. Он не ожидал, он ведь любит Тома как брата, да и вообще это ненормально.
Ну и кого сейчас можно назвать нормальным? Он, так же, как и мать, не знает, что делать дальше.

он прочитает. и многое, наверно, пересмотрит.. И верно подметила: КАК БРАТА! Больше пока никак... И будет ли по-другому- не уверена((

die Sonne написал(а):

Но в то же время, он не знает, как вести себя с Томом. Особенно, если он откроет тетрадь.
Неловкость, да и слова последние Тома.
Страшновато даже.

А как вести, брат же ушел.. И неизвестно, вернется ли... Тетрадь поможет ему многое понять, но что делать дальше- не подскажет...
А Том в запале сказал)

die Sonne написал(а):

обещан НЦ - 17)это радует и заставляет верить, что так или иначе, всё будет хорошо.
Хотя,хоть чуть-чуть зная тебя, я не уверена. Всё может поменяться, ты и сама не знаешь, что будет дальше. Или знаешь. но не говоришь.

не обещаю совсем, что НЦ будет между братьями: как-то трудно мне вообще их сталкивать в альковных делах) Все, как ты говоришь, может измениться в любой момент и за полет фантазии музы я не отвечаю)

die Sonne написал(а):

И куда он теперь пойдёт?
Они точно должны найти его. Обязаны.
спасибо за продолжение и за напоминание:З
жду продолжение, и теперь постараюсь приходить с написанием прод))

я не знаю куда, солнечная моя)
Все впереди и все узнаешь, обещаю)) Всегда пожалуйста!! :-)

0

49

Прода, дорогие мои)) Прода прибыла)) Приятного чтения...

POV Bill:

Красные разводы на кремовом фоне моющихся обоев. Я тупо переводил взгляд с них на разбитые пальцы, потом на тетрадь, упавшую раскрытой на какой-то странице. Снова смотрел на испачканную стену. Пальцы – тетрадь – стена. Пальцы – стена – тетрадь. Надо почитать. Узнать в строчках причину, по которой ушёл самый близкий человек, по насмешке судьбы бывший и самым далёким. Не физически.

Не утруждаясь перелистывать страницы на начало сокровенных, изложенных на простой шероховатой бумаге, мыслей и чаяний Тома, подхватываю тетрадь и взгляд сразу упирается в простое, тёплое и режущее по свежей ране слово. « Братишка». Последний слог вдруг расплывается, четкость чернильного обвода букв теряется. Подставляю ладонь, в неё падает пара прозрачных капель. Слёзы? Но откуда? Я не плакал лет с двенадцати, покуда старший близнец, в очередной раз защитив от хулиганов,  не сказал сакральную фразу, ставшую девизом на всю жизнь. «Проявлять слабость из-за слабаков – не для Каулица!». Ему самому было двенадцать.
Вытираю влагу со щёк и продолжаю чтение.

«… Ты красивый. Как ангел. Только крыльев нет. Эта родинка под губой – чистое искушение. Так и хочется погладить. Глаза в душу смотрят. Большие и очень доверчивые. Братишка. Сколько запрета в одном слове… Невозможности получить большее. Розовые сопли на бумагу, и глухая тоска по ночам. Когда грызу подушку, чтобы не выть волком на луну. Когда очередной суррогат женского пола оказывается вдруг слишком похожим на тебя. И вместо нежности – ярость и грубость, а потом причитания по поводу того, какой я грубый козёл. Но это всё – не для них! Не их тела хочу ласкать до одурения, не их запах  вдыхать во время ласк мочки уха… Не их растрёпанные волосы  хочу видеть рядом на подушке, просыпаясь по утрам.
Я добровольно лишил себя и той малости, что могла бы быть. Продолжать жить в одной комнате… Нет, нервы мои не из стали. Рано или поздно вся ситуация закончилась бы насилием. Потому что по доброй воле ты не пойдешь на подобное. Да, мать с отчимом воспитали тебя правильно: не пай-мальчик, но живешь по канонам социума,  где, несмотря на легализацию «таких» отношений, остались те же предубеждения, как и в прошлом, и в позапрошлом веках. А сходить с ума и изображать отдаление больше не имею желания!
Всё кажется очень жалким. Я сам жалок. Полуинвалид и иждивенец. Стыдно. И все же, одно могу сказать уверенно, своих чувств не стыжусь. Любить человека по-настоящему – самое правильное, как мне кажется. Но я трус, и не скажу тебе ничего. Запретный плод, он такой сладкий. Билл, почему в тебе нет горчинки, нет изъяна?! Почему ты мой брат? Слишком много родной крови, чтобы смешивать.
За что тебя люблю, объясни, бл*дь?!...»

