Фанфики о Tokio Hotel

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фанфики о Tokio Hotel » Слеш » Kaпец, и немцы в сарае(Slash, POV, Humor, G, midi)


Kaпец, и немцы в сарае(Slash, POV, Humor, G, midi)

Сообщений 271 страница 300 из 307

271

лично я подумала что дима отрубил палец тому О.о....а потом что дема вместо кабана тома зарубил О.о...ой че то я отвлеклась.вобщем фик мне очень очень нравится!3 раза перечитывала.жду продку!*

0

272

- Миш, а кого первого грузить? – крикнул мне Дима.
- Да какая разница? Кого хочешь, главное, чтобы все поместились, - ответил я, перевязывая дрова веревкой.
- Они все в санки не влезут.
Я вздохнул, критически оглядев маленькие санки.
- Видно придется в два захода, а может и в три…
- Так кого первого-то? – не унимался Дима.
- Тома конечно, - не раздумывая ответил я, возвращаясь к первоначальному занятию.
Дима упер руки в боки и укоризненно посмотрел на меня.
- Если мы оставим кабана, тогда на него все волки сбегутся! И мы ни с можем забрать, ни его, ни дрова.
Я заскулил. Ну почему все так сложно?!
- А если оставим Тома, тогда тоже все волки сбегутся, - видя, как загорелись глаза Димы, я поспешно добавил, - И еще не факт, что мы с кабаном уйти успеем!
Дима заметно расстроился.
- На руках нести? – предложил я.
- Кого?! – испуганно воскликнул Дима. Не знаю, какая из перспектив, нести кабана, или нести Тома его больше напугала.
- Ну, кого-нибудь! Хотя…оба тяжелые…
- Вот, вот! Не знаю как ты, а я лично ни того ни другого не хочу тащить!
Почему-то мне вспомнилась детская загадка про волка, козу и капусту. Волк ест козу, коза ест капусту…а вот волк капусту не ест! И так, волки не едят дрова. Том…кабан…Том…кабан…кабан…Том…Думай, Миша, думай!
- А что, если погрузить Тома, на Тома кабана, и отнести? А потом за дровами вернуться? – предложил Дима.
Я покачал головой.
- Снег даже топоров не выдерживал! А ты уж…
- Тогда приводи в чувства Тома, я ни чем больше помочь не могу!
- А что если расчленить…
- Тома?! – радостно взвизгнул Дима. Я сначала не понял, что он имел ввиду. Потом все же дошло, что я мыслю вслух.
- Кабана разумеется! Он тогда хотя бы в санки влезет…
Дима обиженно отмахнулся, и пошел куда-то.
Думай, Михаэль Шухард, соберись и думай!
- Эй! Мих! – вдруг крикнул Дима. Я поднял голову. – Иди сюда!
Ну вот. Сейчас опять с какой-то фигней отвлекать будет! Но все же я встал и подошел.
Дима стоял с том месте, где мы нашли кабана.
- Я что думаю…У нас же есть топоры! Может вырубить из дерева?
- Летучий корабль? – усмехнулся я.
- Да нет! Смотри! У нас же есть веревка! Ну так вот мы вырубим большую доску, привяжем, и дотащим?
- Мы до завтрашнего утра будем доски рубить! Тут нужно по-другому…
*       *      *
- Миш, а ты уверен, что это хорошая идея? – недоверчиво спросил Дима, рассматривая мою конструкцию.
- Нет, - честно признался я, спрыгивая с дерева. – Но, по крайней мере, волкам туда не забраться!
- А снимать как будем?
- Придумаем что-нибудь… - отмахнулся я. - Помоги лучше Тома поднять!
Дима все еще с отвращением смотрел на привязанного к верхушке дерева кабана, с наполовину отрубленной головой, с которой капала кровь.
- А может хрен с ним? А? – предложил Дима.
- С Томом?
- Да не, с кабаном…хотя…и с Томом тоже! Пошли домой, а?
- Замерз? – поинтересовался, глядя, как он прыгает на месте.
- Не, просто…как-то не по себе…
- Не очкуй! Все нормально будет!
- Да я не очкую…просто что-то после твоих слов о волках, меня не покидает странное предчувствие…
- Ой, да ладно тебе! У меня вот весь день как-то не спокойно на душе…Мне кажется, что что-то должно произойти…
- Мне кстати тоже, - неохотно сказал Дима, и поспешил отвернуться. Но я уже понял, что именно его беспокоит.
- Сейчас отвезем этого, а потом за дровами, и после живностью? – спросил Дима, чтобы перевести тему.
- Я думаю да. Хотя, может, и в два захода справимся. Я думаю пацанов возьмем. Кстати там и Дема с Георгом должны с санками вернуться…
Когда я произнес имя Дема, Дима вздрогнул. Видно, мои предположения относительно него оказались правдой.
*       *      *
Дома нас ждало разочарование. В доме находился один единственный Билл. И это было плохо.
Слава богу, я с Томом остался на улице, иначе, если бы Билл увидел брата без сознания, да еще и в крови…Думаю Каулитцев пришлось бы откачивать обоих.
Но Дима быстро сообразил, и перекрыл мне дорогу в дом. Я сначала на него обозлился, а потом он мне все объяснил. После некоторых раздумий, мы решили оставить Тома в сенях. Придет Редрик – заберет. Ну, поорет на нас, но это же наш родной клавишник. А родной клавишник в ярости все же лучше чем неизвестный вокалист. Тем более немец, тем более истеричка, тем более Билл.
Вытряхнуть Тома из санок мы успели во время. Так как на шум в сени вышел Билл, но мы успели убежать прежде, чем он что-то сообразил. Матюки до нас, конечно, долетели, но лично я был рад, что все сложилось так удачно. И Том теперь будет в порядке, и нам не так влетит. К тому времени как мы вернемся, Билл уже успокоится. Я надеюсь.
