Фанфики о Tokio Hotel

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фанфики о Tokio Hotel » Слеш » Война и мир в лице Каулитца[Slash,Romance,Ангст,Юмор,POV,AU,NC-17]


Война и мир в лице Каулитца[Slash,Romance,Ангст,Юмор,POV,AU,NC-17]

Сообщений 31 страница 56 из 56

31

Со звонком все разошлись кто куда: некоторые сбежали домой, так как оставаться на шестой урок, да ещё и информатику, не было никакого желания; девочки, как самые примерные ученицы, да и часть парней, остались, ожидая урока, а я бесцельно побрёл по коридору третьего этажа.

Заметил Андрея, зажимающего в углу Аннет; та, как-то особо-то и не сопротивлялась, а в классе такую недотрогу из себя строит. Прямо умереть можно от зависти. К нему подошел наш Андре, что-то шепнул и побежал вниз по лестнице, тоже, как и наша биологичка, весь красный и опухший. Интересно, думаю, вечером мне расскажет, поэтому сейчас и не бегу за ним.
Из кабинета литературы вышел Трюмпер с журналом в руках. Остановился, заметив меня, и расплылся в улыбке. Я улыбнулся в ответ. Для перепалок сейчас совершенно не то настроение, а виной всему кто? Да-да, ты, Трюмпер, смотрящий на меня своими глазами.

- Билл, - учитель медленно направился ко мне. Сзади стоявший Андрей обернулся и принялся увлечённо следить за ними.

- Том, - я перешёл на «ты», решив, что просто не могу сейчас обращаться к нему иначе, хотя я и раньше особо с ним не церемонился.

- А где же очередная колкость? - он поравнялся со мной и остановился, заведя руки за спину, будто просто подошёл пообщаться с учеником.

- Меня теперь будут спрашивать, из-за чего ты проявляешь большее внимание ко мне, - тихо сказал, чтобы Андрей не услышал, но чтобы услышал Трюмпер. Тот ухмыльнулся и подошёл ещё ближе.

- Плевать. Скажи, что я запал на тебя, и всё.

- И всё? – глаза по пять рублей.

- И всё, - Том кивнул, чуть-чуть улыбнулся, - Спой мне какой-нибудь ещё твой глупый стишок.

- Зачем? – я удивлённо посмотрел на учителя, - Они же глупые, ты сам сейчас об этом сказал.

Трюмпер рассмеялся, обнажая ряд белых зубов.

- Просто у тебя талант. Споешь?

Я вздохнул, поправил сумку на плече, собрался духом и пропел:

- Я знаю пароль, я вижу динамит, - на этих словах Трюмпер сделал шаг назад, выронив из рук журнал, не зная, что ещё можно от меня ждать, я и продолжил: - Я знаю, что сейчас наша школа взлетит!

- Бл*, - выругался наш литератор совершенно не литературным словом и заржал как ненормальный, - Каулитц, ты талант!

- Спасибо, - я поклонился, подмигнув ошарашенному Склифосовскому. Ты, дурак, что ты там стоишь? Свалил бы ты, я бы может тогда какую гадость этому чудаку сделал, а теперь я тут стою и улыбаюсь, как придурок.

- Билл, - Трюмпер обнял меня за плечи и подтолкнул меня в его класс, но я уперся, понимая. Что что-то тут не чисто.

- Тебе бы идти в артисты, вот бы я на тебя любовался!

- А тебе бы дворником идти, я бы тоже любовался бы на тебя, - я оскалился, всё ещё упираясь, ибо Том и не думал останавливаться, а наоборот, ещё усерднее тащил меня в класс. Тут я не выдержал:

- Том! – крикнул, отпихнув от себя учителя, - Что я там забыл, ты мне скажи, в этом классе?!

- Просто пойдём со мной, - Том поманил меня пальцем. Я тяжело вздохнул. Показал ему средний палец и, развернувшись на пятках, зашагал прочь. Честно, знаю я, для чего он меня зовёт. Хотя, может и не знаю, но знать не хочу. Как я ожидал, Трюмпер последовал за мной, оставив журнал на полу. Поравнявшись, он молча спустился со мной по запасному ходу и, когда я уже было собирался выйти в коридор первого этажа, резко утянул меня в комнату техничек, где, к сожалению, никого не было.

- Пусти, - зашипел на мужчину, пытаясь убрать назойливые, но сильные руки с талии.

- Нет, - Том прижал меня к стене с такой силой, что мне показалось, будто мой позвоночник хрустнул сразу в трёх местах.

- Ну, Том, - уперся руками в грудь, - Я всё папе расскажу, - придумал детскую отмазку. Трюмпер улыбнулся и наклонился к моему уху.

- Прости, малыш,я всё-таки попробую,- с этими словами он прикоснулся к моим губам, тут же сминая их. Я закрыл глаза, старясь не дышать и унять собственное сердцебиение. Трюмпер целовал недолго, он даже не старался углубить поцелуй, лишь давал мне привыкнуть. С легким чмоком Том отстранился от моих губ. Я так и не помнил: отвечал ли я на поцелуй или нет. Если отвечал, то это уже клиника, но, судя по довольному выражению лица мужчины, я всё-таки отвечал. Бл*ть. Это ж п*здец какой-то.

- Теперь пусти? – недовольно и вопросительно посмотрел на Тома, тот молча, но улыбаясь, отошёл в сторону, пропуская меня. Не теряя времени, я выскочил из комнаты, рукавом вытирая губы. Они горели. Горели не понятно почему, ведь так не должно быть… Тогда почему так тепло на сердце.. Или я чего-то не понимаю?
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

0

32

Привет. Кажется Том решил действовать, что радует. жду дальше))

0

33

Dark_Angel написал(а):

Привет. Кажется Том решил действовать, что радует. жду дальше))


Конечно, и у него немного начинает получаться))))

0

34

Pov Autor

День шёл и тянулся, как казалось Биллу и Тому, очень долго. Завтра им предстояло многое пережить.
Что, спросите вы? На это просто ответить: у Билла, понятное дело, соревнования, а Том, непосредственно, решил помочь именно десятому классу выиграть. Но их так же не покидали мысли, которые надоедливо твердили и одному, и другому, что случай, произошедший в комнате для техничек, очень плохой. Том сделал для себя вывод: он сможет добиться Билла, и они будут счастливы. Он понимал, что придётся подождать, так как парень ещё несовершеннолетний, но характер и эмоции с какими Каулитц отчаянно борется с ним, вдохновляли Томаса на новые «подвиги». И Трюмпер мысленно поклялся сам себе, что не отступит, что будет бороться за своё счастье до последнего, пусть даже на это уйдут последние нервы. Но нервная система у Тома ещё пока что здоровая, так что ему не стоит ни о чём беспокоиться. Билл же в свою очередь решил для себя, что, во-первых, пора рассказать всё друзьям и попросить у них совета; во- вторых, родители ничего не должны узнать, а для этого Билл должен вести себя дома так, чтобы никто ничего не заметил. И, наконец, в-третьих, он должен отчаянно противостоять Трюмперу; пусть даже это принесёт какие-либо последствия, но Билл ни в коем случае не должен стать таким же, как и Том - голубым. Каулитц не понимал, как можно жить с такой ориентацией, ведь нет ничего прекраснее на свете, чем красивая и стройная девушка. Ведь ни один мужчина не сможет заменить её прелестей. Хотя, как отметил Билл про себя, Том был очень даже привлекательным мужчиной, и даже немного милым и романтичным, если не считать случая в туалете, когда они оба купали друг друга в унитазе; тут Том просто действовал так, чтобы защититься от злого парня.
Возможно, когда-нибудь Билл пожалеет о своих словах, точнее мыслях. Но не сейчас. Когда он зол и расстроен, что даже пришлось запереться в комнате от надоедливой матери, желавшей узнать об успехах сына. Но что должен Билл ей рассказать? «Мам, в меня влюбился наш учитель литературы, он п*дик, так что для него это нормально. Но ты не переживай, если и я влюблюсь, то он подождёт моего совершеннолетия, потому что это незаконно?» Так он должен ей ответить? Если мыслить логически, то это не выход, поэтому Билл просто обязан был рассказать всё друзьям, тем более, что Андрей уже практически всё видел, кроме, конечно, поцелуя, но и этого достаточно, чтобы сделать кое-какие выводы.

- Бл*ть, - обречённо выдохнул Каулитц и поплелся вниз, на первый этаж своего дома, чтобы уйти к друзьям. Держать его никто не стал, а мать даже, увидев кислое лицо своего сына, поспешила скрыться в просторах кухни, понимая, что сейчас лучше не мешать.

Билл бродил по вечерним улицам, даже не побеспокоившись, что его может продуть, ведь он не надел ни шапку, ни шарф, а тонкая кожаная курточка ничуть не грела в этот февральский вечер. Небо очень красиво переливалось уже появившимися звёздами и, казалось, будто улыбалось парню, но он угрюмо продолжал свой путь, бросая недовольные взгляды на прошедших мимо.
Когда он, наконец, дошёл до дома Добрев, то на его удивление и Андрей был там.
Ребята очень обрадовались появлению Билла, но тут же расстроились, так как прямо в дверях Каулитц послал Андреаса, который хотел всего лишь обнять друга. Андре не обиделся ничуть, он пропустил друга в дом и провёл того в свою комнату. Не потрудившись даже снять с себя куртку, Билл присел на пуфик возле туалетного столика и излил всю душу ребятам, слушавшим его. Когда рассказ Каулитца дошёл до сегодняшнего дня, Андрей, не выдержав всего этого, воскликнул:

- Так вот зачем тебя Трюмпер сегодня звал, когда мы на третьем этаже были?! Ах, он гад!

- Ну, мне кажется, не стоит так на него, - Андре поморщился от режущего слух слова и обратился к Биллу:

- Друг, а он тебе вообще-то нравится, если так присмотреться?

- Я не знаю, Андре, - вздохнул парень, - Для меня это слишком: и быстро, и неправильно, и, может, даже противно. Но, не скрою, Трюмпер привлекательный. Я бы сказал, что даже очень, но меня страшит это гейское поведение.