Буквально силой отрываю глаза от откровенных строк, скачущий почерк и нотки проскальзывающего в словах отчаяния ярко демонстрируют полный разлад в душе брата. Так тщательно скрываемый. Щёки загораются огнём, стоит лишь воображению подсунуть картинки, КАКИМИ глазами смотрел на меня Том и какие желания его обуревали. Как он жил, сражаясь с бурей в собственном «Я». Против воли взгляд снова возвращается к строчкам. Случайный выбор. «…Я постараюсь быть рядом…». А почему не рядом я? Когда был нужен. Когда не понял. Да даже не пытался.

Взгляд на мать, рыдания и не думали утихать. Стук входной двери: с работы пришёл отчим. Бодрый голос окликает родных. Но встречное пожелание доброго вечера застревает в горле. Непослушными пальцами пытаюсь достать мобильник из заднего кармана брюк. И почему я сегодня надел такие тесные? Дисплей аппарата загорается случайно выбранной когда-то заставкой. Семейное фото. Мы ведь – семья? Как говорили герои мультфильма «Лило и Стич» - «О хара, значит семья. А семью не предают и не бросают». Том – моя семья…
Захотелось взвыть, как живописал Том в чёртовой тетрадке. Романтик хренов, куда же тебя понесло? Ты же в таком состоянии приключения притянешь, как пить дать. И я хорош. Отпустил, беспомощного, вместо того, чтобы попытаться, если не понять, то хотя бы удержать. Вместе можно всё решить! Спрашивается, какого дьявола я расселся?!
Прихватываю брошенную тетрадь, в прихожей на бегу здороваюсь с отчимом, споро шнурую кеды и накидываю теплую толстовку. Запах Тома сразу влился  в ноздри: кофта оказалась его. Что-то терпковатое, присущее лишь ему. Запихиваю тетрадь в рюкзак с учебниками, вытаскиваю из кошелька несколько купюр на непредвиденный случай и выскакиваю на скорости, которой спринтер позавидовал бы. Вслед несутся недоуменные возгласы отчима, но оправдываться и объясняться нет желания. Всё потом.

Ночь вступила в полновластные права, окутывая теменью всё вокруг, лишь редким фонарям позволяя рассеивать мрак на небольшие пятачки света. Прохожих почти нет, за исключением редких стаек молодёжи, группами или парами возвращающихся из местного развлекательного заведения. Пьяный хохот и маты раздражают, бьют по натянутым нервам. Вглядываюсь в темноту на каждом шаге, надеясь увидеть знакомый силуэт. Глаза снова жжёт нещадно, приходится моргать на осеннем ветру. Губы шепчут какую-то бессвязную молитву, услышанную как-то в детстве от бабушки. Заглядываю в каждый мало-мальски освещенный переулок или двор. Дурень, где же ты? И я балбес, внезапно вспоминаю, что сотовый телефон оставил на тумбочке в прихожей. Да и толку звонить, если бы и был. Он же не слышит. Только служба мессенджера, может, помогла бы. И то не факт. В который раз проклинаю брата за нежелание пользоваться слуховым аппаратом. Но Том наотрез отказался от устройства, доходчиво разъяснив матери в известных жестах,  что клал он с прибором на этот агрегат! Хотя, его можно понять. Еще одно напоминание о беспомощности явно не вдохновляет. Я бы на его месте прибил, осмелься  кто попробовать таким образом помочь.