Мы снова дошли до ущелья. И хотя Тома рядом не было, Дима выглядел очень подавленно. У меня чувство тревоги тоже не угасало, но, Дима все-таки близнец Вадика. У них-то связь сильнее…
Вдруг Дима застыл на месте, остановив и меня.
Я замер. Дима кивнул вперед. О господи…
Прямо под нашем кабаном крутился волк. Не большой волк, так сказать, подросток. Однако, волк есть волк.
- Что делать будем? – тихо спросил Дима.
- Что делать…что делать…Бежать! – и в это время волк повернулся к нам. – Поздняк бежать…
Волк оскалил зубы и зарычал.
Я раньше не сталкивался с подобными проблемами. Нет, конечно, во время семейной охоты мне приходилось идти на волка, но тогда было ружье, много патронов, и я был не один. А тут…
У нас нет абсолютно ничего, да и Дима…я не думаю, что ему приходилось вообще иметь дело с волками.
Дима тем временем медленно отступал влево, волк шел к нему, скаля зубы.
- Топоры, - сказал он коротко.
- Что? - не понял я.
- Мы топоры оставили. Там! – крикнул Дима, указывая в сторону.
- И?
Волк был уже совсем рядом со мной. Наверное почуял мой страх. Дима, похоже, тоже видел, что я в растерянности. Блин, мне сейчас горло перегрызут, а я не знаю, что и делать…
- Хей! – вдруг крикнул Дима, волк обернулся. Снежок прилетел ему точно в морду.
Зверь тряхнул головой и, издав громкий рык, кинулся на Диму.
- Топоры! Бери топоры! – кричал мне Дима.
Волк повалил его на спину, вцепившись зубами в палку, которую тот держал.
Я сорвался с места, и начал судорожно искать в снегу инструмент.
Дима уперся в волка ногами, и все-таки ему удалось спихнуть зверя с себя. Однако не все оказалось так просто. Звериная реакция ведь куда быстрее, чем у человека. Дима развернулся, уперся руками в снег, намереваясь встать. Но не тут-то было, волк вцепился зубами в его плечо, потащил куда-то, теребя куртку.
Я уже начал впадать в панику, когда вдруг задел пальцем лезвие. Не замечая пореза, будучи на седьмом небе от счастья, я схватил топор и побежал к Диме.
Ноги вязли в снегу, но я спешил на помощь другу. Дима тщетно пытался разжать зубы зверя, на руках его была кровь. Это еще больше дразнило волка.
Подбежав, точнее, подползя к волку сзади, я замахнулся топором, но меня заметили. Волк разжал пасть и кинулся на меня. С перепугу я выронил топор. Я увернулся, но волк, пролетев мимо цели не растерялся. Еще мгновение, и его пасть оказалась прямо напротив моего лица. Я лежал на снегу, предчувствуя скорую смерть.
Знаете, как пахнет смерть? Ужасно! Амбре такое…кажется, что вот-вот вырвет! Пахнет сырым мясом, гнилью, кровью, и еще…как из мусорного ведра!
Ну все, вот сейчас и оборвется моя не долгая, но очень динамичная жизнь…а ведь столько всего не успел сделать в жизни…мы не были на заграничных гастролях, я не выучил Шопена на пианино, не дочитал Ночной дозор…а про посадить дерево-построить дом-родить сына вообще молчу!
И тут вдруг…на голову волка обрушился удар. И зверь повалился на меня. Какой же он тяжелый.
Кое-как выбравшись из-под туши волка, я огляделся. Дима стоял на коленьях, весь растрепанный, в порванной куртке, плечо в крови, и на руках кровь. Рядом лежит топор. Но топор не окровавлен.
Дима тяжело дышал, белое облачко дыхания развеивал ветер. Я протянул к Диме руку, как вдруг тот завалился на бок.
- Дим! – воскликнул я, кидаясь к нему.
- Я в порядке…- сказал Дима, лежа на снегу и глядя куда-то в пустоту. – Снимай кабана, пока этот не очнулся…
- Он может очнуться?
- Может…череп проломить мне не удалось…
- А может добить?!
- Не думаю…
Я бросил взгляд на топор. От него осталась одна рукоятка. Где же лезвие? Ладно, это не важно…. Какая же у Димы сила в руках, раз он простой палкой смог лишить сознания настолько выносливого зверя…
Сев на снег и сняв куртку, он оторвал кусок ткани от своей футболки, крепко перевязал плечо.
- Смотри, простудишься! – крикнул я, развязываю веревку.
Дима махнул рукой, и лег на снег. Меня очень беспокоило его состояние. За дровами я, чувствуется, пойду один. Хотя нет, там уже Редрик должен будет прийти…
Взвалив замерзшую тушу на санки, я подошел к Диме. Он лежал с полуприкрытыми глазами. Смотрел в небо, ловя ртом падающие снежинки.
Снежинки садились на его ресницы и волосы. Красиво…
Я осторожно поставил его на ноги, набросил куртку. Он ничего не сказал, только посмотрел мне в глаза и неожиданно улыбнулся.

+2

273

Приветик)
Я снова тут))) Пропустила одну продку, извини))
Но к этой пришла первая! О__о
Жалко мне и кабана, и волка... Вот не знаю, почему, но жалко...
Пусть волк очнется и убежит в лес(((
А так мне все нравится) Все еще жду примирения всех твинсов)*

0

274

Блин... волка жалко и кабана. Ну почему умирают самые невинные?
Хорошо, что Дима живой остался!