Затем все трое помолчали, устремив взгляды в пол. Каждый думал о своём: ребятам очень хотелось помочь Биллу, но они не понимали, как смогут это сделать. Том был вполне взрослый мужчина, и если попросить его поговорить с Биллом, то он мог посчитать, что Каулитц слюнтяй, который жалуется всем на плохого дядюшку Трюмпера. Это не выход. А заставить Билла самому начать разговор с учителем было невозможно, так как Билл категорически против на данный момент каких-либо контактов с ним.

- Слушай, Билл, а что если ты просто присмотришься к нему? Например, завтра, ведь он помогает нам завтра в соревнованиях. Вот ты и посмотришь, что он из себя представляет, - предположил Андрей.

- Ты думаешь? – Каулитц хмыкнул, неопределённо пожав плечами. Хотелось курить, несмотря на то, что парень особо-то и не питал страсть к сигаретам, считая их чуть ли не наркотиками. Но сигарет у него не было, а просить у парней Билл не мог, потому что привык. Что это они просят у него всё. Потому он промолчал по этому поводу, как-то тяжело и шумно вздохнув. Андреас чуть улыбнулся и продолжил мысль Склифосовского:

- Билл, мне кажется, что Андрей тебе правильно советует. Ты давай присмотрись, а мы, если что, поможем. Ну, если он там приставать начнёт или ещё что, - он хихикнул.

- А если он мне понравится?! – как-то испуганно спросил Каулитц, на что ребята рассмеялись.

- Что? - не понял Билл, - Вы ведь со мной дружить не будете!

- Кто тебе сказал эту глупость? - Андре подсел к парню и обнял его за плечи, - Ты ж нам как родной!

- И это несмотря на то, что ты иногда ведёшь себя не хуже стервы, - добавил свою лепту Андрей и плюхнулся на пол, обняв Каулитца за ноги.

- Подтверждаю, - Добрев потрепал блондина по макушке и перевёл взгляд на улыбающегося Билла. Теперь Билл не переживал ни о чём, зная, что друзья у него самый лучшие, и, что каждый из них теперь будет помогать. На этот раз Билл пришёл домой в хорошем расположении духа: обнял переживающих родителей и уверил их в том, что всё прекрасно, убрался в комнате, даже сделал уроки и, искупавшись, лёг спать.

0

35

Pov Bill
Утро выдалось просто прекрасное: я сделал причёску, напевая свою любимую песню из группы Plazma, надел свою любимую красную футболку, накрасился и решил, что сегодня Трюмпер просто одуреет от моей сногсшибательности.
Да, я был не против немного поиграть на его чувствах, но и заходить слишком далеко я не собирался. В школу, конечно же, я не пошёл. Смысл потом возвращаться домой и буквально через пять минут снова идти в школу, так как начинались соревнования? На победу особо-то я и не надеюсь, потому что, мне кажется, я подведу всех, ибо я не совсем спортивный парень, но врезать я могу всё-таки.
Спустился к родителям и, не найдя маму, пошёл к отцу. Докучать ему расспросами и допросами о их личной жизни. Ну что поделаешь, если у них такой сын: всё помнит, кроме собственных родителей!

- Доброе утро, пап, - зашел на кухню и, увидев стоящего над плитой отца, поздоровался. Тот заулыбался простодушно и, помешивая в миске желтую массу, пролепетал:

- Доброе утро, красавец мой! Как спалось?

- Не хуже вас с мамой, - я хихикнул в кулак, вспомнив, как проснулся выпить воду посреди ночи и услышал стоны за стеной. Это было что-то. Не пойму, они мне ещё братика или сестрёнку подарить хотят? Надо у отца спросить, вроде бы он мне доверяет.

- Ты слышал что ли? – папа вылупился на меня как на восьмое чудо света, я тепло улыбнулся.

- Конечно, от меня вы не скроетесь, развратники, - присел за стол, вдыхая запах будущей отцовской еды, но уже так вкусно пахнущей со сковородки нашей плиты.

- Пап, вот скажи честно, ты хочешь ещё одного сына?

- С чего ты взял? - отец повернулся ко мне лицом, обсасывая палец, перепачканный в топлёном шоколаде.

- Ну, как с чего, - щекой облокотился о ладонь руки, которую поставил на стол, - Вы так часто этим занимаетесь, что я подумал, будто вы планируете ребёнка.

- Билл, - начал папа, - Ты снова как в воду глядишь. Понимаешь, мы теперь хотим девочку…

- А я уже не похож? – удивленно изогнул бровь.

- Ты же парень всё-таки!

- Но внешне-то не похож!

- Билл, - отец присел рядом, - ты не хочешь себе сестрёнку? Если не хочешь, то ты так и скажи, мы с мамой пересмотрим наши планы.

Я тяжело вздохнул, заметив в лице и глазах отца нотки грусти.

- Ну, ты чего, пап? – обнял его за плечи, - Я рад, что вы решились на такое, тем более, что ты-то в свои сорок…

- Причем здесь мои сорок?! – возмутился отец.

- Да я не это хотел сказать! – улыбнулся, - В общем, я не против, если у меня будет сестрёнка. Хоть домой чаще приезжать буду, когда уеду учиться, но с ней сидеть меня не заставляйте!

- Да сдался ты нам, - по-дружески похлопав меня по плечу, отец вернулся к плите, проверяя свои кулинарные способности. Он, конечно, умеет готовить, но, блин, иной раз такую гадость приготовит, что хоть вешайся. Но нет же! Сидишь и с воодушевленным лицом всё поедаешь с тарелки, стараясь не обидеть родителя, а то такую истерику устроит. Мы ж с ним похожи.

После завтрака я ещё немного послонялся по дому, поговорил с Андреем по телефону, который, кстати, тоже не пошёл сегодня в школу, и, решив, что уже пора, я направился в место, где собираются старейшины на совет. Я это про школу.

Когда я пришёл в школу, меня ждала ещё одна необыкновенно «прекрасная» новость. Как оказалось, наш Стив, ни с того ни с сего, заболел ветряной оспой и теперь вынужден был остаться дома, так как это заразное заболевание. Конечно, нас это расстроило ужасно, так как парня, который мог бы его заместить не было, потому что я не особо-то и силён в физкультуре, а там ведь нужно держать угол, отжиматься. А на конкурсе капитанов вообще нужно показать свои умения, а Стив у нас просто зашибенно делал сальто и крутился на турнике.

В наш класс забежал Трюмпер, бешено сверкая глазами и хватая ртом воздух. Все отошли от него, решив подождать и спросить, из-за чего он здесь.
- Ребят, у вас Стив заболел, что ли? – наконец, отдышавшись, произнес он и почему-то остановил свой взгляд на мне. Андрей и Андреас зачем-то отошли от меня.

- Типо да, - я кивнул, стараясь не смотреть на учителя, а наоборот, устремил свой взгляд на Марка, тоже моего одноклассника.

- А ты, Билл, не можешь его заменить? – Том вопросительно глянул на меня, затем осмотрел всех и почему-то хмыкнул.

- Куда уж мне? Я не умею ничего делать, кроме как теоретические вопросы решать.

Ребята за спиной зашушукались о чём-то о своём, и я ближе подошёл к учителю, чтобы не мешать.

- Тогда есть предложение: тут такое вышло, что словами просто не описать, - Трюмпер покачал головой, - У одиннадцатого класса тоже нет командира, поэтому за командира у них учитель физкультуры!

- ЧТО?! – дружно завопили мы в десять голосов. Тут в класс забежала ещё наша классная руководительница и улыбнулась Трюмперу, остановившись у входа.

- Не переживайте, у меня есть предложение! – Том снова посмотрел на меня, и на это раз я не разорвал зрительного контакта. Пусть, мне же хочется узнать, что он там придумал.

- Давайте я буду вашим командиром? – предложил Том.

- А так можно? – просиял Бриккасар.

- Конечно, раз у одиннадцатого класса физрук - командир! – Андре покрутил пальцем у виска, вызывая у нас улыбку.

- Я против… - еле слышно проговорил, даже сам не понял, почему так тихо, но меня уже никто и не слушал. Все согласились, и Трюмпер, довольный, обнялся с ребятами. Когда же он подошёл ко мне, чтобы обнять, я отошёл в сторону, смотря на него с такой обидой и завистью, что самому противно стало. Как они могли? Ведь я должен быть командиром! Подумаешь, ничего не смогу сделать, но теорию-то знаю, а они…

- Билл, ты чего? – Том снова подошёл ко мне.

- Убери свои лапы, - прошипел так, чтобы слышал только он и ушёл с ребятами переодеваться, чувствуя на себе пристальный взгляд карих глаз. Смотри, а то выпадут.

продолжение следует...

0

36

Привет). Билл вредина , вот в принцепи и все что мне пришло седня на ум. А друзья у него и в правду хорошие ему с ними повезло))). Интересно что будет делать Том с било ведь он такой вредный но милый)). Жду дальше.

0

37

Dark_Angel написал(а):

Привет).

Привет))

Билл вредина , вот в принцепи и все что мне пришло седня на ум.

Да, это точно, ибо большего про него и не стоит говорить, а то ему обидно станет)

А друзья у него и в правду хорошие ему с ними повезло))).

Каждому б таких друзей)

Интересно что будет делать Том с било ведь он такой вредный но милый)). Жду дальше.


Об этом ты узнаешь в продолжении)) Но они рано или поздно будут, ну просто идеальной парой)

0

38

Мои дорогие читатели, несмотря на то, что мне очень хочется самой уже продолжение, меня капитально подводит здоровье...весна как никак:авитаминоз. Так вот: за ОРЗ у меня последовала ещё одна болезнь, из-за чего я теперь только лежу, не могу встать. Как только мне станет лучше, я обещаю, что тут же сяду за проду. Не расстраивайтесь и не бросайте меня, мне нужно ваше понимание и поддержка) Люблю всех*__*

0

39

Конечно мы все понимаем выздоравливай скорее))

0

40

Dark_Angel написал(а):

Конечно мы все понимаем выздоравливай скорее))

спасибо большое)))

Отредактировано Ri-Joy_Keller (23.03.2013 22:34:11)

0

41

Pov Bill (вторая часть)
- Добрый вечер, дорогие ученики, учителя и уважаемые гости! Сегодняшний вечер мы назвали «А ну-ка, парни», так как именно сегодня наши гордости школы покажут на что они способны! – именно так начались наши соревнования, участвовать в которых у меня не было теперь никакого желания. Опечалил сам факт, что Стив болеет, а мне теперь придётся терпеть Трюмпера. Нет, вот приспичило же не вовремя ему заболеть, а?