Отчаявшись, начал кричать родное имя, пугая уже не прохожих, попадавшихся все реже, а больше себя, звучащей в голосе паникой. Влага застилала глаза, делая окружающее расплывчатым. Связки сжимались и разжимались, выталкивая крик за криком, мольбу за мольбой. Я хочу, чтобы брат вернулся. Чтобы события, произошедшие несколько часов назад, оказались дурным сном.
Потом остался только хрип. Саднящее горло и пустая темнота вокруг. Где не было Тома, был лишь я, блуждающих среди зданий, сурово нависающих и выглядящих молчаливыми «судьями». Паника и беспокойство сменились отвратительным чувством беспомощности и глухой тоски. Томова кофта уже не спасала от пронизывающего ветра. Или меня просто перестала греть надежда?

В конце концов, измученный шатаниями организм не выдержал, и я уселся на какую-то лавочку. Впрочем, в этой позе  не продержался и минуты: голова клонилась на грудь, уставшее тело стремилось к горизонтальному положению. Теперь нависал чёрный свод беззвёздного неба, на душе стало еще паршивее. Душил колючий ком в горле, слёзы стекали горячими дорожками по вискам, прокладывали путь по волосам. Смахивать их было бессмысленно. Я замерз, но сей факт мало волновал. Рядом мусором и листьями шуршал ветер. Мерцала вывеска круглосуточного магазина. И оглушала тишина. Набатом в голове застучали, будто произнесённые когда-то вслух, горькие слова.

«За что тебя люблю, объясни, бл*дь?!...»
Самому бы понять, братишка…

+1

50

AMETHISTIUM написал(а):

Самому бы понять, братишка…

хм..интересно, с какой стороны Билл этот вопрос задает?)
блииин...братишко то вернется ? мм?
Биллу так тяжело!!
а Том вообще неизвестно где. жду еще!!

0

51

Di`Kastro
А черт его знает, с какой стороны,Диан)
И сразу отвечаю: Том не вернется. Пока.
Чтобы оценить кого-то, мы должны сначала потерять...

0

52

Роднуль,в очередной раз вывернула мне душу.
Фразы в дневнике, так и пропитаны огорчением,болью,страданием.Любить и необходимость скрывать эту любовь,так больно.Бояться быть непонятым самым родным,самым любимым существом на земле.И в тоже время не понимать за что и от чего не можешь выкинуть с головы,он твое дыхание,он твое все,без которого ты это не ты и не можешь жить.
Биллу,сейчас не менее трудно,ведь волнуется,переживает за Тома и начинает что то понимать.

AMETHISTIUM написал(а):

Случайный выбор. «…Я постараюсь быть рядом…». А почему не рядом я? Когда был нужен. Когда не понял. Да даже не пытался.

Ты не представляешь какой отклик нашла эти слова в моей душе.Ведь к Биллу именно сейчас приходит понимание от чего пришло отторжение в братских отношениях.
Знаешь мне хочется завести дневничок и записывать такие значащие фразы в исполнении Тома,такие например как эта.

AMETHISTIUM написал(а):

Я не плакал лет с двенадцати, покуда старший близнец, в очередной раз защитив от хулиганов,  не сказал сакральную фразу, ставшую девизом на всю жизнь. «Проявлять слабость из-за слабаков – не для Каулица!». Ему самому было двенадцать.

AMETHISTIUM написал(а):

В который раз проклинаю брата за нежелание пользоваться слуховым аппаратом. Но Том наотрез отказался от устройства, доходчиво разъяснив матери в известных жестах,  что клал он с прибором на этот агрегат!

При прочтении этого кусочка улыбка неожиданно набежала на уста,так и хотелось самой себе сказать вслух,узнаю прежнего Тома,его юмор,его язвительность,его настоящего.