0

275

Бедный Дима...получил так сказать рабочую травму((
Мне показалось, или Дима действительно сильно за Тома переживает??

KaShareL написал(а):
Он лежал с полуприкрытыми глазами. Смотрел в небо, ловя ртом падающие снежинки.
Снежинки садились на его ресницы и волосы. Красиво…

представила как это выглядит....действительно красиво))))
Классно пишешь)) Нрав)) Буду ждать ещё прод))

0

276

[.♥КотЭ♥.] написал(а):

Мне показалось, или Дима действительно сильно за Тома переживает??

переживает)) сильно)) очень)) действительно)) но не за Тома))

0

277

если не за Тома, тогда только из-за Демы...
когда же они померятся?? не знаю почему, но мне их обоих жалко((

0

278

принимай нового читателя))
фик безумно понравился)
сцены очень красиво описаны,жду проду)))

0

279

Привет автор) очень нравится твой фанф) можно от души поржать))) кстати, примешь в читатели?

0

280

Тем более немец, тем более истеричка, тем более Билл

я со смеху покатывалась!! http://uploads.ru/i/l/r/M/lrMB0.gif

0

281

Liana написал(а):

Блин... волка жалко и кабана. Ну почему умирают самые невинные?

Ну это закон подлости)) Думаешь лучше было бы убить Диму?)) Я подумаю...

die Sonne написал(а):

принимай нового читателя))

Привет! Принимаю! Очень рада тебе!

B.K. написал(а):

Привет автор) очень нравится твой фанф) можно от души поржать))) кстати, примешь в читатели?

Здравствуй! Конечно приму!))) Глупый вопрос))

Devi Vamp написал(а):

Пусть волк очнется и убежит в лес(((

Так оно и будет!))


По дороге до дома Дима плелся сзади, очень сильно хромая на обе ноги. Несколько раз падал на колени. Шипел, и поднимался снова. И пускай он говорит, что все в порядке, Миша не мог смотреть, как он мучается. Дима упал снова. Миша бросил санки, подошел. Поднял. Отряхнул от снега.
- Может тебе все-таки помочь? – предложил он.
Дима только отмахнулся. И снова упал на колени. Миша не стал ни спрашивать, ни слушать. Просто поднял, перекинул руку через плечо и, прижимая его за талию к себе, повел дальше.
Дима недоверчиво косился на него. Но боль была такая, что не было сил, да и желания, отталкивать друга. Миша опустил голову и всю дорогу смотрел себе под ноги, неловко краснея.
***
- О main got! – воскликнул Билл, как только Миша с Димой пришли домой.
Густав поднял крик, что, судя по всему, слов не разбирал даже Редрик. Да что там Редрик, и Том и Билл поглядывали на него с опаской. Том, к слову, уже не был в обмороке, а просто лежал на диване.
Миша, придерживая Диму, расстегивал его куртку, прислонив самого парня к стене. Дима стоял, запрокинув голову и прикрыв глаза. О чем-то думал. Вокруг него прыгал Миша. Ему было глубоко по фигу на всех. На орущего Густава, обступивших кабана немцев, и стоящего в ступоре Редрика.
- Миш, - шепнул Дима, когда тот, увидев пятно крови на плече, чуть не уронил его. – Иди за дровами, а? А я уж сам…
- Ага! Конечно! Сам он…- протянул Миша, рассматривая окровавленные остатки футболки.
- Обо мне Редрик позаботится. Он же все-таки сын военного. И о военной медицине не понаслышке знает…
- Ну, уж нет…я ЭТОМУ, - Миша нарочито выделил слово, не называя имени клавишника, - тебя не доверю!
Дима вдруг схватил его за воротник здоровой рукой, и притянул к себе.
- Волки. Где один – там и другой. Иди пока время есть! – прошипел Дима и поморщился от боли, хватаясь за плечо.
Миша кивнул Редрику. Тот растерянно подошел и придержал Диму, чтобы тот ни упал.
Бросив клавишнику ненавидящий взгляд, Миша подошел к кучке немцев, теснящихся около санок, вытряхнул оттуда кабана прямо на пол. Немцы вскрикнули, отпрыгивая от трупа. Миша, не обращая на них никакого внимания, вышел за дверь.
***
- Больно? – с тревогой спросил Редрик, проводя смоченной перекисью водорода ватой по раненному плечу. Диму можно было назвать счастливчиком. Он отделался большими синяками, несколькими ранениями от зубов и вывихом. После схватки с волком вручную, такому мог бы позавидовать любой.
Диме было очень больно, но он стоически терпел, сжимая зубы.
Редрик пытался делать все как можно нежнее и осторожней, но получалось с трудом. А еще он чувствовал вину перед Димой. И перед Мишей. Собственно, если бы он не отправил их вместе, вероятно и не произошло бы ничего. А так…