- Билл, встань сзади меня, ты по росту так больше подходишь, - меня дернул за рукав Андре и поспешил встать впереди, за Томасом. Да-да, я же малявка, поэтому и стою в строю третий.

- Итак, в зал приглашается команда десятого класса! – прокричал ведущий, явно не из нашей школы, в микрофон и, улыбнувшись, махнул маленьким флажком Германии, отходя в сторону. Собравшись духом и вдохнув глубже воздух, под громкую музыку и шквал аплодисментов, мы вышли в середину спортивного зала, улыбаясь и помахивая правой рукой. Всё было бы ничего, если бы не девочки одиннадцатого класса, которые вместо того, чтобы поддержать нас тоже, показали «отстой». Хр*н с ними, зато наши визжат и прыгают от счастья. Выстроившись в ряд, мы замерли на месте. Трюмпер вышел из строя, сделав один шаг вперед.

- Наша команда! – громко проговорил он.

- Геймеры! – хором прокричали мы.

- Наш девиз! – последовала следующая команда, и я тут же попал в ступор. Мы ведь так и не придумали девиз. Ребята тоже замолчали, сразу же метнув взгляды на ничего непонимающего литератора. Я же решил взять дело в свои руки. Вышел вперед под удивленные взгляды всех находящихся в зале, улыбнулся во все тридцать два и щёлкнул пальцами.

- Наш девиз – зашибись! – чуть ли не фальцетом проорал я и встал на место. Зал тут же зааплодировал и засвистел, жюри улыбнулись, Том тихо засмеялся.

- Прекрасно! Команда «Геймеры» здорово выкрутились! – снова начал ведущий, - А теперь приглашается команда… ОДИННАДЦАТОГО КЛАССА! – сказав это, он отошёл в сторону, так как одиннадцатый класс буквально влетел в спортивный зал, следуя за физруком, который, кстати, очень любит бегать. Мне уже начинает казаться, что они на протяжении всего конкурса будут то подпрыгивать на месте, то круги нарезать, чтобы не заскучать.
Пробежав один круг, одиннадцатиклассники выстроились напротив нас, злорадно улыбаясь, что не скажешь по нам: мы улыбались хитро. Физрук так же сделал шаг вперёд.

- Наша команда!

- «Сборная Канады»!

- Наш девиз!

- Мы знаем всё,
Нас знают все,
И, мы уверены в себе
Мы победить хотим в игре!

Я цокнул языком, переминаясь с ноги на ногу.
- Мы бы тоже всё придумали, если бы не забыли, - тихо шепнул Андреасу, тот кивнул. Бедный, даже дар речи потерял от волнения. Затем снова вышел ведущий.

- Что ж, вот и приветствие команд, которые сегодня будут состязаться в этой нелёгкой игре. Напомним, что на этот раз, вместо командиров-учеников, у нас выступают учителя, - парень шумно выдохнул в микрофон, - Следующий конкурс – метание мяча в щит! Капитаны, подойдите ко мне: устроим жеребьёвку.

Недолго думая, Том первый вышел и достал из руки ведущего лист. Прочитав, он ухмыльнулся и подошёл к нам. Одиннадцатый класс во главе с физруком захлопали.
- Мы первые, ребята, - слова как приговор. А дальше всё следовало как и стоило ожидать. Трюмпер решил кидать последний, но мы уже показывали плохие результаты, а всё из-за меня и Андрея, потому что мы особо не посещали уроки физкультуры. Но, когда пришла очередь литератора, он просто поразил всех, в том числе и меня. Том набрал двадцать баллов, отчего бедный физрук, увидев это, принялся заранее отчитывать своих подопечных. Но они-то тут причём?

Ребята одиннадцатого класса расстроили своего командира, и даже он не смог исправить их положение, поэтому в этом конкурсе победили мы. Но это ведь ещё не конец. Дальше следовала некая разминка в виде написания стихов. От каждой команды требовалось по одному ученику, листку бумаги и гелевой ручке. Не терпя никаких возражений, Том, в буквальном смысле, выпихнул меня в центр зала. Бросив на него уничтожающий взгляд, отчего мужчина показно облизнулся, благо этого никто не видел, я встал рядом с партой, которую для меня принесли наши ребята.

- Ну что? – ведущий подошёл к нам, - Вы готовы, участники?
Мы кивнули. Парень улыбнулся и разложил небольшие листки на моём столе.

- Билл, выбирай. Это тема, на которую тебе нужно будет написать стих.

- Попробую, - моя рука застыла над листами, зал ободряюще засвистел, и я, схватив один лист, отошёл в сторону, тут же раскрыв его. Прочитав задание, я ухмыльнулся. Когда одиннадцатиклассник тоже выбрал свой лист, ведущий объявил, что на это задание нам даётся по семь минут. Ха-ха, да мне в этом деле максимум надо минут пять.

Улыбнувшись, я принялся писать, а тем временем ведущий начал развлекать публику, задавая разные вопросы и на правильные ответы раздавая конфеты. Время от времени, я тоже успевал отвечать на некоторые вопросы, так что, когда сказали, что время кончилось, на моём столе лежало десять конфет, одну из которых я уже жевал. Первому слово предоставили парню из одиннадцатого класса. Тот прочитал свой стишок, ибо назвать это стихом у меня язык не поворачивается: ни рифмы, ни смысла, ничего. Но мы всё равно похлопали ему, так как не каждый сможет и такое написать.
Наконец, когда вызвали меня, я глянул на своих одноклассников, которые вопрошающе смотрели на меня и на Трюмпера. Тот стоял нахмурив брови и скрестив руки на груди, прикусив свою нижнюю губу. Фу, какой пошлый.

- Моя тема была об интернете, - вдохнув по глубже, спокойно начал.

- Продолжай, - ведущий кивнул.

- В Интернете я, как в сказке,
Рассуждай, живи с подсказкой,
Заводи друзей, подруг,
Это лучший в мире друг!
Жизнь сюрпризами богата…
Бросил парень? Вот лопух!
У тебя таких «Вконтакте»
Претендентов двести штук!
Мне Марина отказала –
Видно, сильно занята.
Для меня, мол не хватает
Параллельного порта.

Когда я закончил читать, я был награждён бурными аплодисментами и восхищенными взглядами. Но больше всего мне нравился взгляд самого Трюмпера. Такой восхищенный, такой заинтересованный, такой пугающий. Да, даже пугающий, потому что я не знал, что от него теперь ожидать. Как только я вернулся к своей команде, ребята тут же набросились на меня.

- Билл, это прекрасно! - обнимая меня и хлопая по плечу, причитали они. Теперь я уже не разочарован. А наоборот – очень даже рад, что не отказался и принял участие в этих играх. Том мной гордится, я это вижу и по его гордой, прямой осанке, и по глазам, которые буквально сверкают радостью и лучами добра. Типа « завидуйте молча, одиннадцатый класс». Тут я почувствовал, как из моей руки пропали все конфеты, а сам я вообще оказался прижатым к стене.

- Эй! – шлепнул Андре по рукам и отобрал конфеты, - Убери руки от моего счастья!

- Чего? – блондин тупо похлопал глазами.

- Я говорю: руки убери от моих конфет!

- Ну, так бы и сказал, а то про какое-то счастье чушь несёшь.

- Это не чушь, - обиженно буркнул, отвернулся, закинул одну конфетку себе в рот, а фантик выбросил под ноги ничего невидящему литератору.

- Нам стоило назваться говядинами, - Андре проследил за моими манипуляциями, как-то горько вздохнув.

- Это есё пофему? – еле проговорил с набитым ртом.

- Потому что ты жадина!!! – рявкнул мне на ухо друг и, выхватив одну конфету, поспешил в начало строя. Андрей тоже за каким-то хр*ном потащился за ним, ну а я расслабившись получал удовольствие от жизни. Вообще-то, мне для друзей ничего не жалко, но это только в том случае, если им всё-таки удалось отобрать у меня.

Следующий конкурс - конкурс капитанов. Вот тут и пришлось нам понервничать. Томасу предстояло пройти быстрее физрука полосу препятствий, которую он, наверное, вообще первый раз видит. Пожелав сам себе удачи (ибо нас слушать даже не стал, а я так рвался поддержать), Трюмпер перекрестился и направился к ведущему. Но ведущий не торопился начинать конкурс. Он что-то шепнул мужчинам и вышел вперёд.

- Дорогие команды, я, надеюсь, у вас есть слова пожеланий вашим капитаном. Ведь сейчас и решится, какое же место вы займёте!
Мы переглянулись. Такого никто не ожидал, но Андрей похлопал меня по плечу, мол « не кипишуй, всё пучком». Да я-то знаю, но у меня идеи кончились.

- Мы, конечно, победим, но сейчас немножко бздим... – быстро пролепетал и закрыл лицо руками. Смех во всем зале, наверное, был слышен на краю света. Трюмпер, который в это время за спиной ведущего ругался с физруком, решая кому быть первым, в буквальном смысле потерял челюсть и стал похож на тупого имбицила, до которого ничего не доходит. Не, ну, блин, я ж не готов был к такому повороту событий. Я даже не готовился!
Отсмеявшись, ведущий решил не слушать одиннадцатый класс, видимо, думая, что там тоже кто-нибудь что-нибудь выдаст не впопад. Бл*ть, ну всё, Каулитц, не забивай себе голову. У всех такое бывает. Но теперь Трюмпера я точно «поддержал».