AMETHISTIUM написал(а):

Набатом в голове застучали, будто произнесённые когда-то вслух, горькие слова.
            «За что тебя люблю, объясни, бл*дь?!...»Самому бы понять, братишка…

Ответ на этот важный вопрос может дать Том,ну и время,которое имеет свойства отвечать рано или поздно на все наши вопросы.
Молодчинка и умничка моя.Лю,тебя!!!

+1

53

Прода вот пришла)) приятного чтения :-)

« Спросите, что я сейчас чувствую? Злость? Боль? Может, ненависть к людям, не принявшим правду? Даже если эти люди -  самые родные, самые любимые, те, кому доверялся, и, пусть не всегда,  но открывался… Неужели можно в минутном порыве отказаться от человека, которого девять месяцев носила под сердцем, отдала ему лучшие годы, провела рядом тысячи бессонных ночей, потратила миллионы нервных клеток и щедро дарила материнскую ласку? Неужели возможно брату не понять/принять брата? Я ли «неправильный», изъян общества, ошибка природы? Есть ли толика моей вины в том, что полюбил «не того»? Имеют ли право судить близкие? Где проходит тонкая грань между пониманием и отвращением? И что в нашем мире подпадает под категории «верное» и «правильное»?
Как бы то ни было, сейчас во мне бурлит и кипит адская смесь из эмоционального коктейля и одного, очень сильного, желания вздёрнуться на ближайшем дереве, на худой конец – спрыгнуть с крыши высотки, покончив наконец с бесполезным существованием. Потому что, на мои вопросы ответов не находится, да и вряд ли они появятся в обозримом будущем».

Примерно такого содержания мысли посещали голову парня, понуро бредущего в неизвестном направлении. Рассыпанные по ссутуленным плечам медового цвета дреды, казалось, так же понуро подрагивали в такт тяжёлым, шаркающим шагам. Бандану Том давно использовал как носовой платок и выкинул за ненадобностью. Высокую фигуру обнимала темнота, изредка освещали всполохи редких фонарей, сопровождала симфония из шороха гравия под подошвами кроссовок.  Одиночки-прохожие с недоумением провожавшие юношу глазами, неожиданные вспышки фар еще более редких автомобилей – ничто не выводило его из шоково-безразличного состояния. А почти полное отсутствие слуха окончательно отгораживало от внешнего мира, оставляя в своем, полном мучительных размышлений и одиночества.
Неудивительно, что парень не заметил, и уж тем более не услышал, что у него появилась нежелательная свита. В затылок прилетел удар чем-то тяжёлым, копна волос смягчила силу воздействия, и юноша упал на колени, умудрившись сохранить равновесие и не потерять сознание. Перед глазами поплыла окружающая реальность: темнота, почему-то расчерченная оттенками серого, смазанные силуэты, перекошенные глумливыми ухмылками лица. Ухмылки превращались в оскалы, чужие губы что-то говорили, причудливо искривляясь в плывущих и сменяющихся калейдоскопом картинках.  Смутно ощущались шарящие по телу руки, ладонь на подбородке, зафиксированные в крепком захвате за спиной кисти. Пальцы, чужие и холодные, сдавливают челюсть с боков, заставляя рот приоткрыться, мелькнула чья-то ширинка. Срабатывает запоздало проснувшийся инстинкт самозащиты, парень бьется в руках захватчиков, пытаясь вырваться. Повторный удар практически отключает его, попытки сопротивления слабые и тут же пресекаются.
Холод стены через тонкую толстовку, насильно открытый рот и член, от которого чуть ли не выворачивает наизнанку. Толчки до самого горла, губы натянуты на противно пахнущий мочевыми испарениями орган. Зубы пытаются сомкнуться в защитной реакции, третий удар по затылку выключает сознание и родная темнота забирает в уютные объятия. Парень уже не чувствует того, что делают с его телом, как белесые капли забрызгивают лицо, бесчувственное тело остается лежать в нескольких метрах от крайнего подъезда какой-то многоэтажки.