«Ох, Геля, Геля… Как же мне тебя не хватает… Уж ты бы подсказала мне, что надо делать…» - вздохнул Редрик, бинтуя Диму.
И хотя Редрика официально назначали главным, негласным лидером все равно оставалась девушка. Геля, не смотря на свой маленький рост, не очень привлекательную внешность и отсутствие статуса группы, могла сделать с мальчиками все, что ей было надо. Ее слушались беспрекословно. Может быть, сыграли роль близнецы за плечами. Но скорее всего, просто ее человеческие качества. Ведь не смотря ни на что, Геля была тонким психологом.
- Когда придут Георг с Демой? – спросил Билл на немецком. Густав отвлеченно пожал плечами. Том даже не соизволил ответить.
- Скоро должны…- с некоторым беспокойством протянул Редрик.
«А, правда, почему же их еще нет?…»
С самого утра, отпуская Дему с Георгом, у Редрика было не хорошее предчувствие. Когда закрылась за ними дверь Редрик испытал болезненный укол совести. А потом попытался просто забыть, ссылаясь на то, что Дема уже большой мальчик и сам может за себя ответить.
Однако тревога все равно не оставила его в покое.
И тут открылась дверь.
Сначала все подумали, что это Миша что-то забыл. Но в комнату ввалился Георг, таща за собой Дему.
Георг. Красный, уставший. И Дема. Как безжизненная кукла, весящий на его плече.
Повисла тишина. Георг пошатнулся и упал на колени. Дема рухнул на пол, не издав ни звука.
Оба были мокрые и в снегу.
Дима, вырвавшись из рук застывшего от изумления Редрика, кинулся к брату. А все остальные, находящиеся в комнате, оказались рядом с Георгом.
- Что, что случилось? – по-русски орал Редрик. Немцы что-то наперебой спрашивали, лезли к басисту. Но Ред распихал всех, и, взяв Георга за воротник спросил, заглядывая в глаза:
- Was ist los?
Георг долго не мог ничего сказать, глотая воздух, и захлебываясь. Но из его сбивчивого рассказал, Редрику все же удалось восстановить картину событий.
Из-за ссоры близнецов, Дима отказался идти с братом. Дема с Георгом пошли вдвоем. Дема ужасно переживал из-за размолвки, хотя и не был виноват. Всю дорогу он был какой-то печальный. Пытался что-то рассказать Георгу, но тот все равно не понял ни слова. Когда дошли до места, и Георг принялся разматывать удочки, Дема пошел на лед, искать прорубленную до этого лунку. Однако ночью выдался довольно сильный мороз, лунку затянуло льдом и присыпало снегом. Лед был достаточно прочный, чтобы ее не заметить, но слишком слабый, чтобы выдержать вес человека.
Дема провалился под лед. Когда Георг спохватился, было уже поздно. Сильным течением его унесло довольно далеко. Однако немец, к большому удивлению своих друзей, бросился искать Дему. Нашел через двадцать минут и достал из-подо льда.
- Спокойно, спокойно, все будет хорошо, - по-русски успокаивал его Редрик. Заткнуть Георга не удавалось.
Редрик отдал распоряжение Остальным, чтобы раздели Георга и отправили в баню. А то идти мокрым по морозу…мало ли...
Дима положил на колени брата. Дема был бледный и холодный, не подавал никаких признаков жизни. Диму трясло. Он уткнулся лицом в грудь брата и зарыдал. Во весь голос. Ему было сейчас плевать на снова раскрывшуюся рану, и на холод, идущий от Демы, и на то, что он и сам был уже весь мокрый…Ему было плевать на все. Он никогда не простит себе этого. Глупый. Глупый надменный парень! Из-за какой-то ерунды убить самого близкого себе человека.
Диме ни хотелось жить. Ничего не хотелось. Он бы отдал сейчас все, чтобы Дема открыл глаза. Но дыхания не наблюдалось. И пульса тоже.
- Дима, Дима, отойди, дай мне…- начал Редрик, поднимая его за плечи.
- Нет! – рявкнул Дима, и наотмашь ударил Реда по лицу. Голова Редрика мотнулась в сторону.
- Hey, Tom, Gustav! – позвал Ред. Парни нехотя подошли, и, схватив Диму за руки, оттащили в сторону.
- Нет! Пустите! Пустите! Сволочи! Уроды! – орал Дима, захлебываясь слезами, и всячески пытаясь вырваться.
Редрик склонился над телом. К нему подошел Густав. Том крепко держащий Диму, который просто рыдал, бормоча что-то нечленораздельное, мог справиться сейчас и один.
- Hilf mir, - попросил он, снимая с Демы куртку. – И в баню его, к Георгу.