Наконец, начался конкурс капитанов. Мы кричали как могли. Нашим капитанам предстояло многое: пройти до отмеченной на полу белой полосы гусиным шагом, затем подняться по канату, дотронуться до шарика на потолке и спуститься вниз, пятнадцать раз попрыгать на скакалке, попасть баскетбольным мячом в сетку и проползти на животе по холодному полу до финиша. При этом учитывалось и время, и скорость, и смекалка. Встав на начало полосы препятствий, Том как индюк вытаращил шею вперёд, а руки вытянул назад. Это он что изображает? Решил, что, если первый этап это гусиный шаг, то нужно на гуся и быть похожим? Чувак, тогда ты в этом явно проигрываешь, глянь на физрука. Вон, как шею вытянул, как «крылышки» сложил, как на корточки присел! Бл*ть, картина Репина «Гуси-лебеди летели»! Хотя у него нет такой картины…

- На старт, внимание, МАРШ! - снова заорал этот ведущий и наши командиры наперебой «полетели» проходить полосу препятствий. При этом они ещё успевали толкаться и материться друг на друга, что бедная преподавательница немецкого языка, услышав эту брань, перекрестилась. Крепись, женщина, тебя ещё не такое ждёт. Первым к канату приполз Том, но и физрук тоже не желал отставать. Вцепившись в ногу Трюмпера, он, яростно матерясь, пытался тоже хоть как-то залезть на этот канат. Но Том его опередил: он отдёрнул ногу из лап этого гуся и поднялся по канату, дотронулся до мяча и спустился вниз, показав язык сидящему на полу учителю физкультуры. Господи, Трюмпер, что ты творишь.. Пока физрук поднимался по злополучному канату, Том ещё и успел скинуть с себя футболку, обнажив в меру накачанный торс. И тут я перестал дышать…

Ахах, Трюмпер, прекрати, что ты делаешь…

Перевёл взгляд на Андре с Андреем и завис. Или это мне кажется уже, или они действительно переплели пальцы? Что-то мне поплохело… Жили у бабуси два весёлых гуся, один чурка, другой белый, два весёлых гуся. Эти расп*здяи в речке искупались, а потом потихоря в кустиках *бались. Фу! Что это со мной?! Так, Билл, это всё Том со своим торсом. ВО ВСЁМ ВИНОВАТ ВОЛАН ДЕ МОРТ. Вообще чушь несу…

Снова посмотрел на друзей, снова потёр глаза. Нет, не исчезло. Хоть бы что, стоят и держатся за руки. Что-то я не видел, чтобы нормальные парни стояли и так ласково поглаживали друг друга по ладошкам. Может, они тоже от меня что-то скрывают? Во всяком случае.. Если это правда, то скоро они мне расскажут. Не буду навязываться: у меня у самого проблемы.

Снова посмотрел на Трюмпера, который уже улыбался, выиграв этот конкурс. Да, победа теперь наша. Но, Том, мне-то теперь как быть?

0

42

Привет. Ну что могу сказать прода хорошая, но  какой-то конкретной мысли у меня нет. Хотя, кажется Билл начинает влюбляться)) посмотрим, что будет дальше).

0

43

Dark_Angel написал(а):

Привет.

Привет)

Ну что могу сказать прода хорошая, но  какой-то конкретной мысли у меня нет. Хотя, кажется Билл начинает влюбляться)) посмотрим, что будет дальше).


Ну здесь особых чувств ещё нет, но влюбляется это да. Дальше будет больше чувств и больше романтических моментов. А эта прода идёт как чисто соревнования)

0

44

Pov Tom
После всех происшествий в школе, после победы над одиннадцатым классом, я заболел. В школу я не ходил уже третий день, родителей, неожиданно приехавших навестить меня, я отправил домой, так как вместо того, чтобы помочь мне лечиться, они занимались своими делами: ходили по магазинам, распоряжались моим домом как могли. Мне, понятно дело, это надоело, и я решил, что хватит это терпеть. Спустя час в моём доме уже никого не было, и царила полная тишина. Конечно, меня и это не порадовало, потому что состояние ещё и ухудшилось: снова поднялась температура и начался сильный кашель. Не могу понять, я же вроде бы и одевался тепло, и особо-то раздетым на улицу не выходил, но почему-то именно после соревнований моё здоровье решило подвести меня. Хорошо, что хоть после соревнований, а то ведь и перед соревнованиями заболел бы. Тогда проиграл бы десятый класс, так хоть какая-то надежда была. Вот от физрука я не ожидал, честно. Он либо так сильно возгордился собой и своими ребятами, либо действительно настолько глуп и слаб, что не смог противостоять мне нормально. Кто ещё из нас учитель физкультуры, смешно теперь. Интересно, как он теперь ученикам в глаза смотрит. Надеюсь, что нормально. Проигрывать свойственно любому человеку, нужно лишь только уметь признавать поражение, что как раз по нему не скажешь. Очень приятно было внимание учительского коллектива: узнав, что я заболел, тут же позвонили мне и поинтересовались моим здоровьем, а так же мне дали недельный отпуск, чтобы я хоть как-то подлечился и отдохнул. В принципе, я не сильно устал, тут только болезнь виновата.

Единственное, что сильно печалит – это то, что Билл-то не знает, наверное, что я болен, что мне плохо, что ослаб, что я даже поднимаюсь из постели только попить, поесть и по нужде. Да его это даже, возможно, и не интересует. Я ему кто? Парень? Навряд ли, ибо он меня за врага народа принимает, хотя после соревнований он подходил ко мне, улыбался, обнимался, поздравляя. И если решить, что он придёт меня навестить, то это будет самая глупая ошибка размышлений. Он не придёт, не жди, Том… Но можно позвать, позвонить. Тогда он подумает, что я уже насильно навязываюсь, а я так не хочу. Кстати, очень порадовал ещё один факт. Эти друзья его, блондины, что не разлей вода. Поначалу, как я думал, Андрей влюблён в красавицу Аннет, но, похоже, я ошибся, и, видимо, Каулитц тоже не знает об этом. Вот будет номер, когда он застукает блондинов на месте преступления. Но если они действительно друзья, то обо всём сами расскажут Биллу, и он их должен понять, а также понять меня, что и я к нему чувствую. Вот сейчас я болен, уже третий день, и мне мерещится его силуэт. Это невозможно описать, но он постоянно преследует меня. Может это игра воображения, может это из-за того, что я много думаю о нём. Но и не думать о нём я не могу - это невозможно. Представьте, вы полюбили человека: он ваш идеал и во всём вам нравится. Каждый день вы его встречаете, вы даже можете признаться ему в своих чувствах, но вы для него пустое место. Ему не нужны ни ваши взгляды любви, ни помощь и поддержка, ни подарки, только лишь бы вы были от него дальше. Как можно дальше. Меня если даже отправить пустыню, то всё равно не поможет. Я болен этим человеком. Каулитц, неужели это трудно: плюнуть на свои принципы, на своё мировоззрение и обратить внимание на того, кто души не чает в тебе. Разве кто другой ради тебя будет идти на уступки или же исполнять твои прихоти. Кто будет терпеть твой характер? А мне он нравится, он необыкновенный, непостоянный. Каждый день, идя в школу, не знаешь какого выпада с твоей стороны ожидать. Возможно, сейчас я покажусь наивным влюблённым, но я не знаю как иначе. Знаете, когда начинаешь болеть, и эта болезнь протекает очень сложно, сложно до такой степени, что хочется умереть, то начинаешь задумываться и о смысле жизни, и о дорогих и любимых тебе людях, вот я и думаю обо всём. Конечно, понимаю, что не умираю я ещё, и с жизнью прощаться не стоит, но и смысла я её не вижу. Вот какой у меня смысл жить без любимого человека? Каждое утро просыпаться в постели одному, пить кофе или зелёный чай в одиночку, писать стихи холодным стенам, а не живому человеку, и провожать закаты в гордом одиночестве. Гулять по прекрасному городу, наблюдая за влюблёнными парами, которые души не чают друг в друге; сидеть у реки, смотря в прозрачную гладь воды, и видеть только лишь себя, а рядом пустое место. Засыпать, обнимая холодную подушку, и укрываться холодным одеялом, а наутро просыпаться с застывшими слезами на глазах. Так я вижу своё будущее. Понимаю, что при таком образе жизни на детей надеяться не стоит, но и на любимого человека тоже. Может, во всём виноват мой организм, что так нахально запечатлел образ Каулитца в себя и не может удалить как спам, или ненужное письмо из электронного ящика. Как бы я не старался не обращать внимания ни на эти глаза, в которых постоянно плещутся искорки радости и нахальства; ни на слегка пухлые губы, вечно обветренные и сухие, но они так же становятся мягкими и податливыми при поцелуе; не обращать внимания на слегка женскую походку, ни на стройное тело и эти волосы – ничего не получается: образ возникает перед глазами вновь и вновь. Порою даже самому смешно становится от того, насколько я опустился, полюбив ещё совсем мальчишку, но какого мальчишку: хама, нахала, грубияна и местами нежного и понятливого человека. Почему он не может вести себя как все, почему ему обязательно нужно выделиться? Наверное, я никогда этого не пойму, пока сам лично с ним не проведу хотя бы час наедине. Но это всё сны, мечты, иллюзии, которые я сам себе понастроил. "Похож на подростка", - скажете вы, а мне плевать, честно. Зачем мне чужое мнение, мне бы в своём разобраться.

Слишком я тут расфилосовствовался, даже не заметил, как стрелки часов уже показывали шесть вечера. Всё ученики уже дома, а вот учителя только сейчас собираются. Да, такая вот у нас работа, потому что каждый хочет всё закончить в школе, чтобы домой не тащить кипу тетрадей и учебников, но готовимся к урокам мы всё-таки дома. Тут от неожиданного звонка в дверь я буквально подпрыгнул в постели, пролив кружку с чаем на одеяло. Бл*ть, кого там ещё притащило?! Разозлившись на весь мир, я поднялся с постели, скинул одеяло на пол, благо чай был уже остывший, а то я ведь мог ещё и закричать, и, накинув серый халат и обув мягкие тапочки, поплелся к входной двери. У кого-то, наверное, зубы все на месте, давно не выбивали, поэтому стоит там сейчас и х*рачит в звонок, не жалея рук и моих нервов.