Ночь еще не закончилась, а до утра далеко. Юноша кажется спящим безмятежным сном. Тяжелые пряди катает по асфальту ветер, смешивая с пылью и мелкими камушками, распухшие губы чуть приоткрыты, распахнутая кофта и задранная футболка открывают кусочек кожи над кромкой джинс. Молча, небо «глядит» на раскинувшееся стройное тело: безмолвное, оно не в силах и не может помочь. Впрочем, тут же опровергает свой тезис: по асфальту зашлепали крупные, тяжелые капли. Словно смывая грязь произошедшего полчаса назад. Капли падали в, будто подставленные для них, ладони парня, ручейки воды скользили по животу и затекали в ямку пупка, смывали подсохшую корочку с лица, мутными струйками впитывающуюся в землю. Смоченные губы влажно заблестели, на ресницах повисли прозрачные капельки. Юноша чуть вздрогнул, и дождь пугливо схлынул, оставляя отмытого Тома одного. Небо перестало плакать и продолжило наблюдение.

А в паре сотен метров, на лавочке, одиноко лежал второй близнец. На лице подсыхали солёные дорожки, тело дрожало от холода. Пальцы сжимались в кулаки, а на искусанных губах застыло одно имя. Имя того, кто не чувствовал сейчас холод. Кто находился совсем близко и одновременно очень далеко…

+1

54

Ну знаешь,что то наподобие такого и следовала ждать.Мы уже давно знаем и привыкли,что беда,к сожалению не приходит одна.Помимо больших потрясений и мучений своего внутреннего "Я",когда единственно правильным и безболезненным решением, видится добровольный уход из жизни,существует много грязи в реальной жизни,которая имеет тебя не только в переносном,но и буквальном смысле.
Но знаешь я верю в Тома,он парень волевой,сильный,не смотря на все произошедшее в его жизни,обладающий большой тягой и цепляющейся всеми конечностями и фибрами души в эту самую,едрена мать,жизнь.

AMETHISTIUM написал(а):

А в паре сотен метров, на лавочке, одиноко лежал второй близнец. На лице подсыхали солёные дорожки, тело дрожало от холода. Пальцы сжимались в кулаки, а на искусанных губах застыло одно имя. Имя того, кто не чувствовал сейчас холод. Кто находился совсем близко и одновременно очень далеко…

Так близко,но в то же время,так далеко......
Прости,котенок,но у меня просто нет слов, выразить всю ту гамму чувств,бурлящих во мне!!!!!!!!

0

55

привет!! я тут была. отпишусь завтра. ок?

0

56

я сейчас прочла тут все.  и осталась в неприкаянном шоке
неужели. выйдя на улицу, обязательно насилуют?
чертовски хреново за Тома.
Билл не успел найти. а ведь сего ничего оставалось.
я против такого отношения к Тому.

0

57

DiKastro
Ди,ну почему сразу? Том бродил долго довольно таки... Чего ему в его состоянии делать было нельзя...
против не против,да муз мой так решил...

0

58

AMETHISTIUM написал(а):

против не против,да муз мой так решил...

ну не таким же кошмаром!! блин...как представлю ту картину...в ужас бросает

0

59

DiKastro
ммм, я бы назвала это реалиями улиц...
я и писала с таким расчетом,чтоб в нервную дрожь бросало... И это учитывая, что детализировать я не стала, пожалев психику вашу)

0

60

Capitan Grant84
Солнце, твоя вера в Тома и в мою музу бодрит неимоверно :-) И читаешь и понимаешь ты гораздо больше того,что я пишу. Умение читать подтексты и понимать мои замыслы и выводы- одно из качеств за которые я тебя и обожаю!!
Беда одна не пришла и братьям не хватило малость, чтоб найти друг друга... Но у них будет время, чтобы понять или не понять друг  друга... Будем верить в лучшее)
Люблю тебя, моя муза!! :-)

0


Вы здесь » Фанфики о Tokio Hotel » Твинцест » Глухой (Slash, Angst, POV, AU, R- NC-17)


Создать форум. Создать магазин