+1

282

О! я первая))  http://uploads.ru/i/8/w/D/8wDpZ.gif 
Блин(( Бедные близнецы...как так Дема умудрился?? У Димки вообще истерика началась((
Эх! надеюсь всё будет хорошо!)

0

283

блин...будем надеяться что с Демой ничего не случиться((
и с Димой тоже)
жду проду))))

0

284

[.?КотЭ?.] написал(а):

Ну это закон подлости)) Думаешь лучше было бы убить Диму?)) Я подумаю...

Нет!!!!!! Только не Диму!!! Вообще никого не надо убивать!
Бедный Дима((( Сначала один близнец, потом другой :'(  пожалуйста, не убивай никого!!!

0

285

Привет-привет, я снова тут))
Блин, бедный Дема... и Дима тоже((
Надеюсь, все останутся живы, а то такой поворот событий...
И я все еще жду, пока все помирятся..)
А так мне нравится, но твой немецкий меня убивает..><

KaShareL написал(а):

О main got!

Oh mein Got, тебе на будущее х)
Жду проду)

0

286


- Знаешь Ред, хоть ты и вел себя последнее время как сволочь, все-таки не могу не признать, ты молодец…- сказал Миша, отхлебывая чай.
Редрик сидел, крепко держа кружку. Смотрел в пол.
- Знаешь, Миш, я и правда вел себя как последняя сволочь. Просто Tokio Hotel…
- Немцы, - закончил за него Миша.
Редрик кивнул.
- Да. Немцы. А я все-таки как не крути тоже…Родные души, понимаешь?
Миша ничего не ответил. Будучи представителем древнего графского рода, родственников каких только национальностей у него не было. Даже сам Миша толком не знает, кем себя считать. Ему не было знакомо то, что испытывал Редрик, глядя на немецкую группу.
Шум воды стих. Георг вышел из бани, уже одетый, вытирая голову полотенцем. За ним шел Густав, что-то активно ему объясняя.
Редрик и Мишка внимательно следили за ними, пока те не ушли в комнату.
- Пойду я Демку доставать, он уже должен разморозиться, - сказал Миша, привставая.
- Не, - остановил его Редрик, - Лучше я пойду. Ты этого лучше знаешь, а то я могу с ним и не справиться, - Редрик кивнул в сторону Димы.
Тот сидел на диване, вцепившись в волосы и что-то тихо бормотал.
Миша покачал головой. Редрик расценил это как одобрение.
Подождав, пока Редрик уйдет, Миша подошел к дивану и сел рядом с Димой.
- Эй, друг, - он потряс Чернова за плечо. Дима поднял голову. Видок у него был, конечно, жуткий. Растрепанные волосы, бледное лицо, на котором вдруг обозначились синяки под глазами, глаза красные…
Дима не хотел разговаривать. Точнее не мог от переполнявших его чувств. Да Шухард и не требовал от него слов. Он провел ладонью по волосам друга, приглаживая их, и притянул его к себе.
Дима уткнулся лицом ему в плечо. Миша приобнял его за плечи.
- Я бы все отдал, чтобы он остался жив…- прошептал Дима.
- Мы все переживаем из-за Демы, - согласился Миша.
Дима поджал губы, пытаясь сдерживать эмоции.
Они долго так сидели и молчали, думая каждый о своем.

- Эй! Помогите мне что ли! – раздался визгливый голос Редрика. Он пытался дотащить Дему до хотя бы стула, но безжизненное тело, как огромная кукла, ни в какую не слушалось. Редрик был, конечно, не слабый, но куда ему, против Демы, который был на голову его выше.
Миша с Димой поспешили на помощь другу…друзьям.
Дема был влажный и теплый. Хотя и очень бледный. Волосы были не просушены, и серая одежда местами намокла. Ну хотя в принципе не удивительно.
- Надо его куда-нибудь положить… - задумчиво протянул Миша. – Куда-нибудь, где тепло, и его никто не потревожит.
- Куда, например, - Дима оперся рукой на печку, и тут же отдернул руку. – Горячо!
Редрик прищурился.
- Подержи, - сказал он, бросая Дему на Мишу, который с трудом удержал его.
Редрик с ловкостью кошки запрыгнул на лавку и, подтянувшись на руках, оглядел печку.
- Она предназначена для этого, - сказал Редрик, спрыгивая на пол.
- Для чего? – спросил Дима.
- На ней спать можно! Она теплая, и до потолка около полутора метров.
- Но там так пыльно! – скривился Дима, вставая на лавку.
- Ну это не проблема, я думаю, - ответил Редрик. – Бери тряпку и вытирай!
- А почему это я?! – возмутился Дима.
- Потому что я пойду, достану оставшиеся матрасы. Она жесткая, и широкая, там минимум 3 штуки надо, а у Демы только один был.
- Так я тоже могу пойти!
- А ты знаешь где они? – прищурился Редрик.
- Нет, - нахмурился Дима.
- Тогда тряпку в зубы, - оскалился клавишник, уходя в сени.
Дима показал ему фак, и посмотрел на Мишу. Тот только пожал плечами.

0

287

Привет! http://uploads.ru/i/J/K/N/JKNka.gif   Похоже я первая)
В этой проде Демка так и не очнулся((( я надеюсь что он будет жить)

0

288

Привет)) Блин Демку жалко, скорей бы он в себя пришел...а то из-за него я начинаю переживать за Диму...

0

289

мда...лишь бы всё обошлось, хотя самое страшное позади, я почему-то уверена , что Дема выживет)))
жду продку))