0

45

- Да иду я, мать вашу! – не выдержав, ещё и прикрикнул. Подойдя к двери, раскрыл её и чуть не подавился. Н-да, мне стоило догадаться, кто так может трезвонить.

- Добрый вечер, герр Трюмпер! – пролепетал пришедший Каулитц, держа в руке какой-то небольшой пакет. Выглядел он, конечно, на пять с плюсом, мне оставалось облизнуться, но я этого не сделал: приличный же мужчина. Билл пригладил гладко лежащие волосы на плечах и вопросительно на меня посмотрел. Я спохватился:

- Ах, да-да, привет, Билл, проходи, что ж ты стоишь, как не родной, - сам не понял что несу, но вроде правильно всё. Отошел от двери, пропуская парня в дом, который быстренько прошмыгнул и, разувшись, пошёл на кухню. В принципе, всё правильно, туда и надо, но я дальше-то приглашал? Закрыв дверь, я последовал за ним. На кухне, как оказалось, он поставил на стол пакет и, глянув на меня с лёгкой улыбкой, сказал:

- Это вам.

- Да не стоило, - я начал отнекиваться, но любопытство взяло вверх, - А что там?
Засмеявшись, парень принялся разгружать пакет, где находились пакетик апельсинов, шоколадно-ореховые конфеты и бутылка коньяка, от вида которой у меня помутнело в глазах. Мальчик, кто посмел тебе это продать?!

- Вот это, - Билл показал на апельсины, - Это от нашего класса вам. Просили передать, что они вас любят, и вы самый лучший на свете.

- Спасибо, - я улыбнулся, - Это очень радует. А конфеты?

- Подождите, - Каулитц цокнул языком, - Коньяк – это от учителей, даже от физрука, все ждут вашего выздоровления.

- Ну, а конфеты? – нетерпеливо потер локоть правой руки. Билл слабо улыбнулся, отвернулся от меня.

- Это от меня. Не болейте и поскорей приходите, мне без вас скучно…

- Билл, - я улыбнулся, и хотел уже было обнять парня, но он отошёл от меня.

- Почему пришёл я, спросите вы, - продолжил Каулитц, - Я вам отвечу без запинки, коротко и ясно: я соскучился.
С этими словами Билл поднял голову, смотря прямо на меня, и протянул руку, как я понял для пожатия. Но ошибся. Он снова подошёл ближе ко мне и коснулся очень холодной рукой моей щеки.

- Я сидел долго на скамейке возле вашего подъезда… - тихо прошептал он в ответ на мой удивленный взгляд.

- Зачем же ты сразу не пошёл ко мне? – положил ладонь поверх ладони Каулитца, но рука Билла соскользнула с моей щеки, и он медленно провел пальцем вниз по шее. Я забыл как дышать. То, что снилось мне эти дни, то, что преследовало меня, словно решило сегодня наградить меня и сбыться. Не хотелось пугать, разрушать то, что так медленно и верно строится, то, чего я ждал…

- Я боялся увидеть тебя… Том, это сложно объяснить.

- А ты попробуй, Билл. Станет легче.

- Даже не пытайся, не узнаешь. Тебе это не нужно, просто обними меня и порадуйся тому, что я здесь, с тобой, что не ухожу.

- Билл…

- Нет, лучше молчи. Я знаю, что ты скажешь. Я прошу, обними, Том, мне плохо! – неожиданно всхлипнул парень и сам прижался ко мне.

- Мальчик мой, - я обнял его в ответ, крепко стискивая в объятьях худое тело. Он холодный и мокрый, словно он не один час просидел на скамейке, а несколько часов подряд. Билл крепко прижимался ко мне, всхлипывая, а я ласково обнимал. Он запутался в себе, а я должен помочь ему понять, что для него лучше. Сейчас не время, конечно, для разговоров, но просто поддержать я могу…

- Билл, подними лицо, - взял за подбородок ещё всхлипывающего парня и поднял его лицо. Чёрные дорожки туши вперемешку с солёными слезами небрежно стекали с глаз, а губы слегка подрагивали. Снова покусанные и обветренные. Но желанные и теперь родные. Надеюсь, ты меня не обманываешь, Билл, и я правильно тебя понимаю. Нежно приникаю к губам и медленно вовлекаю поцелуй. Мальчик поддаётся и сам двигает губами, обвивая своими руками мою шею. Плевать, что у меня температура, что мне нужно лежать; я плевать хотел на это. Мне нужен он, прижимающийся ко мне и доверчиво целующий, Билл. Глажу по плечу, медленно перекладываю руку на его спину и плавно веду её вниз, чувствуя, как под ладонью прогибается спина. Билл прикрывает глаза и углубляет поцелуй, языком проводя по моему небу. Тихо мычу и в ответ просовываю язык в его пространство, нащупываю его язык и осторожно трусь об него, ощущая приятное покалывание внизу живота. Всё слишком красиво и нежно, чтобы быть правдой, но это правда. Правда даже в том, что я так и не понял причину нахлынувшей нежности.

- Том, - шепотом выдохнул парень в губы, - Они вместе…

- Кто? – потёрся носом о его щеку, замечая, как он улыбается.

- Они, Том. Андре и Андрей… А мне не сказали сначала. Я считал, что я один опускаюсь до такого, а оказывается не один. Я поэтому плакал.

- Тебе не стоит плакать о чужом счастье, на нём не построишь своё счастье.

- Какой умный, - Билл тихо засмеялся и поспешил добавить, - Но я тебе ещё не сдался.

- Я знаю, Билл, знаю, - утвердительно киваю и снова впиваюсь в сладкие губы. Не желаю сейчас что-либо другое слышать. Ты мне нужен, Билл, не уходи. Я не отпущу.

0

46

Привет)). Первая мысль что ко мне пришла это бедный Том он так любит Билла, надеюсь что Билл разберется со своими чувствами ну, а Том ему в этом поможет. Только вот не могу понять как Андре и Андрей  могли так хорошо скрываться, ведь хоть иногда но все равно проколы были.

0

47

Dark_Angel написал(а):

Привет)).

Привет)

Первая мысль что ко мне пришла это бедный Том он так любит Билла,

Разве это плохо любить Билла?)

надеюсь что Билл разберется со своими чувствами ну, а Том ему в этом поможет.

Билл обязательно разберется, и без поддержки Томаса он не сможет. Они будут вместе познавать это чувство)

Только вот не могу понять как Андре и Андрей  могли так хорошо скрываться, ведь хоть иногда но все равно проколы были.


они сами ещё недавно стали вместе быть, им самим ещё тяжело будет, это будет дальше. Теперь вас ждёт две судьбы, но обе будут по-разному раскладываться)

0

48

Pov Tom(вторая часть)
Сегодня я просто в прекрасном расположении духа и готов на новые подвиги. Билл ушёл ещё вчера, а на вопрос, стоит ли его проводить, он, улыбнувшись, сказал, что сам. Что ж, сам так сам. Я сейчас слишком счастлив, чтобы перечить ему. Конечно, я взял его номер телефона и адрес, где он живет, пообещав, что родители ничего не узнают обо мне. Сегодня у десятого класса родительское собрание, и я должен быть там. Хотя нет, не правильно: я не должен быть там, я хочу быть там. Поэтому сейчас и собираюсь в школу, несмотря на всё ещё не спавшую температуру. Но, думаю, ничего не произойдёт за один час. К тому же, я тепло оделся.

В школу я пришёл точно под звонок, так что учителя, столпившиеся возле кабинета десятого класса, завидев меня, очень испугались. А испугались за то, что я, такой больной весь, пришёл в школу. Заражать, что ли, всех? Нет, дорогие, я пришёл поведать родителям об успехах их детей. Из кабинета вышла классная руководительница, Марина Мюллер, красная, как рак, и еле дышащая. Похоже, что и родители у этого класса тоже «горяченькие». Интересно, а родители Билла тоже тут?

- Здравствуйте, Томас. Вы тоже сюда? – фрау Мюллер кивнула на дверь.

- Да, но я ненадолго. Мне, в принципе, не очень много нужно сказать, - согласился с учительницей, так же кивая в ответ. Тут я случайно повернул голову влево, и мои губы тут же расплылись в улыбке. У окна стоял Каулитц собственной персоной, прижав ладонь ко рту и устремив взгляд в противоположную стену. Рядом с ним так же стояли Андреас и Андрей, но они очень были увлечены беседой, поэтому не обращали внимания на парня. Интересно, это он так из-за родительского собрания переживает? Наконец, фрау Мюллер позвала меня. Собравшись духом, я вошёл в кабинет, взглядом обводя сидящих за партами взрослых людей. Все заинтересованно уставились на меня, как на экзотическую игрушку, и замолчали, хотя до этого переговаривались о чем-то о своём.

- Добрый день, я новый учитель литературы и так же веду уроки у этого класса, - начал было я, но меня бескультурно перебил какой-то мужчина, с виду напоминавший женщину, но всё-таки мужскими чертами лица. При этом чёрные волосы этого человека были повязаны за спиной в хвост.

- Простите, так это вы моего сына искупали в туалете?

- Что?! – я не верил своим глазам, - Так это вы папа Билла?!

- О, нет, молодой человек, я его бабушка, - мужчина усмехнулся, сложив руки на груди. Вот, чёрт. Чувствую, как щёки начинают гореть. Наверное, ещё и краснеют предательски.

- Мы с Биллом уже обсудили всё, и помирились, - попробовал отмазаться хотя бы так. От волнения даже присел за стол, расстегнув ворот кожаной куртки.

- Знаю я, как вы помирились! – мужчина криво улыбнулся, - Мы с вами потом поговорим. После собрания. А пока, давайте, не стесняйтесь, поведайте, как мой расп*здяй учится!

- Кто учится?! – я в испуге оглядел мужчину, краем глаза замечая, как родители ребят посмеиваются, видимо, оценив ситуацию.

- Кто-кто? Расп*здяй этот, - повторил мужчина. Долго упрашивать меня не пришлось. Хотелось провалиться от стыда под полы этой школы, но я мужественно терпел все испытующие и заинтересованные взгляды, повествуя собравшимся родителям об успехах их детей. О Билле я говорил недолго, я просто похвалил его, что порадовало родителя. Он просто гордится своим сыном, ибо я рассказал ему о таланте Билла, о том, какие стихи он сочиняет и как умеет убеждать людей в чём-либо. По мере рассказа я чувствовал, что моё состояние ухудшается, что сбитая утром температура вновь повышается, и уже мысленно желал только об одном: оказаться побыстрее дома. Сообщив родителям о их детях, я вышел из кабинета, но неугомонный родитель Билла последовал за мной. Я хотел уже было ускорить шаг и сбежать, но он, схватив меня за руку в коридоре, развернул меня к себе, нахально улыбнулся.

- Ну что, голубок?

- Да как вы смеете?! – выдернул руку из лап этого нахала и отошёл подальше.

- Да что ты меня боишься, я ведь всё понимаю, - мужчина улыбнулся и продолжил, - Думаешь, я не понял по рассказам сына, что ты к нему неровно дышишь?

- Вы не подумайте, я не обижу его… - пролепетал, но мужчина перебил меня, глянув на Билла, который завидев нас, медленно побрёл в нашу сторону. Милый, лучше иди отсюда. Спрячься где-нибудь на краю земли, а отцу своему на глаза не попадайся. ОН ВСЁ ПОНЯЛ!

- Том, я знаю, что ты его не обидишь. Да я и не допущу этого. Просто, понимаешь, то, от чего я охранял своего сына, медленно, но верно затягивает его с головой. Я вижу, что он так же проникся чувствами к тебе: он постоянно о тебе рассказывает, что-то начал скрывать от нас, не договаривать. Я, как родитель, замечаю это, и желаю только добра своему сыну.

- То есть, вы не против? – я не верил собственным ушам, да и глазам.

- Я не говорю, что одобряю это, ибо наша мама будет вне себя от ярости, но и не запрещаю. Просто не дави на него, не делай всё слишком быстро и резко, у него это в первый раз, я про чувства к мужчине, - он протянул мне руку, - Меня зовут Алекс.

- Том, - коротко ответил и пожал ему руку, - Я обещаю, что никогда не обижу вашего сына и не буду на него давить. Если ему не понравится, я отпущу его…

- Это будет тяжело, потому что у него тяжелый характер. Даже если у вас ничего не выйдет, и ты отпустишь его, он не уйдёт сам, не сможет отпустить. Я это по себе знаю, ведь сам когда-то был таким как ты, - Алекс перешёл на шёпот, так как Билл подошёл ближе и, опустив голову, закрыв лицо прямыми волосами, ждал своей участи. Билли, зря, оказывается, переживаешь.

- Я буду стараться, Алекс, спасибо вам. Вы очень мне помогли, - я заулыбался самой счастливой улыбкой на свете, - Так значит, я могу приглашать Билла гулять?

- Том, - мужчина вновь посерьёзнел, - Но не больше!

- Коне-е-ечно, - я ещё больше расплылся в улыбке, хотя больше уже некуда и, увернувшись от руки Алекса, которая так и норовила меня шарахнуть по голове, подбежал к Биллу.

- Привет! – весело поздоровался с ним и хотел обнять, но остановили меня взгляды учителей.

- А? – Билл поднял на меня испуганный взгляд и сжался весь.

- Сынок, как ты тут? – к нам подошёл Алекс.

- Вы что, не будете меня ругать? – парень тупо захлопал глазами, переводя взгляд с меня на отца.

- А зачем? – мужчина улыбнулся и обнял сына, - Ты же умница у меня: вон какие стихи сочиняешь, и как людей убеждаешь! Далеко пойдёшь!

- А как же пожженный кабинет физики, как же оскорбленная учительница немецкого? – Билл всё ещё упирался.

- Билл, – тут я не выдержал, - Ну, не собирается тебя никто ругать, радуйся!

- Да, - Алекс довольно хихикнул, потрепав сына по макушке. Я только сейчас заметил, что Билл постригся. Теперь, вместо привычного ежика, его голову обрамляли ровные волосы, струящиеся на плечи отдельными прядями. Залюбовавшись Биллом, я и не заметил, как Алекс ещё что-то сказал ему, отчего теперь Каулитц встал как вкопанный и задаёт один и тот же вопрос: «Чё, реально?».

- Что-то случилось? – обратился к мужчине, но, даже и слова не дав ответить отцу, Билл просто запрыгнул на меня с женским визгом, не обращая внимания ни на кого. Его отец взялся за голову, ну а мне оставалось поддерживать парня за задницу, и улыбаться прохожим. Да ладно, главное, что мы счастливы, что отец у парня очень понятливый, но, чёрт, мне так плохо, что кажется я могу не удержать Билла.

0

49

Pov Bill
Я шёл по мокрому асфальту, натянув капюшон на голову и слушая любимые песни в наушниках. По дороге мне пришлось зайти в аптеку, чтобы прикупить лекарства: жаропонижающее и антибиотики. Так куда я иду? Конечно, к Тому. Отцу я сказал сразу, что после школы пойду к Трюмперу, так как тот себя плохо чувствует и мне стоит немного поухаживать за ним. Отец возражать не стал. Маме сказал, что я снова иду к Андре. К слову, Андре я тоже предупредил, на случай, если мама захочет уточнить, и позвонит ему. Я так рад за ребят: Андрея и Андре. Тот разговор у Добрева дома помог им найти друг друга, сблизиться получше и начать новые ощущения. Просто мои слова о Томасе очень странно на них подействовали, и, после того как я ушёл от них с хорошим настроением, ребята в серьёз задумались, что, возможно, они и есть половинки друг друга, что и вышло. Теперь они встречаются, но об этом лучше никому из нашей школы не знать, иначе такое начнётся. Ребята решили, что будут вести себя так же, как и всегда, а вечера проводить в компании друг с другом. Это очень мило и в тоже время красиво: они просто подходят друг другу. А вот мы с Томом? Мы подходим друг другу? Я сам не знаю, что на меня нашло. Почему я принял ухаживания Трюмпера, но и не жалею теперь. Мне вполне нравится, что меня любят, обнимают, целуют, заботятся обо мне, как о девушке. С девушками всё иначе: это я должен за ней ухаживать, дарить подарки, а тут всё проще. Том души во мне не чает - так почему же, раз мои друзья решились на отношения, и мне не попробовать. Чем я хуже? Правильно, ничем. Я ведь только в лучшую сторону меняюсь. Я сам чувствую как рядом с Томом я становлюсь другим: послушным, отзывчивым, добрым, но это только с ним. С остальными я такой же хам и придурок. Блин, сам засмеялся от своих слов, отчего прохожие покосились на меня, как на ненормального. Медленно подошёл к подъезду Трюмпера, потоптался у двери и зашёл в подъезд. Ну, хоть лампочку нормальную прикрутили бы, них*ра ж не видно! Споткнувшись о ступеньку, и чуть не раздолбив к чертям всё лекарства, я всё-таки поднялся на нужный этаж. Позвонив в дверь несколько раз, так что за ней послышалось знакомое ругательство, я, довольный, чуть отошёл от двери и принялся ждать. Ждать долго не пришлось: Том открыл дверь с таким лицом, что я уже хотел было впихнуть ему эти лекарства и поскорее сбежать, но, увидев меня, он расплылся в милой и наивной улыбке.

- Ты пришёл, - он протянул руки ко мне, и я тут же нырнул в объятия.

- Я же обещал! – прижался к мужчине, прикрыв глаза. Мы даже не заметили, как пожилая старушка, вышла из своей квартиры напротив. Увидев нас, она чуть не грохнулась в обморок.

- Трюмпер, ты уже мальчиков совращаешь?! – заорала на весь подъезд эта карга. Уже её ненавижу. Мы с Томом тут же разошлись по разные стороны и краснея, и бледнея. Том, конечно, не испытал никаких эмоций. Он безразлично уставился на старушку.

- И что, бабуля? Радуйся, что не тебя совращаю!

- Совсем охамел! Ещё меня совращать он будет! Ишь, какую моду взяли! Совсем молодёжь распоясалась! - ещё громче начала кричать эта старуха. Том впихнул меня в квартиру, и, заслонив собой, продолжил:

- Вам ласки и любви не хватает? Завидуете чужому счастью?

- Ещё мне не хватало на гомиков радоваться! Я тебя полиции сдам.

- Я сейчас вас в дом престарелых сдам…

- Что?! – старушка от шока схватилась за стену и попятилась к дверям своей квартиры, - Вот молодёжь, совсем уже…

- Ну, мы поняли-поняли. Доброго здоровья, - Трюмпер откланялся и захлопнул дверь, тут же спиной прислонившись к ней, - За*бала.

- Уже не в первый раз? – я улыбнулся. Скинул с себя куртку, повесив её на вешалку, и разулся.

- Да, прошлый раз она жаловалась на то, что я, видите ли, очень громко играю на пианино. Спать ей мешаю! Да, бл*ть, только старушке приспичит поспать в двенадцать дня! – от злости Том стукнул по двери кулаком и, оттолкнувшись от неё, встал нормально и поплёлся, шмыгая носом, на кухню. Не теряя времени, я последовал за ним.

- Ну, Том, не принимай ты всё слишком близко к сердцу. Это ж пожилой человек!

Том остановился у стола и как-то неверяще на меня посмотрел.

- Билл, вот какие были бы твои действия в этой ситуации?

- Ну, - я почесал затылок, - Я бы ей на следующий день гроб подарил и путёвку в ад.

- Вот, - Том засмеялся и присел за стол, - Я бы так не сделал, но гадость сотворил бы какую-нибудь. Так что ты там принёс?
Том кивнул на пакет. Я спохватился и принялся раскладывать на столе лекарства и, если верить аптекарше, то я и сам смогу сейчас Томаса подлечить. Трюмпер молча смотрел на все коробочки, пластинки, баночки, и вздыхал: томно и безнадёжно.

- Ты чего это? – глянул на мужчину.

- Ты меня решил на тот свет свести? – Том покрутил в руках пачку таблеток.

- Нет, я тебя лечить пришёл, а не на тот свет сводить. Так что живо в постель! – прикрикнул, но Том даже не сдвинулся с места. Тогда я подошёл к нему, наклонился к уху и заорал:
- НУ, ДАВАЙ, ВСТАВАЙ!!!