0

290


POV Avtor

- Знаете, а я все-таки искренне надеюсь, что Дема поправится, - сказал Том, застегивая чемодан.
- Ага, - отозвался Билл, - Чтобы на этот раз уж точно его трахнуть.
- Я тебе сейчас так трахну чем-нибудь по твоей крашенной голове! – крикнул Том, ударяя кулаками о крышку чемодана.
- Ой-ой-ой! Томми взбесился! – Билл картинно замахал руками. – Только не по голове, - притворно визжал Билл.
- Что, боишься, прическу помну? – оскалился Каулитц старший.
Билл прищурился, лихорадочно подбирая слова, и в то же время контролируя себя, чтобы не броситься на брата.
Том прикрыл глаза и небрежно бросил:
- Я так и думал. Баба.
- Сейчас ты получишь, блядь германская! – крикнул Билл, хватая с кровати первое, что попалось под руку. Этим «чем-то» оказалась бритва.
- Эй, Билл, - осторожно начал Густав, который до этого момента молча наблюдал за ссорой братьев. – Может не надо, а?
- Мне этот придурок всю жизнь испортил и продолжает гадить! – глаза Билла налились кровью. Похоже, он вообще ничего сейчас не слышал. Том чуя, что пахнет жареным, отошел на пару шагов.
- Господи, что же выделаете то! – воскликнул Георг. Парни обернулись. – Что же с нами происходит! Мы же были лучшими друзьями! Том, Билл, вы же души друг в друге не чаяли! А теперь?
Близнецы переглянулись.
- Ну, Георг, - начал Том, - Деньги, слава…что ж теперь поделаешь?
- Что теперь поделаешь?! – басист сорвался на визг. – Да вы посмотрите на себя! Грызетесь из-за каждой мелочи! Вы же близнецы! У вас нет никого ближе друг друга! Вы одно целое, понимаете? А ведете себя как враги.
Билл нахмурился.
- Я говорю не только о вас. Я говорю о группе в общем. Где то дружеское, почти что братское отношение? Где та взаимовыручка, поддержка…Мы друг другу как чужие люди.
Все слушали Георга и смотрели в пол.
- Мы деремся из-за минут интервью и числа фанаток. Ругаемся из-за того, кто где стоит на сцене. А про фотосессии я вообще молчу…А эти ребята, - Георг махнул рукой в сторону двери. – Они не такие знаменитые как мы, но ведь они лучше. Их песни более искренние, потому что они сами их пишут. Близнецы Дема и Дима…они неразлучны. В их группе царит такая идиллия, которой нам никогда уже не вернуть. Они как настоящая семья. А мы своим присутствием и поведением, - Георг зыркнул на Тома. Тот поджал губы, понимая намек, - разрушаем эту семью. Однако, вы не заметили, что мы сблизились благодаря им. Я на какой то момент почувствовал вновь тот первый, настоящий Tokio Hotel, и даже Devilish. Борясь за жизнь, борясь против них, мы вновь стали едины. Я так надеялся, что это единство останется навсегда.
Повисла тишина. Георг с надеждой смотрел в лица друзей. Каулитцы молчали. Густав смерил взглядом Георга, в душе которого проснулась надежда.
- Красивые слова, - равнодушно ответил он.
Георг хотел сказать что-то еще, хватая воздух ртом. Но описать свои чувства, его словарного ему явно не хватило. Георг вышел из комнаты, громко хлопнув дверью.
- Знаете, а ведь он прав, - вдруг сказал Том, и посмотрел на Билла. Тот кивнул.
- Том, прости меня, - неожиданно сказал Билл. – Я вел себя как дурак.
- Да ладно уж, с кем ни бывает, - махнул рукой Том. – Я б на твоем месте тоже бы съязвил.
- Нет, Том, я не только за этот случай прошу прощения. Я прошу прощения за все те годы, как мы стали знаменитыми. Я был такой пафосной сучкой.
- Это точно, - прыснул Том, но поймав растерянный взгляд брата поспешил заткнуться.
- Тогда и ты меня прости? – предложил он. Билл улыбнулся. Не так, во все 32, как привык он за последние несколько лет, а наивно, совсем по-детски. Билл протянул к Тому руки. Неумело и неуверенно. Том замялся, но все же сделал шаг к брату. Билл обнял его за шею. Том притянул его к себе за талию.
С каждым мгновением объятия братьев становились все крепче и искреннее. Густав наблюдал со стороны. Улыбался.
Том отпустил Билла, и протянул руку к Густаву. Тот удивленно посмотрел на него.
- Иди к нам, - мирно позвал Том. Густав усмехнулся.
- Вы что, совсем дибилы, да? После красноречивых слов Листинга, думаете, что все будет так же хорошо как раньше? Смешные вы, ей богу, - Густав встал и прошел по комнате к двери. – Стоите тут как два педика посреди комнаты и обнимаетесь. Молодцы! Ничего не скажешь! Ну давайте, голубейте дальше. Только не забывайте, что вы соперники. За гонорар и фанатов все равно придется бороться.
Густав вышел за дверь. Билл оттолкнул Тома и поспешил отойти от него на приличное расстояние.
- Он прав, - вздохнул Том, хмуро посмотрев на брата, как на мусор. – Мы соперники. В шоу бизнесе нет места семье и любви.

0

291

Блин..ну что за херн...ля-ля-ля....ведь они только помирились друг с другом....
честно, не ожидала от Густава ТАКОГО!! от кого угодно, но не от Густава((
я что то не догоняю...но почему Билл оттолкнул Тома...у них ведь вроде примирительное объятие было...БЫЛО(((
Даже не знаю...по началу меня обрадовала прода, а потом огорчила, ну буду ждать проку ещё может позже разберусь в своих эмоциях))

0

292

Оо...что-то я рано радовалась))какая улыбка у меня была, когда я читала про их объятия, но она тут же сошла на нет, после слов Густа((
Будем надеяться, что у них всё наладится))а то я уже начинаю волноваться))
жду продку)

0

293

Что значит нет места?? Любви есть место всегда!
Густав блин испортил все((
В общем, конец проды меня очень огорчил, я так надеялась, что они помирятся уже, а тут...
Жду дальше

0

294

Густав козел!!! Такой момент испортил...((( Не хочу быть писсимисткой, но мне кажется, что они это и без Густава бы поняли...