- Да, чёрт, иду-иду! Злодей! – потерев ухо и обиженно глянув на меня, Трюмпер нехотя поплелся из комнаты. Я поставил руки в бока.

- Я что-то не понял намёка… Мне уйти, что ли? Не нужен тебе, да?
Том тут же остановился и резко развернулся.

- Не смей так говорить! Сейчас буду лечиться, и лечить меня будешь ты! Уже бегу! – сказав это, он прямо ускакал в свою комнату, ну а я, довольный и улыбающийся, последовал за ним, прихватив с собой антибиотики и жаропонижающее. Зайдя в комнату Трюмпера, я особо не удивился беспорядку царившему там. Ещё бы: человек больной, о каком порядке может идти речь, но всё равно. Повсюду разбросаны носки, возможно, грязные; одежда, книги и тетради. Даже когда я направлялся к его постели, то успел наступить ногой на ручку. Пискнув как мышь, я присел на кровать и принялся потирать ушибленное место. Том жалостливо и виновато на меня посмотрел, но говорить по этому поводу ничего не стал. Вскоре, когда я уже напоил Томаса лекарством, от которого он должен был уснуть, я прилёг рядом с ним на подушки, улыбаясь и хихикая от того, что тот старался меня пощекотать.

- Ну, Том, перестань, - убрал руку мужчины и уставился в потолок, - Мне ведь скоро уходить…

- Я тебя не отпущу, - сказав это, Трюмпер придвинулся ко мне и обнял. Я прижался к горячему телу и уткнулся носом в ключицу. Было тепло, не хотелось уходить, но ведь уже поздно. Слишком долго я провозился с моим больным. Я слышал, как телефон настойчиво вибрировал на столе, но не хотел поднимать трубку, так как знал, что это мама, которая волнуется за меня. Как жаль, что она не знает о моих отношениях с Томом, может меньше доставала бы. Мужчина изредка поглядывал на вибрирующий телефон, но тоже почему-то молчал и не заставлял меня поднять трубку. Может, не хотел, чтобы я уходил?

- Том? – я поднял голову, - Почему ты молчишь?
На этот вопрос Том лишь чуть улыбнулся и пожал плечами, но я не отставал.

- Ну, Том, ну, почему ты молчишь? Я тебе надоел?

- Нет, я просто не давлю на тебя… - наконец, произнёс он.

- Я не понимаю, как это не давлю?

- Вот так: когда сам поймёшь, что тебе пора, тогда и пойдёшь, зачем я буду лезть?

- Ах, значит лезть?! – я приподнялся на локтях, всматриваясь в лицо мужчины, - А вот возьму и уйду прямо сейчас!

- Это снова вызов? – Том слегка нахмурил густые брови, - Ты меня просто не так понял!

А как я должен тебя понимать?! И вообще, пошёл ты! – буквально выплюнул эти слова Трюмперу в лицо и спрыгнул с кровати, схватил с тумбочки телефон и выбежал из комнаты, намереваясь уйти. Конечно, как я и ожидал, Том помчался за мной, несмотря на то, что болен, но, оттолкнув его у входа, я крикнул:

- Не трогай меня, обманщик!

- Да что я сделал-то?! – Том так же закричал и отобрал у меня куртку, не выпуская меня из квартиры. Тогда я молча накинул его куртку, висевшую на вешалке, на себя, показал красноречивый средний палец и под удивленный взгляд мужчины удалился из квартиры. Том дальше не пошёл, не видел смысла. Я обиделся сам не пойму на что. Хотелось вернуться, сказать, что я дурак, но гордость не позволяла. Да где это видано, чтобы я просил прощения у него? Я вышел из подъезда и нехотя поплелся по тротуару домой. Телефон снова завибрировал в кармане джинс и на этот раз я взял трубку.

- Да, мам?

- Билл, да где это тебя носит?! Я звонила матери Андреаса, она сказала, что ты вообще не появлялся у него, а сам Андре сидит вообще с Андреем! – начала причитать эта неугомонная женщина. Да, бл*ть, у любовника был я, мам! Так и хотелось крикнуть ей это, но я удержался.

- Мам, прости, я обманул, - совсем тихо произнёс, но и этого было достаточно, чтобы она снова начала кричать. Сквозь этот шум я слышал, как отец что-то говорил ей, пытаясь успокоить, но мне было все равно. Перед глазами всё поплыло в неизвестном направлении, стало невыносимо плохо. Из рук выпал телефон, падая на тротуар и разлетаясь по запчастям, а сам я упал на колени, руками хватая воздух, ища поддержки. Издалека послышался чей-то крик и очень знакомый голос, а дальше… Пустота.

0

50

Привет)). Хорошо, что Билл решился  принять ухаживания Тома да и Андре и Андрей думаю будут хорошей парой, как и Билл с Томом. Интересно что случилось с Биллом почему он упал? Он что заразился от Тома или еще что-то. Прода хорошая Я буду ждать дальше)), ты это прости что не прокомментировала предыдущую проду я сидела с телефона и была на паре, а с телефона не очень удобно комментировать))

0

51

Dark_Angel написал(а):

Привет)).
Привет)))

Хорошо, что Билл решился  принять ухаживания Тома да и Андре и Андрей думаю будут хорошей парой, как и Билл с Томом.

О, эти пары будут неописуемы, если смотреть на их характеры)))

Интересно что случилось с Биллом почему он упал? Он что заразился от Тома или еще что-то.

Лучше бы он от Тома заразился, у него аппендицит((((

Прода хорошая Я буду ждать дальше)), ты это прости что не прокомментировала предыдущую проду я сидела с телефона и была на паре, а с телефона не очень удобно комментировать))


Я всё понимаю, поэтому не осуждаю))))Прода уже сейчас)))

0

52

Pov Tom
http://cs421824.vk.me/v421824245/431b/4vRpGCW5Jjs.jpg

Не понимаю вообще, что происходит: что вообще происходит со всеми нами. Мир просто сошёл с ума, после того, как Билл попал в больницу. Мне повезло, что в тот вечер я всё-таки помчался за ним и вовремя успел поймать его, когда парень буквально заваливался на тротуар. Ещё хорошо, что навстречу бежал Андрей, друг Каулитца. Видимо, разыскивал того и помог мне донести Билла до моей квартиры, хотя нёс парня я, а Андрей шёл за мной и собирал по запчастям телефон. Это я называю везеньем. Но за помощью к врачам пришлось обратиться; те забрали Билла в больницу на обследование, а родители, стоило Андрею им сообщить, что их сын там, тут же приехали. Конечно, мать Билла косилась на меня, не понимая, что я тут делаю, но Алекс, отведя в сторону женщину, рассказал ей всё. Долго и упорно она смотрела на меня, рассматривала, задавала какие-то вопросы, на которые я рассеянно отвечал, ибо все мои мысли были о Билле. Я боялся, как бы он не заразился от меня. Фрау Симона так и ничего не сказала обо мне и, видимо, даже не сделала никаких выводов, но лицо её было очень недовольно и напряжённо. Алекс списал это на переживания. Спустя полчаса к нам вышел доктор и сказал, что парня готовят к операции, так как у него аппендицит. Ещё чуть-чуть и аппендицит бы лопнул, но Каулитца вовремя доставили в больницу. Мать Билла тут же принялись откачивать, ибо та упала в обморок, ну, а я просто сел на диван, ожидая, что будет дальше.

Конечно, всё обошлось, и теперь после операции Билл спокойно отдыхает у себя в палате, куда я ещё не приходил. Моё здоровье заметно улучшилось, благодаря тому, что я очень много двигался и совсем не думал о том, что я болен. Порою, как видите, и такое тоже помогает. Шёл уже второй день, как Билл лежал в больнице. Почему я не приходил и не показывался ему на глаза? Да потому что ему сейчас не обо мне думать нужно, а о своём здоровье, но проведать его я всё-таки собираюсь. Только сделать это нужно, когда его родители уйдут из больницы, а для этого мне нужен Алекс. Набираю номер родителя Билла и жду, когда тот соизволит поднять трубку. После нескольких коротких гудков, Алекс поднимает трубку.
- Здравствуй, Том.

- Добрый день, Алекс. Я хотел бы узнать, вы сейчас у Билла? – сжимаю трубку телефона.

- Кстати, уже нет, мы едем домой, - спокойно отвечает мужчина, догадываясь, что я хочу прийти к его сыну. Недалеко слышатся причитания матери Билла, но Алекс не обращает никакого внимания, продолжая, - Только там его друзья сейчас, и они, возможно, до вечера его не покинут, так что ты там сам с ними разбирайся.

- Да в чём вопрос, - улыбаюсь своему отражению в зеркале, - А как там фрау Симона?

- Хороший вопрос, - мужчина смеётся в трубку, - Сидит и п*здит на тебя.
После этих слов слышится женская ругань, дикий смех, и я сбрасываю вызов. Всё с ними понятно: ненормальная семейка какая-то. Я, наверное, тоже таким буду, да? Если да, то можно уже свободно вешаться. Радостный накидываю свою лёгкую кожаную куртку и спешу на улицу. Мой курс – больница, где находится палата Билла. И пусть только кто-нибудь мне помешает – закопаю заживо.

Pov Author

Никто не знал, чем обернётся встреча в больнице для молодых людей, но они искренне надеялись, что всё у них будет прекрасно. Билл верил, что Том придёт и скрасит его одиночество. Даже несмотря на то, что его надоедливые друзья были с ним, он всё равно чувствовал какую-то отчуждённость от происходящего. Он даже не рад был родителям, которые как могли до этого пытались развеселить парня. Матери Билл ничего не стал говорить, а вот отцу, как только она вышла, пожаловался и на плохое самочувствие, и на отсутствие Тома. Алекс уверил парня, что Трюмпер всё равно приедет к нему, не бросит ни в коем случае, так как видел, что Том очень переживал, когда им сообщили, что у Билла аппендицит. И не стоит переживать по поводу того, что Том не пришёл сразу, возможно, у него неотложные дела или просто не видит смысла приходить, пока Билл ещё не в очень хорошем состоянии. Парень согласился с отцом и теперь, после того, как к нему пришли Андрей и Андре, ждал Томаса. Можно было бы позвонить и самому спросить, как он, ведь Том тоже болел, но Билл не хотел навязываться.