0

295

POV Dima

Холодная тихая ночь опустилась на деревеньку. Миша прошел по комнатам, выключая свет. Только тлеющие угли в печи оставались единственным ориентиром во тьме. Не смотря на то, что только с утра мы откопали окна, лунных свет не просачивался в них. Видно, опять замело.
За твердым стеклом выл ветер. Метель. А ведь завтра снова идти в лес, или на речку, или, куда там еще послать могут…
Уже давно все пожелали друг другу спокойной ночи. Шорохи и возня постепенно сменились тихим размеренным дыханием. Только Георг, обычно тихий, на удивление долго ворочался на своей импровизированной кровати. Видно что-то его тревожило. Но что? Хотя у немцев свои там дела, даже при большом желании я все равно не смог бы понять его, а уж тем более помочь.
Но вот уже и Георг заснул. А я все никак. Сон ни в какую не шел ко мне. Перед газами постоянно стоял образ брата. Даже в то короткое время когда мне все же удавалось задремать, я видел Дему. Он улыбался, а потом была яркая вспышка. И я видел его бледным и безжизненным в гробу. Потом чернота и ночное кладбище. И он стоит ко мне спиной, призрак. Оборачивается, и снова улыбается мне. А потом растворяется в тумане. И я в ужасе просыпался.
Нет, так нельзя! Я не могу больше!
Я сел. Кровать подомной протяжно скрипнула. Никто этого не услышал. Я свесил одну ногу на пол, пошарил в поисках тапка. Не нашел. Однако ж холодно…
В голове мелькнула мысль забыть об этой всей ерунде, залезть обратно и спать дальше. Блин, а сна ведь ни в одном глазу.
Ладно уж, фиг с этими тапками. Душевное спокойствие дороже.
Я встал на холодный пол. Однако видно на улице сильно похолодало. Я подошел к спящему Мише, отодвинул занавеску на окне. Термометр показывал -35. Все понятно…
Я поправил занавеску, взгляд упал на Мишу. Во сне он кажется таким милым…А ведь я ему жизнью обязан.
В это время за спиной что-то зашуршало. Я обернулся. Нет, ничего, всего лишь Редрик ворочается во сне.
Я подошел к нему и наклонился к его лицу. Оно выглядело встревоженным. Видно снится что-то не очень хорошее. Ласково коснувшись его волос, я тихо прошептал: «пускай уйдет все плохое». Редрик несколько расслабился. Неужели помогло? Ред что-то прошептал одними губами. Сложно было разобрать, что он сказал.
Тихо выйдя за дверь, я не увидел ничего, кроме тлеющих в печи угольков.
Вытянув вперед руку, я наощупь направился к ним. Хотя зачем? Тут все равно кроме лавки перед печкой нет ничего. Задел что-то коленьями. Оказывается, налетел на лавку, с грохотом рухнул на пол, уронив ее на себя.
- Вашу мать! - крикнул я, и тут же зажал рот рукой. Немцы на диване завозились, что-то бурча. Я разобрал несколько слов, правда, не понял их значения, но можно предположить, что слова матерного характера. Том что-то буркнул в ответ, Билл злобно зашипел. Но вскоре оба притихли, с дивана послышался равномерный храп.
Кое-как выбравшись из под лавки, я стал искать край печки. Так, стена, стена…Рука коснулась чего-то холодного, но мягкого. Я вздрогнул, но руки не убрал. Похоже на кожу…Да это же локоть Демы! Ура! Нашел! Так, а где же все-таки лавка…
Найдя лавку и не без труда поставив ее к печке, я стал на нее и почувствовал, как земля уходит из под ног.
Хорошо, что я вовремя успел подтянуться на руках, как как лавка снова грохнулась на пол.
И я услышал несколько хорошо знакомых мне общепринятых всеми народами ругательных слов от Билл. Послышался звонкий удар, визг Каулитца младшего, опять несколько непонятных слов. Немцы снова затихли.
Я залез на печку, растянулся на Деме, пытаясь через него перелезть. Что ж они его так близко к краю положили то? А вдруг упадет?
Удивительно, но на печке почему-то царил лишь полумрак. Я отчетливо видел Дему, матрасы, стены.
Дема лежал на спине, руки его был сложены на груди на манер фараона. Вот заразы! И тут поржать решили…
Я взял брата за руки, положил их параллельно телу. Такие холодные…но все такие же нежные.
Я положил голову на грудь брату, прислушался. Тихие ровные удары слабого сердца. Он жив…значит мои сны просто сны.   
Неожиданно я почувствовал такую боль внутри. Слез не было, хотя глаза ужасно чесались.
- Братик…- прошептал я, касаясь пальцами мертвенно-бледного лица. – Прости меня, братик…Я вел себя как последняя сволочь. Если бы ни я…ничего бы этого не было! Просто…когда я увидел тебя тогда с Томом, я почувствовал такой сильный прилив ненависти, что просто потерял рассудок и…А потом не знал как к тебе подойти, чтобы извиниться…Я…очень сожалею, Дем…Прости, если сможешь…Я бы все отдал, лишь бы ты снова ожил, открыл глаза…
Я прикрыл глаза и посмотрел на брата из под опущенных ресниц. Дема все так же лежал.
- Тварь! – рявкнул я, отвешивая ему звонкую пощечину. – Как ты мог! Оставить меня тут одного в этом мире!
Я аж сам себя испугался, и поспешно прижал руку к груди. С ужасом посмотрел на Дему, на щеке которого проступил розовый след от моей руки.
- Дем…я…
Помните, что я раньше говорил вам про бесчувственную сволочь? Забудьте. То, чем я почувствовал себя сейчас, просто не поддавалось описанию.
Я лег рядом с братом, обнимая его руку.
- А я сегодня кабана убил, представляешь. Сам! А еще с волком дрался. Руками! Это было так страшно…он меня как за плечо хвать! Но я не растерялся! И Миша тоже. У меня рана даже не плече. Так, царапина, но болит…
Я вздохнул.
- Дем, нам тебя очень не хватает. Всем нам. И мне тем более…Мне плохо без тебя, братик…А ты лежишь тут и даже не догадываешься о моих чувствах. А я…Я все-таки такая дрянь…я не достоин такого брата как ты…
Я закрыл глаза, зарываясь лицом в мягкие, небрежно разбросанные волосы, вдыхая сладкий запах его шампуня.

+2

296

Дима наконец-то раскаялся))несмотря на то, что Дема без сознания, он всё понимает)))
но вот ударил его Дима зря))
мне очень понравилось продолжение))
жду проду*__*

0

297

Привет) Наконец-то я дождался проды х))
Блин, жалко Диму...((
Я знала, что ему без Демы плохо будет...
Но Дема же очнется, правда?*_*
Жду дальше) 
Очень хочется узнать, что там у Тома с Биллом)

0

298

В ту ночь я так и заснул в обнимку с Демой. А утром меня разбудили Редрик и Мишка. Пришлось все утро выслушивать их дибильные подколы. Но вскоре они успокоились, так как перед нами встал новый, не маловажный вопрос. А началось все так…

Редрик в который раз доказывал нам с Мишкой, что можно одним пакетиком заварить 16 кружек чая. А Мишка в свою очередь возмущался, почему это распространяется только на нас. Я бы наверное тоже возмутился, но мысли мои сейчас были заняты исключительно Демой.
Собственно из обычного размеренного состояния меня вывел дикий крик в исполнении…нет, не Билла, Георга! Споры тут же прекратились, и оба друга бросились на крик. Редрик - чтобы помочь. Миша - чтобы поржать.
Крик доносился из сеней. Я неторопливо встал и пошел туда. Моему взору предстала интересная картина.
Редрик успокаивал бледного как мел Георга, Миша гармонично ржал из дверного проема, а на полу лежал наш вчерашний кабан.
Собственно, ничего удивительного в том, что Георг испугался, не было. Ведь он вчера пришел последний, и о наших приключениях ничего не знал.

Описывать дальнейшее у меня просто не хватает духу. Как прибежали остальные, как наперебой рассказывали Георгу, как он хотел придушить меня, потом Мишу, потом Редрика… Представьте себе такую картину.
В темном-темном лесу, в забытой-забытой богом русской-русской деревне, в старом-старом домике стоят гламурные-гламурные немцы и веселые-веселые русские вокруг мертвого-мертвого кабана.
- Ну? И что будем с ним делать? – спросил Редрик по-русски, и тут же по-немецки.
- Не знаю, - пожал плечами Миша, и подмигнул мне, - Наше дело принести.
- Для начала надо его ободрать? – предложил я. Билл наклонился к Густаву, и что-то у того спросил.
- Расчленять! – весело воскликнул Билл по-русски.
Мишу передернуло. Мне тоже стало как-то не по себе. И мы вопросительно посмотрели на Редрика.
- А что, это мысль! – согласился он. Меня передернуло.
- Ты этим будешь заниматься! – быстро предупредил я, ловя на себе оценивающий взгляд.
- Давайте это сделает тот, кто это умеет? – предложил Миша. Редрик кивнул.
- Походу на вас рассчитывать нельзя? – спросил он нас. Мы широко улыбнулся и отрицательно помотали головами. Тогда он обратился к немцам.
Вы бы видели выражения их лиц…
- Ну вы и сволочи же, пацаны…- сказал Редрик, тяжело вздыхая. Однако переводить на немецкий не стал.
- А может, обратимся к местным за помощью? – предложил я.
- Точно! – оживился Миша. – Они тут все дикие, точно должны уметь это делать!
- Отлично! Здрасти, а вы случайно не можете нам кабана расчленить? – издевательски сказал Редрик.
- И ободрать! – добавил я. Мишка засмеялся. Ред прищурился.
- Нет, ну конечно как вариант…А кто этим заниматься то будет? Ну вы сами подумайте! Это же надо иметь обаяние, приятную внешность, умение общаться с людьми…Что вы на меня так смотрите?!
***
- Ред, ну не переживай…- ласково говорил Миша, прикладывая лед к глазу Редрика. - Мы у Билла одолжим тоналку...
- Иди ты! – прошипел Ред.
- Не, ну действительно! – согласился я. - Шрамы украшают мужчину…упс, извини Редрик.
- Пацаны, вы козлы.
- Мы? – я подмигнул Мише. – Тогда уж кабаны.
- Я вас ненавижу! – Редрик вскочил со стула, уронив его. – Я вас всех ненавижу! – крикнул он на всю комнату. – А вы чего смотрите?! – рявкнул он на пребывающих в недоумении Тома и Георга, - Я вас тоже ненавижу! И вас, и вас!
Густав с Биллом удивленно переглянулись. Билл покрутил пальцем у виска, за что в него полетело полотенце.
- И вообще вы тут все ленивая бесполезная мебель! Деревья! Дубы! А ты вообще пень! – срываясь на визг, Редрик ударил Густава по протянутой руке.
- Ишь как разошелся, - шепнул мне Миха.
- Угу…довели, - согласился я, уворачиваясь от стула.
- И откуда в нем столько силы? – удивленно протянул Мишка, устраиваясь рядом со мной на полу. – Вроде такой маленький, хиленький…
- Сам такой! – визжал клавишник, поднимая уже третий по счету стул. – И вообще все вы тут…
Редрик не успел договорить, так как в этот момент в зал вошла женщина.
С длинными лохматыми волосами как у сценического образа Билла, только каштанового цвета. Не высокая, полная, в шубе.  Лет эдак под 50. Очень приятной наружности.
- Здрасти мальчики, - мягко сказала она. – Это вам значит, тут с кабаном помощь нужна?
Мы растерянно переглянулись. Даже Редрик растерялся.
- Да, это нам, - кивнул я, поднимаясь с пола. Женщина улыбнулась, демонстрируя острые зубы. Закатала рукава.
- Я Тамара Васильевна. Ну, тащите зверушку.

+1

299

приветик))) блин...две проды пропустила((
Я так рада что Димка простил Дему, и хоть тот и не слышал, но все же извинился))
хаха)) Редик истеричка))  О_О Что за странная особа, эта Тамара Васильевна?? Откуда она вообще??
Прости что редко захожу, но я ещё помню про твой фанф и жду продки))))

0

300

густав пиписька.... http://s8.rimg.info/42e1a8deb81188c73bd6e2a4e74d32eb.gif

0


Вы здесь » Фанфики о Tokio Hotel » Слеш » Kaпец, и немцы в сарае(Slash, POV, Humor, G, midi)


Создать форум. Создать магазин