- О чём задумался, красавица наша? – Андрей потрепал парня по волосам, дружелюбно уставившись на него. Билл перевел взгляд с окна на парней и слабо улыбнулся.

- О Томе, конечно же, - он подтянул одеяло ближе. Правый бок всё ещё ныл от боли, ведь операция прошла ещё совсем недавно, и требовалось время для полного заживления. А Билл, как мы знаем, не любил ждать, поэтому, изредка он ладонью давил на больной бок, так как это немного облегчало.(прим.Автора - кстати, реально помогает, но всё-таки не стоит так делать.)

- Об этом стоило догадаться, - иронично отметил Андре, плоская в раковине тарелку от бульона, которым они кормили больного. Андрей лишь укоризненно посмотрел на своего парня и снова обратился к Биллу:

- Он обязательно придёт, вот увидишь, - он улыбнулся, - Ты должен чувствовать его…

- А ты меня чувствуешь, козёл? – вставил свою лепту неугомонный Добрев.

- Что сразу козёл?! – блондин тут же вскочил со своего места, - Я, что ли вчера флиртовал с той блондинкой, кобель?!

- Да плевать я на это хотел! Мне главное чтобы ты не флиртовал ни с кем, а ты сегодня снова сел с Аннет, улыбался ей как придурок и строил глазки! Как я должен после этого с тобой говорить?! – не терпя никаких возражений и в подтверждение своих слов, Андре ударил кулаком по раковине.

- Эй, вы мне тут только ничего не поломайте, взбесившиеся самцы, - Билл прыснул в кулак, но сразу же замолк под разъяренными взглядами друзей. Те снова вернулись к выяснению отношений, так, что спустя пять минут Андрей начал всхлипывать от обиды, а после слова истеричка, забрал свою сумку и ушёл, хлопнув дверью. Андре лишь показал красноречивый средний палец и сел на стул, рядом с кроватью Билла, безнадёжно опустив руки.

0

53

- Андре? – Каулитц обнял друга за плечи, но так как было больно делать лишние движения, вернулся в исходное положение. Добрев молча посмотрел на друга, затем встал, поднял свой портфель с пола и, попрощавшись, ушёл. Биллу оставалось лишь наблюдать за закрытой дверью, пустыми стенами и не меняющими пейзажа окнами.

- Вот и они поссорились… Не хочу, чтобы у нас с Томом было так же. Неужели в тот момент я выглядел так же, когда кричал на Трюмпера. Если это так, то я настоящая сволочь, - думал про себя парень, прикрыв глаза. Он не слышал, как дверь палаты открылась и через несколько минут закрылась; как на пол опустилось что-то тяжёлое; как его кровать прогнулась сбоку под чей-то тяжестью, но он услышал отчётливо, в самое ухо:

- Привет, мой хороший. Скучал?

Pov Bill

- Привет, мой хороший. Скучал? – различаю едва слышимый шёпот, и моё ухо обжигает горячим дыханием. Мне и секунды достаточно, чтобы понять, кто это.

- Ты даже не представляешь как, - открываю глаза и поворачиваю голову к Тому, который начал ласково гладить меня по волосам.

- Как себя чувствуешь? – так же тихо шепчет и удобнее устраивается рядом со мной. Всё-таки я рад, что друзья ушли. Хоть я могу побыть с Томом наедине.Я верил в то, что он придёт.

- Плохо, Том, но когда ты пришёл, стало лучше, - искренне улыбаюсь и поднимаю руку, чтобы погладить Трюмпера по щеке. Тот сам подставляет мне свою щёку и начинает тереться об неё словно кот. Хихикаю этой милой картинке, удивляясь сам себе: с каких это пор я стал таким нежным и романтичным? Раньше- это вызывало у меня отвращение, а теперь - я просто таю, когда чувствую под своими руками горячую, гладкую и мягкую на ощупь кожу. В животе что-то трепещет, заставляя сердце изредка замирать от мягких прикосновений к лицу, губам, волосам. Том, ты меня меняешь, ты знаешь об этом?

- Прости, что не пришёл раньше. Я и сам ещё лечился, и тебя не хотел беспокоить, - Том виновато смотрит на меня, а затем касается мягкими губами моего носа. Расплываюсь в наивной улыбке.

- Да я всё понимаю, Том.

- Что говорят врачи? – мужчина медленно проводит губами по моей щеке, и они замирают возле моего уха, горячо дыша. Делаю рваный выдох и отвечаю на вопрос:

- Буду жить: есть мне пока нельзя, только пить бульоны и воду. А родители мне столько всего принесли, что я готов уже прямо сейчас обчистить свой, ахах… холодильник, - резко замолкаю, чувствуя, как по мочке уха проходится влажный язык, - Том, что ты делаешь?

- Я тоже тебе много всего принёс. Жаль, что тебе нельзя это есть, - не отвечает на мой вопрос: говорит совершенно о другом, засранец. Затем снова проводит по мочке, отчего я взволнованно прикусываю нижнюю губу, и, повернув моё лицо к себе, приникает к губам. Я ждал этого. Медленно провожу языком по губам мужчины, и тот приоткрывает рот, куда я тут же проникаю. Том тоже не остаётся в долгу: он рукой прижимает меня к себе и своим языком начинает тереться об мой язык. Это непередаваемое ощущение. Чувствую, как от его манипуляций языком внизу живота начинает приятно ныть; Том тоже напрягается, но продолжает ласкать мой рот. Постанываю в его губы и прикрываю глаза. И пусть мой бок болит и даёт о себе знать, мне всё равно. Я ждал Тома, ждал его губ, его рук, его присутствия рядом. Я родителей так не ждал, как его. Главное, чтобы сейчас мед сестрам не приспичило проверить меня. А то, вот будет прекрасно.

- Мой, Билли… - Том отрывается от моих губ и еле слышно шепчет, смотря в глаза.

- Я знаю, - киваю, всё ещё тяжело дыша. От его шёпота я ещё больше завожусь, а это будет уже проблема.

- Билл, - внезапно взгляд Томаса становится слишком серьёзным. Слишком, чтобы моё возбуждение тут же спало. Я что-то сделал не то? Только не это, ведь всё было прекрасно.

- Билл, - он снова повторяет, - Я люблю тебя, слышишь?

- Том… - облегчённо вздыхаю.

- Подожди, - он прикладывает указательный палец к моим губам, призывая к молчанию, - Я не требую от тебя сейчас обратного, я просто хочу, чтобы ты знал: я люблю тебя. И пусть у меня член отсохнет, если я тебе соврал.

- Ну, ты, бл*ть, своим членом мне всю романтику испоганил! – хихикаю, обнимая Трюмпера за шею, - Спасибо тебе, Том, за всё.

- Всё нормально? – мужчина взволнованно смотрит на меня.

- Конечно,- улыбаюсь, - Мне просто нужно ещё немного времени, чтобы ответить тебе тем же. Ты ведь меня не торопишь?

- О, нет, - Том тут же закивал головой, - Я подожду.

- Тогда поцелуй меня ещё, - тянусь к его губам, но тут хлопает дверь палаты, и Том буквально падает пятой точкой с кровати на пол.

- Ой, - тупо улыбается зашедшему доктору, сидя на полу, - Я тут тоже его самочувствие проверял.
Доктор Зальцман упрекающее качает головой, но ничего не говорит. Он всё видел, я это знаю. И именно от этой мысли я краснею. Стыд-то, какой!

- Ну, что? – доктор подходит ко мне, - Как чувствует себя пациент?

- Вполне хорошо, - заторможено отвечаю, краем глаза поглядывая на вставшего с пола Тома, который теперь пытался разложить свои продукты в мой переполненный холодильник. Ха-ха, интересное зрелище.

- Я это заметил, - герр Зальцманн растягивает губы в ухмылке и после этого заставляет меня поднять футболку, чтобы он осмотрел швы. Всё хорошо. Просто прекрасно, только вот, Том, не пялься так на меня, а то, боюсь, доктор заметит внизу моего живота некоторую «неприятность».
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ... http://uploads.ru/i/M/3/i/M3iNj.gif 

0

54

Приветик. Ох да же и не знаю. Хорошо  что папа Билла и Том подружились, а вот его мама походу  не довольна этим, но будем надеяться, что они поладят. Андей с Андре хорошая пара и думаю, что они скоро померятся. Что же касается Билла и Тома, то  даже не знаю что и сказать у них все так хорошо и я надеюсь что мама Билла  не испортит всю малину парням. Билл  возбудился от одних поцелуев (?) интересно что же будет когда дело дойдет до самого интересного.  Жду))))

0

55

Dark_Angel написал(а):

Приветик.
Приветик)))

Ох да же и не знаю. Хорошо  что папа Билла и Том подружились, а вот его мама походу  не довольна этим, но будем надеяться, что они поладят.

Мама она и есть мама, должна привыкнуть, но всё-таки и возмущаться, и причитать будет...Не без этого)))

Андей с Андре хорошая пара и думаю, что они скоро померятся.

Конечно, они и будут образцовой парой)))

Что же касается Билла и Тома, то  даже не знаю что и сказать у них все так хорошо и я надеюсь что мама Билла  не испортит всю малину парням.

Не знаю, не знаю, что будет дальше, но, думаю, я вам не испорчу всю малинку, я добрая))))

Билл  возбудился от одних поцелуев (?) интересно что же будет когда дело дойдет до самого интересного.  Жду))))

Ох, Билл у нас и так мальчик горячий и возбуждённый, так что трудно представить, что будет... Но язык у него тоже в "возбуджённом" состоянии находится, так что тут тоже будут ньюансы некоторые))))

0

56

если автор не появится в теме, то она будет перемещена в раздел "заброшенные" фанфики

0


Вы здесь » Фанфики о Tokio Hotel » Слеш » Война и мир в лице Каулитца[Slash,Romance,Ангст,Юмор,POV,AU,NC-17]


Создать форум. Создать магазин